Кризис среднего возраста

Он наступает в жизни практически каждого мужчины, когда осознаёшь, что молодость уходит, и надо что-то делать.

Или же не делать, а смириться и доживать.

Меня эта штука накрыла на сороковой день рождения.

Подбив баланс плюсов и минусов, понял, что если с достижениями всё более-менее в порядке – построенный к тому времени собственный бизнес, может, и не сделал меня олигархом, но давал чувство материальной стабильности и моральное удовлетворение — то с физической формой всё обстояло гораздо хуже.

Забитый в процессе капиталистического соревнования болт на собственное здоровье вылился в разжиревшую тушку и невозможность подняться на третий этаж без одышки.

Было решено брать себя в руки.

Жёсткая диета, дробное питание по часам, тренажёрка и бег отнимали кучу времени, и будь я рабочим или служащим, затея наверняка бы провалилась;но владение собственным делом давало возможность не отсиживать рабочее время «от и до», а заниматься собой, поэтому через четыре месяца было сброшено 30 кг веса, а я снова начал напоминать вполне спортивного человека и бегать по 10 км ежедневно.

Для полной победы над кризисом не хватало одного –убедиться в своей привлекательности для противоположного пола, а если проще — завести любовницу вдвое младше себя, которая была бы со мной не из-за денег, а по собственному желанию. )

Смартфоны к тому времени ещё не стали массовым явлением, но интернет был у всех желающих, и сайты знакомств уже расцвели пышным цветом, поэтому довольно скоро я договорился о встрече

с 20-летней девушкой, искавшей «уверенного в себе мужчину для секса без обязательств».

Чтобы получше узнать друг друга, договорились для начала посидеть в кафе, и в назначенное время я подъехал в указанное ей место, чтобы забрать её.

Скоро в боковое стекло постучали, я открыл дверь, и на сиденье рядом со мной уселась девушка – совсем не та, что на фотографии с сайта!

Увидев моё удивлённое лицо, с улыбкой спросила:

— «Что, не похожа? Другая причёска!»

— «Другая девушка» — улыбнулся и я – «Но это ничего, я не разочарован!»

«Милая» — это было первое, что приходило на ум при взгляде на неё. Милое, почти детское выражение лица с ямочками на щеках при улыбке, длинные каштановые, слегка вьющиеся волосы. Худенькой девушку трудно было назвать, как, впрочем, и полненькой тоже.

Скорее, пропорционально сложенная девочка ростом 160-165 с округлостями в нужных местах – бюстом несколько больше среднестатистического и торчащей попкой.

Одета в деловом стиле – красный костюм из юбки выше колен и короткого жакета, белая блузка, чёрные чулки и туфли на шпильках.

Трогаюсь.

Начинается беседа, хотя, скорее, монолог, в который я время от времени вставляю ответы.

А как тебя зовут на самом деле? А сколько тебе лет? А где ты работаешь? Классно! А сколько стоит твоя машина? А я учусь на третьем курсе юридического.

Общежитие? Нет, есть квартира, но я там не одна…

Тем временем мы подъезжаем, и разговор продолжается в маленькой кафешке под тирамису и эспрессо с рюмкой Бэйлиса для неё, я же ограничиваюсь одним кофе.

— «Почему не ровесники?» — спрашиваю я.

— «А!» — машет она рукой – «Они все какие-то дурачки!»

— «Даже студенты юрфака?» — улыбаюсь я.

— «Особенно студенты юрфака!» — смеётся она.

Общение идёт без напряжения, и я спрашиваю:

— «Как ты думаешь, мы подходим друг другу?»

— «Я думаю, всё будет хорошо» — серьёзно отвечает она.

— «Тогда, может, продолжим у меня, а то здесь я даже и рюмку пропустить не могу?»

— «Поехали!»

И разговор под коньяк и лёгкие закуски продолжается уже у меня в квартире.

Мы сидим рядом на диване, и в один момент она прижимается ко мне, я обнимаю её за плечо и целую в висок.

Она поднимается, я встаю вслед за ней, мы поворачиваемся друг к другу, я легонько целую её в губы. Поцелуи переходят в стадию языков, становясь всё глубже, она начинает тяжело дышать, постанывая в процессе.

Вдруг она опускается передо мной на колени.

Вжик-вжик – за полсекунды расстёгивается брючный ремень.

— «Ну и сноровка, я сам так быстро не умею!» — мелькает у меня в голове, но она, не мешкая, стаскивает с меня брюки вместе с трусами, высвобождая уже стоящий колом член.

— «Красивый!» — улыбается она, и медленно надевается на него ртом, уже с третьего движения забирая его в себя весь, под самый корень.

