Лимузин всему виной

Даже не знаю С чего начать эту пикантную историю. Она настолько запутанная и личная, что я даже не могу рассказать ее своему близкому другу”.

С этих слов началось мое случайное знакомство с молодым человеком по имени Иван. Небольшой транзитный аэропорт, захудалое кафе, практически заполненное пассажирами двух рейсов.

-Простите, у вас не занято,- приятный мужской голос заставил оторвать взгляд от чашки с противным кофе.

-Присаживайтесь, я уже почти насладился своим завтраком,- я взглянул на часы, которые с, присущей им швейцарской точностью, сообщали, что куковать здесь еще не менее трех часов.

-Иван,

-Роман,- я пожал протянутую руку

-Вы не против,- собеседник выудил из сумки с ноутбуком бутылку коньяка, — по пять капель за знакомство,- щедро плеснув янтарную жидкость в чашки.

Мы выпили, закусили бутербродом. Иван всем своим видом показывал какое-то смущение, может неуверенность. Я все списал на то, что ему, видимо, стало неловко от того, что он со своим коньяком боялся создать впечатление алкоголика, но мне, если честно, было наплевать.

-Вы только не подумайте, что я любитель,- Иван слегка покачал бутылку, — это я в магазине, недалеко здесь, купил, для храбрости, так сказать.

-На грабителя вы как-то не смахиваете,- моя вялая улыбка, похоже, добавила ему уверенности.

-Нет, что вы, я не грабить вас пришел, а поговорить. Говорят, что лучший собеседник — случайный попутчик, поэтому сижу здесь с самого утра и жду самолет, чтобы кому-нибудь все рассказать, а вечером в поезд и подальше отсюда,- взгляд Ивана совсем потух.

-Давайте поступим так,- я достал блокнот, — вы рассказываете, я записываю основные тезисы, пишу рассказ и опубликовываю его на этом сайте — лист с адресом лег на стол перед парнем

-А вам это зачем?- судя по тону, Иван успел передумать

-Тоже выговориться. Или вы думаете, что легко воспринимать чужие личные трагедии, пропускать их через себя? А вы все равно не найдете здесь,- я окинул взглядом сидящих в кафе,- более благодарного слушателя. Дело за вами, но учтите, осталось всего два с половиной часа до моего отлета,- мой взгляд требовал сиюсекундного решения.

-Думаю, вы правы,- парень вздохнул полной грудью и на выдохе начал свой рассказ.

Я с самого детства отличался от своих сверстников, был, каким-то другим что ли, мне было не интересны дворовые игры, если они не несли в себе полезной информации. Мне нравились прятки, казаки-разбойники, но, очень скоро, меня перестали приглашать принять в них участие, виной всему моя логика, я прятался в таких местах, где меня не могли найти, сначала меня искали, потом забывали обо мне и переключались на другое занятие. Только темнота заставляла меня покинуть укрытие и пойти домой.

Я однозначно был лучше всех, но моя самооценка всегда держалась на низком уровне благодаря двум старшим сестрам, которые постоянно глумились надо мной. Это стало причиной моих неудач с женским полом в старших классах школы, где и началась моя история.

К старшим классам я пришел, имея за спиной опыт общения с миром посредством книг, иногда участвовал в межшкольных олимпиадах. Возвращаясь домой после очередной такой баталии, я познакомился, а вернее со мной познакомилась, обалденная девушка, Марина, начинающая фотомодель, это с ее слов, которой для портфолио нужны фото с парнем, а моя внешность и рост очень подходят для этой цели. Я спал, но это был не сон. Мы действительно ходили в студию, позировали, впервые ко мне прижималась девушка с голой грудью, торчащие соски которой буквально прожигали мое тело, заставляя трещать мои джинсы, а трусы, однозначно, нужно закидывать в стирку немедленно.

