Компенсация

Солнечное летнее утро для Лёхи Кишкина началось говенно. Причем внезапно говенно. Часов в десять утра прибежала разъяренная соседка Лариса Алексеевна, с нижнего этажа и стала вопить, что он затопил ее евроремонт и она требует компенсации. Соседка была непростая, работала в городском избиркоме и цену себе знала. Вообще-то не смотря на разницу почти в 20 лет Лехе она всегда нравилась и он частенько гонял шкуру на эту мелкую жопастую сучку, но, конечно не сегодня.

Невысокого роста, спортивного телосложения с выделяющимися бедрами она даже на каблуках едва доходила худощавому и длинному Лехе до плеча, но орала на него с таким апломбом и напором, что он чувствовал себя перед ней нашкодившим школяром. Ее благородно-строгое лицо пылало праведным гневом, пышная грудь была готова выпрыгнуть из декольте модного, бежевого платья, а пронзительный взгляд темных глаз прожигал его насквозь.

Приунывший Леха лежал на оставшейся от покойной бабки кушетке и потирая коротко стриженную голову размышлял, где ему взять компенсацию для этой взбесившейся особы. Полгода назад он дембельнулся с башкирского стройбата, нигде не работал, на жизнь зарабатывал барыжа по мелкому веществами, соломой, ганджубасом, компонентами для варки и хабар с этого имел, только для поддержания штанов.

Помощь пришла, как обычно, откуда не ждали. У Ларисы Алексеевны был любимый сын Андрюха. Толстый, очкастый задрот восемнадцати лет. От армии маман его, конечно отмазала и, теперь он вел беспечную, бестолковую жизнь, омрачало которую лишь то, что он был все еще девственник. Кроме того Андрюха был убежденным торчком и посему являлся постоянным клиентом Лехи Кишкина у которого можно было взять дозу, даже ночью и даже в долг.

И вот этот Андрюша в самую масть подтянувшись к Лехе подсняться с очередной грядущей ломки и предложил Лехе сделать у них дома ремонт самому. Там, короче, мать пиздит больше, пыхнув халявной пяткой расслаблено пояснил он. Там, короче, только угол на кухне и залило, тыж в стройбате мотыжил, тебе на час работы, делая очередной напас, продолжил оприходовавшийся очкастый торчок. Я короче с маман порешаю…

Толстяк не подвел и в воскресенье с утра Лехан Кишкин, уже вовсю трудился на ремонте кухни Ларисы Алексеевны. Поначалу хозяйка смотрела на него волком, но потом, увидев, как споро и умело бывший стройбатовец делает свое дело оттаяла и между ними и вообще завязалась легкая, дружеская беседа. А после того, как Леха еще и починил кран в ванной, она и вообще накрыла на стол, выставила бутылку водки и позвала их с Андрюхой обедать.

За разговорами они допили бутылку и Лариса Алексеевна не удержавшись достала вторую. Красивой одинокой женщине была приятно общаться с молодым загорелым соседом в пестрой, выцветшей майке, который был гораздо ее моложе и которому она явно нравилась. Конечно он несколько туповат и косноязычен и мне не ровня, но какая разница, если

он так на меня смотрит, самодовольно подумала она затуманенным алкоголем мозгом. И она была права, Лехе-стройбату она действительно нравилась, как может нравится городская сучка чумазому бойцу стройбата. И неудивительно, Лариса Алексеевна в своем элегантном, обтягивающем стройную фигуру халате двигалась плавно, словно кошка. Ее движения были мягкие и грациозные. Чувственный рот и темные ироничные глаза заставляли Леху Кишкина думать только о том, каким образом лучше всего поиметь такую дамочку.

Вечерело. Они открыли, уже третью бутылку. Лариса Алексеевна уже была совершенно пьяна, лицо раскраснелась и она неприлично громко смеялась над армейскими пошлыми шутками и недвусмысленными комплиментами бывшего стройбатовца. Тем более он уже угостил пьяненкую и потому доверчивую женщину особыми «витаминками» и контролировала она себя, мягко говоря с трудом. Из декольте халата то и дело выглядывала белая грудь, упакованная в ажурный лифчик с тонкими бретельками, ножки ее периодически раздвигались, демонстрируя Лехе круглые колени и темнеющую под подолом возбуждающую глубину промежности.

Готова телочка, цинично оценил стройбатовец и вытащив клюющего носом толстого Андрюху в темную прихожую, сунул ему пеструю марку кислоты в пухлую, потную ладошку. На ключи братан, иди ко мне на хату оттянись там по нормальному, а мы тут с твоей мамкой еще погуляем. Увидев знакомую марочку, Андрюха, шмыгнув мясистым носом свалил, не задавая вопросов.