Со временем движения убыстряются, она уже долбит свой рот моим хуем, быстро двигая головой вверх-вниз.

«Боже – думаю я – да мне здесь делать нечего, она всё делает сама!» Возбуждение нарастает, ещё несколько движений, и я начинаю кончать,

а она, не вынимая члена изо рта, непрерывно глотает раз за разом выстреливающую в неё сперму.

Наконец, всё заканчивается, и она, выпустив изо рта член, тяжело дышит широко открытым мокрым ртом, пытаясь улыбнуться и глядя на меня снизу вверх.

Я помогаю ей встать, целую взасос в мокрые губы, затем подхватываю на руки и несу в спальню, бросая её на широкую кровать-сексодром.

Стаскиваю с неё юбку и чёрные трусики-стринги, уже промокшие, а она, сев, снимает блузку, а за ней бюстгалтер.

Круглые груди-мячики с большими розовыми сосками упруго подпрыгивают, освободившись из плена и она, раскинув руки, снова падает на кровать, оставшись лишь в эластичных чёрных чулках без пояса.

Отбросив последнюю одежду, я ложусь к ней, обнимая и снова целуя в губы, затем постепенно спускаюсь с поцелуями ниже, на шею, ключицы, стоячие сисечки, втягивая в рот крупные поднявшиеся соски и слегка покусывая их зубами. Ещё ниже, к пупку и мягкому животику, пока не добираюсь до идеально гладких, похоже, депилированных, лобка и промежности с пухлыми валиками губ и розовой воронкой ануса под ними.

А девочка-то заводит!

Даже не задумываясь, решаю «Нафиг нежности!» и впиваюсь в пизду широко открытым ртом, пожирая её всю.

Всё же есть в “рussy еаting”-е что-то первобытное, животное и дико возбуждающее! Она лишь попискивает, вздрагивая всем телом, беспорядочно сучит руками по простыне, время от времени хватая меня за волосы.

Её возбуждение нарастает, стоны становятся всё чаще и всё выше, приближаясь к оргазму, но я, не доводя её до разрядки, переворачиваюсь на спину и взваливаю её на себя, насаживая на хуй, снова стоящий колом.

Он просто проваливается в донельзя возбуждённую, жаркую и непрерывно текущую пизду, и она, вскрикнув и чуть прогнувшись вперёд, начинает работать попкой вверх и вниз. Шарики грудей подпрыгивают в такт всё убыстряющихся движений, её глаза закрыты, губы крепко сомкнуты, она уже не стонет, а громко мычит при каждом ударе члена в лоно, в унисон с хлюпающими звуками секса, остервенело прыгая на хую. Я, вцепившись ей в бёдра, работаю синхронно с ней.

« Ммм, ммм, ммм, ммм, ммм, мммааааааааааааааааааааа-а-а-а-а-а!!!!!!!!!» взрывается вдруг она, её сгибает в дугу так, что головой она упирается мне в живот, не переставая содрогаться в конвульсиях.

Постепенно её отпускает, она сползает на постель рядом со мной, положив голову мне на плечо, а правой рукой легко лаская член.

— «Тебе понравилось?» — спрашивает она

— «Конечно понравилось, ты умница»- отвечаю я. «А тебе?»

— «Ты издеваешься, да? Ты же всё видел!» — возмущается она – «Я вообще улетела, вся-вся!»

— «Ладно, ладно» — примирительно улыбаюсь я. «А как ты насчёт «в попку»?»

— «Я умею в попку» — серьёзно говорит она – «но сегодня я не подготовлена. Давай в следующий раз?»

Ага, значит будет и следующий раз ). Всё складывается, как нельзя лучше!

— «Давай!» — говорю я — «Но, видишь ли, я в позе «женщина сверху» практически не кончаю, поэтому, в отличие от тебя, ещё никуда не улетел. Поможешь мне догнаться?»

— «Конечно, а как?»

— «Становись рачком».

Она становится на четвереньки, расставив ноги. Я шлёпаю её ладонью по талии, чтобы она сильнее прогнулась.

Она падает грудью на постель, максимально выпятив попку вверх, головой уткнувшись в подушку.

— «Охуенная жопка!» — мелькает мысль при виде практически идеальных полушарий ягодиц с мясистым «пирожком» губищ между ними.

Войти в только что оттраханную пизду не составляет труда, и я сразу начинаю интенсивно работать, стремясь быстрее дойти до финиша.

Быстрее, ещё быстрее, давай, давай, ещё чуть-чуть осталось!!!

Она нечленораздельно и глухо орёт что-то в подушку, её бёдра дёргаются из стороны в сторону, и лишь мои крепко сжатые руки удерживают её в том же положении и позе.

