Маленькие шлюшки

Кто-нибудь дайте полотенце! Папа! — кричала Ксюша из ванной.

«Опять мелкая развратница его не взяла, специально так делает, чтобы возбудить меня!» — подумал папа, внося в ванную полотенце и не смог сдержать всхлипа при виде своей маленькой голенькой дочурки.

Его мысли жадно метались от манящей маленькой киски дочки к ее еще совсем маленьким сосочкам, которые еще только начали выпирать, но уже безумно волновали их одинокого отца. Ксюша росла очень красивой девочкой, и отец часто украдкой любовался ею, худощавая еще нескладная фигура, впрочем, талия и бедра у нее были не по годам, а уж об аппетитной попке и говорить нечего. Зеленоглазая девчонка с вечно торчащими хвостиками рыжих непослушных волос и слегка писклявым еще детским голоском была совсем невысокого роста.

Пап ты дал мелкой полотенце? — раздался из комнаты голос Саши, брата Ксюши.

Да сын! — рявкнул Иван не понимая, почему так злится на детей, ведь ничего плохого они еще не вытворили, и зашел в комнату к сыну, тот по обыкновению зависал за компьютером и не думая делать уроки.

Саша был чуть постарше сестры, хотя ростом они были одинаковы, он еще не начал расти до небес как все мальчишки и отращивал свои рыжие волосы, по какой-то там юношеской моде. Отец обошел его и всмотрелся и неожиданно для себя отметил, что его сын очень даже ничего с распущенными волосами и задумался, как бы тот выглядел если его нарядить, скажем, в платье Ксюши.

«Очень интересная мысль!» — подумал он и почувствовал, что его посетило новое возбуждение взамен тому, что ощутил в ванной пялясь на дочь, с трудом сдерживая порыв заняться онанизмом на сына, он накричал на него выпуская пар и вынуждая заниматься уроками.

«Долгое отсутствие секса ни к чему хорошему не приводит» — решил он про себя — «Надо бы выпустить пар!».

Вечером он сходил в магазин, купил там пару бутылок пива и бутылку водки, намереваясь в их компании посмотреть порнушку по телевизору и снять напряжение. Дети как обычно видя что отец собирается выпивать попрятались по комнатам стараясь не отсвечивать, иначе можно было ненароком нарваться на крепкое словцо или того хлеще отцовский кулак.

Видимо отец не рассчитал с количеством выпитого в один присест и в рекордные сроки напился, так что не мог даже сосредоточится на том, что показывает телевизор, а о том, чтобы расслабиться то он просто не мог в принципе собрать свои мысли и руки в одно направление.

Проснулся он утром с жутким похмельем и не менее большим стояком и с трудом отправился до ванной, чтобы умыться и прийти в себя, но по пути его внимание привлекли звуки из комнаты сына, в мозгу услужливо вспыхнула мысль, что дети по определению должны быть оба на занятиях. Быстро сделав все дела в ванной, отец вышел и направился в комнату дочери, как он и предполагал, ее дома не было, а вот непослушный сын как раз обнаружился в своей комнате опять за игрой в компьютер.

Стараясь быть как можно неслышнее, Ваня вернулся в комнату дочери и зарылся с головой в ее шкаф в поисках подходящей одежды для наказания сына, а в том, как он его будет наказывать, он уже не сомневался. Наконец из шкафа был извлечен летний сарафан Ксюши, он ему всегда нравился, красный в белый горошек и трусики дочери, совсем незаурядные беленькие и лифчик тоже белый, она только начинала носить белье в полной мере.

Довольно кивнув самому себе, отец на цыпочках побрел в комнату жертвы, на удивление даже похмельная голова его совсем не тревожила, похоть, вожделение и ожидание удовольствия компенсировали любые неудобства.

Впрочем, оказавшись у двери, он перестал вести себя тихо и с пинка распахнул ее, ввалившись в комнату уже напуганного Саши.

Сколько раз я тебе говорил, что ты не должен прогуливать школу?! — взревел отец.

Я: пап я: думал, ты спишь! — просипел сын, отскакивая в угол комнаты на кровать и сворачиваясь там клубочком в ожидании тумаков и порки.