А куда это Андрей ушел? С трудом протянула Лариса Алексеевна, приподняв изящно изогнутые брови над осоловелыми глазами. Да дела у него Лариса Алексеевна, ответил Леха подсаживаясь ближе, и уверенно приобнимая за талию, еще вчера недоступную, надменную женщину. Да и хрен с ним с Андрюшкой-то. Давайте-ка лучше еще выпьем за тебя Лариса Алексеева, сказал он протягивая ей очередную полную стопку. Давай выпьем, безразлично кивнула она, глядя в пол. Она выпила, опасно покачнувшись на табуретке. Вот так, одобрительно сказал Леха, по хозяйски поглаживая ее круглое колено и склонившись крепко целуя её в податливые, приоткрытые губы. Она была уже очевидно не в той кондиции чтобы возражать и он бесцеремонно двинул проворную руку, глубже ей под подол, ощупывая возбуждающую мягкость теплых ляжек заносчивой соседки. Ее опять шатнуло и безуспешно попытавшись ухватиться руками за сидевшего рядом Леху, Лариса Алексеевна вместе с табуреткой грохнулась на пол кухни. Халат бесстыдно задрался и Леха увидел ее стройные белые бедра и черные трусики с изящной выточкой кружев в промежности. С чувством превосходства глядя на беспомощно развалившуюся перед ним женщину, бывший стройбатовец плотоядно размышлял, как ее лучше оприходовать, пользуясь представившейся возможностью.

Давай мать ползи сюда, наконец решил он. Она с трудом встав на четвереньки послушно поползла к нему к нему тихо постукивая голыми коленками по ламинату. Ты чо, Лариса Алексеевна, а как-же компенсация? – строго спросил Леха приподнимая ее голову за нежный подбородок — Леша, ик, что-то мне уже плохо, спать хочу.. — залепетала она, стоя перед ним смиренно по собачьи. Да рано нам еще спать-то, тихо пробормотал он. Брякая пряжкой ремня, расстегнул штаны, деловито вынул кривой жилистый член и притягивая ее за затылок молча стал пихать свою колбасу ей в дышащий водкой, полуоткрытый рот. В глазах у нее неожиданно осмысленно засветилась похоть и затаенное желание. Он грубо сгреб жесткой пятерней мягкие, светлые волосы на ее голове и еще сильнее ткнул напрягшимся членом в ее влажные, припухшие губы. Рот ее широко открылся и она ловко заглотив член стройбатовца старательно задвигала головой, громко чавкая от удовольствия и обильно пуская на подбородок вязкие теплые слюни.

Андрюха был еще изрядно под кислотой, когда шатаясь зашел на кухню. Поправив толстые очки, безучастным взглядом торчка посмотрел на Леху и спящую на полу мать…Свесив голову, растрепанная и помятая она сидела на полу, облокотясь спиной о выложенную голубым кафелем стену. Ноги Ларисы Алексеевны были раздвинуты, пуговицы на халате оторваны. Толстяк чувствуя нарастающее возбуждение не отрываясь смотрел на ее съехавшие тонкие трусики, поверх которых курчавились черным кустом жесткие лобковые волоса.

Ну че, как? наморщив лоб спросил он у Лехи. Заебись епт, небрежно ответил Леха закуривая, дал ей компенсацию за щеку, приняла с проглотом. Ништяк у тебя мамаша, сочная тетка. Че она совсем бухая? сипло спросил Андрюха. Да пиздец, я ей колес еще малеха сыпанул, усмехнулся Леха, закуривая. А чего Дрюня, может хочешь ей сам задвинуть? так давай пользуйся.? Да ты че, Леха, как я матери-то задвину? оробел Андрюха. Да очень просто епт, ты-же сам жаловался, что это сука тебе пузырь вискаря об унитаз разбила, колеса выкинула. Вот и накажи ее конкретно, по пацански. Получи компенсацию. Или ты не пацан, а чепушило ссыкливое? Не хочешь, так я ей сейчас сам заправлю, дырка-то у нее знатная, я уже проверил. Да ладно сам справлюсь, набычился девственник Андрюха и морщась подслеповатым лицом выпил водки прямо из бутылки.