Марине же было плевать на меня, я был для нее реквизитом, отлично ее дополнявшим на вечеринках, куда она меня водила похвастаться перед подругами, представляя меня моделью. Я все терпел только из-за фотосесий, там можно было безнаказанно лапать Марину за голую грудь, за попу, за заветную щелку, едва скрытую кусочком тонкого кружева. Очень скоро стало понятно, что это любовь. Печально, потому что за пределами студии любовь а глазах девушки исчезала. Так продолжалось полгода, потом она внезапно исчезла, а я, помучавшись, стал встречаться с девушкой, которая и лишила меня девственности. Не буду рассказывать подробности наших отношений, потому что они были как у всех.

Институт встретил меня конкурсом четыре человека на место, поэтому пришлось сильно попотеть ради поступления хотя бы. Но это того стоило, меня учили заниматься любимым делом корифеи! Да еще и девушек красивых было очень много в стенах ВУЗа. Кайф одним словом. Вполне естественно, что, в скором времени, у меня появился свой круг общения, в котором были и парни, и девушки. Состав менялся достаточно часто, в основном это касалось девчонок, которые уходили, расставшись с кем-то из нас, или, наоборот, приходили по противоположной причине.

Там я и познакомился со своей будущей женой, Ликой, в нашу компанию ее привел мой друг Кирилл. Они расстались из-за меня, это официальная версия, на самом деле она сама на меня залезла. Вечеринка была в самом разгаре, когда Анжелика пригласила меня на танец, не смотря на протесты моей, уже прилично пьяной девушки, а потом позвала на балкон, покурить и остыть. От ее минета я не смог отказаться, не успел. Дальше был подъезд ее дома, и секс, быстрый, без слов, мне нужно было вернуться обратно. Друг простил, а подруга ушла куда-то из нашей компании. Так мы и общались, пока я не женился на Лике.

Свадьба была в лучших традициях современного общества. Лимузин, салют, кафе, тамада, брачная ночь, свадебное путешествие и медовый месяц, по окончании которого я узнал, что буду папой. Осознание пришло только тогда, когда в руках оказался маленький сверток, в котором прятался продолжатель рода, СЫН! После трехдневного запоя даже руки не тряслись, понимая всю ответственность.

После института я работал в транспортной компании логистом, вечерами, иногда, таксовал, на бензин, так сказать. Лика работала на заводе, в отделе сбыта. Наша старая компания развалилась практически сразу после окончания института, появились новые знакомые, коллеги. Общих друзей у нас с женой не было, так знакомые.

В пятницу вечером решили пропустить по стаканчику после тяжелой недели. Как это обычно бывает, разговор пошел о бизнесе, о будущем бизнесе, в который меня приглашал друг, создание своего такси, типа связи в транспорте есть, найдем трех-четырех водил, ценник поменьше, диспетчера говорливого и попрет. Короче послал я пьяного дурака, а через пять лет его такси было самое популярное в городе.

Сын оканчивал начальную школу, отличник. Все хорошо, жизнь удалась.

Вечером звонок. На другом конце друг-таксист, просит выручить, заказали у него лимузин на всю ночь, а водила забухал, а категории ни у кого свободного нет, и сам не может. Как всегда любые деньги, по гроб обязан и все в таком духе. В принципе я был свободен, жена с подругами, ребенок у бабушки, но плэйофф кубка Гагарина… Эх, ладно, по радио послушаю, а с этих денег жене чего-нибудь куплю, порадую.

Через пять минут меня мчало такси в гараж. Моему взору предстал красавец, просто круизный лайнер сухопутный, Hammer H2. Я охренел от черно-белого кожаного салона с угловым диванищем, баром, стереосистемой, монитором. Мысленно я уже смотрел здесь хоккей, тем более что мне нужно забрать пассажиров из одного клуба, увезти в другой, а потом по домам, в перерывах могу хоть на голове стоять, но чтоб ни одной царапины. У водителя все было немного проще, но Hammer чувствовался во всем. Мне очень понравилась перегородка, отделяющая салон, прозрачная с моей стороны, в мои обязанности, как оказалось, входило следить за пассажирами, чтобы они ничего не испортили по пьяному делу.