Ещё несколько секунд, и я с рычанием кончаю, выдернув член и изливая сперму куда попало, а она, освободившись, падает на бок и сворачивается в позу эмбриона, спрятав лицо между между конвульсивно подёргивающихся ног, вздрагивая всем телом…

А потом она, всё так же в одних чулках, сидит и курит на кухне, улыбаясь и сладко потягиваясь, пока я готовлю нам кофе, легко касаясь моего тела губами, когда я прохожу мимо неё.

Тишина прерывается звонком её мобильника. Она встаёт, и расслаблено, слегка поводя ягодицами, идёт в зал за телефоном. Через минуту-другую возвращается.

— «Прости милый, я должна уйти. Правда, это очень срочно. Не злись, мы увидимся в пятницу.»

Чуть позже, садясь в такси, которое я ей вызвал, она целует меня и повторяет: «В пятницу!»

Пятница.

Я сижу на широком диване.

Она у меня на коленях, насаженная жопкой на мой член, полулежит, откинувшись на меня спиной, положив голову на плечо.

В моей правой руке её грудь, левая ладонь лежит на лобке, грея пальцы в киске.

Её глаза закрыты, рот приоткрыт.

Мы наслаждаемся друг другом не торопясь, медленно и как бы лениво. Мои пальцы чувствуют, как за мягкой перегородкой движется в её попке мой член.

— «Малыш, какая у тебя чудесная жопка! Такая горячая и плотная, моему хую так хорошо в ней. Она так классно его обжимает – да, вот так! Не останавливайся, пожалуйста!»

В ответ раздаётся лишь её стон.

Тягучие, вязкие движения её бёдер незаметно, но неуклонно, становятся быстрее и быстрее. Темп всё усиливается. Она, похоже, опять «улетает».

Быстрые и резкие движения попкой, жаркое дыхание мне в ухо, до боли вцепившиеся в мои бёдра кисти её рук, мои пальцы сходят с ума в её киске, её затвердевший в моей руке сосок…

— «Мммммммаааааааааааааааааааааа-а-а-а-а-а-а-а-а!» — выплёскивает она из себя крик и бьётся в конвульсиях, а я изо всех сил сжимаю её грудь, и, не сдержавшись, начинаю кончать раз за разом, а левая рука на лобке чувствует, как резко и сильно сокращаются в спазмах при каждом ударе спермы в кишку мышцы её живота…

Через несколько минут она, всё в той же позе, но уже успокоившись, чмокает меня куда-то за ухо, трётся об меня головой и мурлычет:

— «Мммм, ты классный…»

— «С тобой это нетрудно, малыш…»

Как я уже говорил, на этапе знакомства оговаривался секс без спонсорства и обязательств, ба – даже постоянные отношения не предполагались; однако, мы продолжили встречаться раз или два в неделю, а маленькие сувениры в виде блока её любимых сигарет, или бутылки того же Бэйлиса оплатой назвать было трудно.

Прошёл месяц, я потихоньку привыкал к ней, и даже однажды взял её на посиделки с друзьями, обозначая окружающим её присутствие в моей жизни.

В перерывах между встречами мы иногда общались в мессенджере.

И вот, однажды вечером, она по ошибке (судя по всему, параллельно общаясь ещё с кем-то и перепутав) сбросила мне прайс:

оплата за час классики и стоимость допов – минета без резинки и анала.

На автомате ответил «Ты хоть смотри, кому и что отправляешь».

В ответ последовало «упс…» и молчание.

— «Ничего не хочешь сказать?» — спросил я через некоторое время.

После некоторой паузы последовал ответ: — «А что плохого в том, что девушка не тянет деньги из своего мужчины, а зарабатывает их сама?»

— «Ничего, кроме способа заработка. Прощай»

На этом всё закончилось.

Хороший, нравоучительный рассказ должен завершаться тем, что главный герой, осознав, что малолетки его просто дурят, исправляется и прекращает сие занятие )

В жизни всё несколько иначе – я не остановился, и это была не последняя девушка в моей жизни на 20 лет младше меня.

Причём большинство из них мной даже не пользовались для получения неких осязаемых плюшек в обмен на секс )

Но и тогда, и сейчас, для меня остаётся непонятным:

— Что делала проститутка (или студентка, подрабатывающая проституцией) на сайте знакомств в поисках секса без обзательств?

— Зачем ей нужен был я, не приносящий никакого денежного профита?

— Сколько в наших отношениях было правды, а сколько притворства с её стороны?

Нет, определённые гипотезы у меня, конечно, есть, но точных ответов не даст уже никто…