Тогда хули, бери ее баклан, да потащили королевну в опочивальню, хохотнул Леха. Они сопя оттащили Ларису Алексеевну в комнату и уложили спиной на модный диван в широкую полоску. Леха не доставая изо рта сигареты и роняя пепел куда попало, расстегнул оставшиеся пуговицы ее халата и рывком стянул вниз черный, ажурный бюстгальтер. Большие крепкие груди, слегка обвислые, с торчащими коричневыми сосками, и мягкий небольшой животик с аккуратной точкой пупка выглядели завораживающе. Не зря Лариса Алексеевна еженедельно посещала фитнес в центральном спорт клубе «Парнас». Андрюха, через запотевшие очки нетерпеливо смотрел на происходящее. Штаны снимай, херли смотришь, она сама себя не выебет — презрительно фыркнул Лёха. Пока жирный и неуклюжий Андрюха возился со штанами, Леха уже стянул с женщины в цвет бюстгальтера, такие-же кружевные трусики, обнажив черный треугольник густых зарослей сквозь которые просвечивали приоткрывшиеся темные половые губы. Ну че давай страдалец, накажи мамашу, вижу хочешь, поощрительно усмехнулся Леха. Андрюха мельком бросив на него воровской взгляд и тряся жировыми складками торопливо зaлeз нa жалобно скрипнувший диван. Навалившись сверху, развел крепкие белые ноги матери и стесняясь выглядеть перед опытным стройбатовцем девственником, весьма грубо протолкнул короткий, но толстый член в ее расслаблено приоткрывшуюся вагину. Лариса Алексеевна неожиданно глубoкo и шумнo вдoхнулa, открыв совершенно бессмысленные, остекленевшие глаза, забормотала что-то невнятное и опять закрыв глаза активно задвигала бедрами навстречу неуклюжему насильнику. Гляди, подмахивает сучка, любит она это дело оказывается, радостно хохотнул Леха. Совсем телка в не в адеквате, сына не узнает. Не зря колес не пожалел.

Включив свет Леха сосредоточено снимал на телефон, как толстая трясущаяся жопа Андрюхи рывками движется между широко раскинутых ног матери, кажущимися тонкими и слабыми на фоне его массивного, рыхлого тела. Пизда ее вскоре громко зачавкала и захлюпала. Лариса Алексеевна, пуская слюни тяжeлo прeрывистo дышaлa, продолжая подмахивать сыну сладострастно пoстaнывaя и пoскуливaя. Ее красивые тонкие ноздри раздувались. Периодически они целовались взасос глубоко засовывая языки друг другу в рот. Тушь на ее ресницах растеклась, помада развратно размазалась, светлые кудри растрепались по подушке и прядями прилипли к ее красивому потному лицу. Она насаживалась на толстый член сына, как обезумевшая сука совершенно не понимая, что происходит. Тaк прoдoлжaлoсь минут десять, пoслe чeгo, Андрюха затрясся всем своим жирным телом бурно кончая в утробу матери.

Спeрмы былo дoвoльнo мнoгo, она прозрачно-белыми потеками вытекала из раскисшего влагалища Ларисы Алексеевны путаясь в черных кудряшках промежности и стекая по ее молочно-белым ляжкам на обшивку модного дивана.

Андрюха тяжело дыша продолжал лежать на матери собираясь с силами, что бы подняться. Действие алкоголя и кислоты быстро кончалось от такого напряжения и его уже малеха подламывало. И тут он внезапно почувствовал, цепкие руки сжавшие его пухлые ягодицы. Ты че, епта, Леха зашипел он. Да жопа у тебя ништяк, толстая, как я люблю, хочу ее попробовать. Толстяк опешил не зная, как реагировать. Да все нормально будет сладкий, ты не ссы у нас в королевских войсках это обычное дело, возбужденно зачастил Леха, пристраивая своего одноглазого змея к мощным андрюхиным ягодицам. Да Леха перестань епт…дернулся толстяк пытаясь неповоротливо вывернуться, но Леха коротко и резко врезал ему в пухлый бок, так что тот задохнулся от боли. Глохни пидор. Расслабь булки и получишь дозу. Или пиздюлей, уже менее дружелюбно дал расклад бывший воин стройбата. Андрюха затравленно замер… Леху реально лучше было не злить, да и доза лишней не будет после всего этого, трусливо звучал дрожащий внутренний голос. После таких мыслей воля к сопротивлению его была полностью подавлена и он повозившись, услужливо подставил жопу, расслабив очко.

Залупа соседа медленно, как-бы нехотя, растягивая сфинктер, стала вдавливаться в его по женски рыхлый, девственный зад. Кривой, горячий хуй медленно, в тугую продвигался куда-то внутрь его и испуганный толстяк лишь нервно вздрогнул почувствовал на своих потных ягодицах тяжелые мохнатые яйца и жесткий лобок бывалого солдата. Один раз не считается, мелькнула мысль в его голове и он как-то сразу успокоился. Леха между тем ебал его обстоятельно и неспешно, явно получая удовольствие. Его жилистое, загорелое тело ярко контрастировало на грузных, сисястых телесах несчастного торчка.

Ну, как, Андрюшка, понравилось? Нормалек? – расслаблено-удовлетворенно спросил Лёха спустив толстяку в задний проход. — Да, хорошо, — выдохнув сказал Андрюха стесняясь того, что у него в процессе соития неожиданно и мощно встал член. А то, похабно хохотнул Лехан. Тут тебе и белковый коктейль, и бесплатный массаж простаты. Тебя бы к нам в роту. Хорошее очко в стройбате на вес золота Андрюша.

Леха бодро поднялся, старательно обтер хуй краем покрывала и надевая штаны с напором сказал – ты это, епт, хватит, валяться. Приберись здесь, мать в порядок приведи…А мне пора, уже дела делать. Вечером зайдешь ко мне… за компенсацией.