Получив последние инструкции, я полетел за клиентами, со скоростью 50 км/ч, больше нельзя. Вот и погонял. Из клуба выпорхнула стайка девчонок, залетели внутрь и попросили трогать, я даже растерялся от такого предложения, выбирая с какой начать. Потом понял, что я у них как извозчик, поэтому и обращение такое. Жаль, рыженькую можно было бы и не только потрогать. Стайка что-то отмечала, но я так и не понял, потому что был очень увлечен радиотрансляцией матча. У очередного клуба салон опустел. Мне определенно было непонятно, что им в одном клубе не сидится или не танцуется, ответ обозначился в виде трех мужиков, которые сопровождали моих пассажирок после очередного клуба.

Перед тем, как поднять перегородку, меня попросили провести паручасовую экскурсию по ночному городу, задерживаясь в наиболее живописных местах. Первой остановкой стал памятник Ленину, здесь я решил перекурить и слегка размяться. Мой член задымился, когда мой взгляд скользнул в салон, рыженькая, с голыми сиськами, смачно отсасывала у мужика, а в это же время ее, сзади, трахал другой, сидящий напротив, она напоминала тушку на вертеле. Третий мужик трахал блондинку. Я, неспеша, поехал, все чаще поглядывая в салон.

Ко второй остановке диспозиция поменялась, рыжая отдыхала в сторонке, ее место заняла девочка с потрясной фигуркой, миниатюрненькая такая, чем-то похожая на мою Лику, только моложе, жаль лица не видно.

Поехали дальше, третья остановка. Этого не может быть, рядом с рыжей лежала моя жена, сомнений быть не могло. Я вышел на воздух, третья сигарета обожгла пальцы, первым желанием было опустить перегородку и поздравить шлюху с разводом, потом захотелось поехать к реке и утопить машину вместе с пассажирами, потом появилось любопытство, чем все это закончится. Лика отсосала все троим, а потом вышла с мужиком возле какого-то дома, пошла продолжать.

Я развез два трио по адресам, поставил машину. Залез в салон, взял бутылку коньяка в баре и сделал большой глоток прямо из горла. Дежурная машина привезла меня домой. Сна не было, опьянения тоже, я просто сидел и ждал мою любимую жену, даже не зная, что делать в такой ситуации, достал начатую бутылку водки, не замечая коньяка, налитого в рюмку. Сука! Как она могла? А как же любовь, сын? Я конечно далек от идеального мужа, но с сексом полный порядок! Стонет когда трахаю! Даже кончает! Вроде. Двоих захотелось? Шлюха! А как насасывала, как в последний раз! Шлюха! А может чувствовала, что последний? Нет, я не могу убить мать моего ребенка! А что делать то? Мне она так никогда не сосала, с причмокиванием! Сука!

Анжелика удивилась светящемуся кухонному окну еще на подходе к подъезду, еще большей неожиданностью стал пьяный Иван, спящий за кухонным столом. „Кто-то приходил в гости”,- подумала она, убирая со стола две рюмки и пустые бутылки из под водки и коньяка. „Теперь душ и спать, ночка выдалась очень насыщенная и очень страстная”,- подумала Лика, убирая на полку валяющиеся на полу ключи с буквой «Н» на брелке. Через полчаса Ивану позвонил кто-то с работы, но так как он спал, попросили ему передать, как только проснется, чтобы сразу перезвонил.

Лика зашла в спальню, темную и, какую-то, безжизненную, потому что кровать была пуста, а муж спал на кухне. Впервые за несколько лет ей предстояло лечь в холодную постель, в которой не к кому было прижаться. Из кухни доносилось мерное похрапывание супруга. Постель была ледяной, Лика зябко поежилась, закутываясь в одеяло, сна не было, зато нахлынула тоска, сожаление о чем-то упущенном. Воспоминания нарастали как снежный ком.

Все началось пять лет назад, именно тогда она познакомилась со Светкой, молодой амбициозной женщиной. С той встречи, в маленьком неприметном кафе, и началась их крепкая дружба. Подруги обсуждали все, даже интимные подробности своей жизни в браке, вплоть до того, где, когда и сколько, каждая знала все о муже подруги, даже любимые ласки. А через три года Светка развелась, застукав мужа с любовницей, которую сама заботливо под него и подложила. В результате к тридцати годам она осталась одна с квартирой, высокооплачиваемой работой и обалденной фигурой нерожавшей женщины. Светка решила жить для себя.