Ну, уж нет сыночек, так просто ты не отделаешься, за большие проступки надо платить! Вот надевай и распусти волосы!

Он кинул в сына одеждой сестры и встал в ожидании, наблюдая как Саша, трясущимися руками рассматривает брошенную одежду и не верит своим глазам.

Но это, же Ксюхины шмотки?!

Именно! Сегодня ты станешь моей первой шлюшкой, и я у тебя тоже буду первым! А ну быстро переоделся и на колени передо мной встал!

С ужасом в глазах сын впопыхах скинул с себя футболку, шорты и трусы и начал неумело натягивать трусики и лифчик, трясущимися руками не попадая в петли застежки последнего.

Ну-ка дай я застегну — подошел Иван и, развернув к себе жертву, в один момент застегнул крючки, затем он взял сарафан и натянул на трясущегося сына.

Вот так-то лучше! Слазь с кровати и на пол вставай!

Даже не представляя, что хочет отец, Саша встал посреди комнаты на колени и стал ждать, когда тот подойдет. Ваня спустил штаны и трусы, оголяя перед лицом сына стоявший колом член.

А теперь ты будешь его сосать поняла шлюха?! Взяла в руки, засунула в свой прелестный ротик головку и начала сосать, заглатывая все глубже и глубже, и не вздумай меня укусить, живого места от ремня не оставлю! Уяснила?

Да папа — прошептал сын, беря в руки член и облизывая головку.

О-о-о!!! Как же приятно, у тебя такие нежные пальчики, давай же детка отполируй мой ствол своим чудесным язычком!

Поначалу Саше было омерзительно то, что заставлял делать его отец, но головка его члена оказалась приятной на ощупь и безвкусной, он даже поймал себя на мысли что это очень увлекательное занятие сосать член. Но тут, же передумал, когда струя спермы с силой ударила ему прямо в глотку, а папа грубо вжал его голову, засунув член до основания и лишая его воздуха.

Глотай хуесоска! Глотай все до последней капли, я заставлю тебя полюбить этот член и просить его еще и еще!

Он отпустил упирающегося сына и направился к его кровати, влез на нее и, встав на колени, поманил к себе свою жертву.

Проглотила?

Да.

Умничка! Иди к папочке, я хочу, чтобы ты еще доставила удовольствие моему члену!

Папа, пожалуйста, прошу, хватит! — взмолился Саша, остановившись у края кровати.

О нет, милая все только начинается! Этот урок ты усвоишь навсегда, но теперь у тебя будут и другие обязанности по дому!

Он за волосы схватил сына, повалил на кровать, заставив встать на четвереньки, задрал платье, спустил трусики и начал водить руками по попке.

М-м-м!! Аппетитная у тебя задница!! Прямо не терпится поскорее попробовать ее на своем стволе!

Что? — заверещал Саша и принялся вырываться.

А ну перестань! Иначе тебе же больнее будет, было бы расточительно разрывать такую вкусную попку с одного раза!

Сын застыл, из его глаз потекли слезы.

Ну ладно тебе не надо плакать, уверен тебе понравиться милая моя шлюшка! Я буду нежен и твой первый раз запомниться тебе только хорошим!

Иван достал тюбик заранее припасенной смазки, которую использовал сам, чтоб не натирать себя, когда снимал напряжение.

Сейчас я смажу твое маленькое розовое очко!

Саша почувствовал холодную смазку на попке, потом вскрикнул от неожиданного проникновения в нее отцовского пальца.

Тише сладенькая, не виляй так попкой, мы же не хотим сделать еще больнее, не так ли?

За первым пальчиком последовал второй, вызывая новый вскрик сына, но отец уже не обращал на них внимание, полностью сосредоточившись на расширении попки и желая поскорее войти в нее изнывающим от ожидания членом. Наконец в попке жертвы помещались уже три пальца, и Ваня решил, что пора бы заменить их на более подходящий орган.

Смазав растянутую дырочку еще раз, он обильно смазал свой член, приставил головку к ней и не мешкая больше начал входить в сына испытывая ни с чем не сравнимое удовольствие от того как попка несчастного туго обтягивает член с трудом впуская его в себя, а крики боли Саши только добавляли наслаждения от процесса.