В один из вечеров Лика с подругой зависли в одном новомодном клубе, но кроме вездесущих малолеток, которые уже несколько раз подкатывали к ней с предложением быстрого секса, ничего интересного не было. Сожалея о потраченном времени, женщины уже на выходе столкнулись с обалденным парнем, красавцем! Светка поняла, это ОН! Тут же споткнулась и упала в его объятия. Георгию, а это был именно ОН, ничего не оставалось делать, кроме как донести женщину до столика на руках, предложить выпить, ну и завертелось. Мужчина в открытую заявил, что готов продолжить вечер со Светой только в том случае, если Лика составит компанию его другу Глебу, тоже симпатичному парню. Но спать с кем-то, кроме мужа, не входило в планы замужней женщины, которая, расставив сразу все точки над «й», сообщила, что ни при каких условиях никому не даст доступ к своему телу. Но мужчинам, ехавшим с ней в машине, было наплевать на ее принципы, только и смогли, что пообещать обойтись без насилия.

Квартира, располагавшаяся в обычном доме, на шестом этаже, оказалась не совсем обычной студией. В центре комнаты стояла круглая кровать, диаметром около трех и

метров, прямо над ней, на потолке, прикреплено зеркало примерно такого же диаметра. В этой квартире не жили, ее использовали только для того, чтобы трахаться, об этом еще и свидетельствовало отсутствие зубных щеток в ванной комнате, совмещенной с туалетом, отделенных от комнаты абсолютно прозрачной стеной. Барная стойка отделяла комнату от кухни, с дорогим гарнитуром, рядом стояло два стула, барных. И шторы.

Очень скоро на стойке появились мартини, водка, джин-тоник, фрукты, конфеты, и какая-то мясная нарезка. Дамы пили мартини с тоником, парни — водку. Светлана, сославшись на духоту, удалилась в ванную, чтобы принять душ, Жора, дав возможность зайти в кабинку, последовал за ней, потереть спинку. Лика с Глебом остались наблюдать за происходящим. Очень скоро принятие душа перешло в прелюдию, руки мужчины поглаживали Светкино тело, сминая грудь, попку, периодически соскальзывая к киске. Глеб, нисколько не смущаясь, расстегнул джинсы и надрачивал свой член, внимательно следя за ласкающейся парочкой.

Лика испытывала смешанное чувство стыда и возбуждения, причем первое постепенно тонуло в мартини, в которое Глеб постоянно подливал водки вместо тоника. Жора же, не отрываясь от губ Светки, практически принес партнершу на кровать, переходя к основной части мероприятия. Лика сделала большой глоток, чтобы как-то отвлечься от члена, который усердно полировала подруга, то облизывая набухшую головку, то, наоборот, заглатывала до самых яиц, свободной рукой подрачивая клитор. В воздухе царила атмосфера разврата, громко хлюпала Светкина киска под напором члена, жаждущего проникнуть до самого дна женского лона, стоны наслаждения сменялись звуком соприкасающихся тел. Каким-то неуловимым движением Жора пригласил Глеба присоединиться к действию и занять жаждущий члена Светкин рот. Позы сменялись так, чтобы Лика всегда видела члены и те отверстия, которые они заполняли. Апогеем стал бутерброд, Жора снизу в киску, а Глеб активно пользовал попку, заставляя Светку скулить от наслаждения.

Возбуждение одержало победу над значительно опьяневшим разумом Лики, практически залпом допившей большой бокал мартини, она, хоть и была пьяна, но четко осознавала, чем закончится эта ночь, все тело хотело секса, трусики были насквозь мокрыми. В следующую минуту Жора впился поцелуем, тем самым отбросив последние сомнения. Чуть позже Лика лежала на кровати, рядом с затраханным телом подруги, содрогаясь под напором члена, растягивающего ее киску, наполняя ее изнутри.