Тише моя милая, я уже почти, потерпи, а потом обещаю тебе будет очень хорошо от того что я буду очень часто трахать твою попку!

Нет, пожалуйста, не надо! — кричал Саша, испытывая только сильную боль, разрывающую его внутренности.

Давай покричи сильнее, меня это возбуждает еще больше! — прорычал отец, начиная медленно двигаться в попке сына и жмурясь от удовольствия.

Дырочка жертвы настолько сильно сжимала член, что не прошло и пары минут, как он кончил, обильно заливая горячую сперму в истерзанную попку сына.

Ох, как чудесно! Думаю, еще на один раз меня хватит, я даже выходить не буду, какая у тебя попка, интересно, а у твоей сестренки она такая же узкая?

Саша взвыл, мечтая о моменте, когда все закончится, но в тоже время, член отца, двигаясь в нем, задевал точку, от которой его тело буквально взрывалось миллиардами чувств и хотелось подольше почувствовать это новое ощущение лишь отчасти заглушавшее боль.

Наверное, прошла вечность, прежде чем член отца извергся в него в очередной раз и тот неспешно вышел из попки, довольно, поглаживая свою новую игрушку, затем он вытер испачканный ствол об ягодицу сына и ушел, бросив напоследок:

Приготовь свою волшебную попку к следующему разу сам! Хочу, чтобы она была девственно чиста!

Саша без сил повалился на кровать, свернувшись клубочком, и зарыдал, безуспешно пытаясь остановить вытекающую из попки сперму. Он был раздавлен и унижен, но самое страшное, как и говорил отец, его посещали, и мысли о том, что он непрочь еще раз повторить, потому, как хотелось испытать те невероятные ощущения снова.

Вечером вернулась Ксюша, к ее приходу брат уже застирал и просушил одежду, в которой его трахали и вовремя убрал в шкаф сестры, чтобы та ничего не заподозрила. Ему было очень больно ходить, но он всем видом показывал, что ничего не случилось, правда, от ужина он отказался, не решаясь даже на минутку покинуть свою комнату, он усердно учил уроки, намереваясь с утра уйти как можно раньше на учебу.

И в этом отец был прав, такой урок он не забудет никогда и учеба теперь станет для него не наказанием как прежде, а больше отдушиной, ей он собирался прикрываться и отлынивать от своих новых домашних обязанностей.

Прошла неделя с того дня, Саша мог уже нормально ходить, ходя попа еще саднила и напоминала о себе, уровень его учебы заметно повысился, также как и посещаемость школы, он даже записался на дополнительные подготовительные занятия. Отец хвалил его и подмигивал, намекая на то, что его наказание не прошло даром, а еще он недвусмысленно показывал сыну на свой возбужденный член, но Саше удавалось увиливать, ссылаясь на занятия и походы в магазин с сестрой.

Как в один из дней случилось то, чего он боялся, он проспал школу и, все еще видя один из многочисленных снов, он услышал в ухе шепот знакомого до боли голоса.

Просыпайся моя спящая красавица!

Вмиг он подскочил как ужаленный, уже понимая, что попал на очередное наказание, которое отец ждал с нетерпением.

А я все жду, когда же мы, наконец, останемся одни моя сладенькая! Одевайся и в ванную, я буду ждать тебя в своей комнате! — он кинул ему в лицо очередной ворох одежды и ушел.

Саша обреченно сел на кровать, рассматривая вещи, на этот раз наряд был куда развратнее предыдущего, в нем присутствовали розовые с черными вставками кружевные трусики и комплектом бюстгальтер, черный же пояс для чулок и собственно сами чулки в мелкую сеточку с замысловатым рисунком. А поверх всего этого надевалась прозрачная черная комбинация, Саша понятия не имел, как это все одевать, разве что за исключением трусиков, ну может быть еще чулок и комбинации.

Чего ты так долго! — раздался зычный голос отца — Давай в ванную и со шмотками ко мне, если одеться сам не сможешь!