Командировка в Токио. Часть — 1

Наконец, самолёт стал снижаться, приближаясь к заветной мечте. Токио. Япония. Странная страна, странные люди. Другие. Но в тоже время Япония чем-то притягивала, манила рисованными сиськами героинь аниме и их короткими юбочками. Милыми девочками в гольфиках, и культурой косплея.

Я летел в командировку по делам компании, но первым пунктом в листе неофициальных желаний было… Но обо всем по порядку.

— Как долетел? — спросил меня встретивший меня друг, который уже несколько лет работал в токийском отделении нашей компании и был здесь уже почти своим.

— Да какое своим! — возражал мне Ваня, — эту страну невозможно понять за какие то шесть лет. Я каждый день сталкиваюсь с чем то новым. Вот, например, туалет. Стоит на улице кабинка. Я туда зашёл и поразился количеству кнопок, а главное, мне не выйти — я что-то там нажал не то. Минут пятнадцать бился. Давно это было правда.

— Вышел?

— Ну, как видишь. А ещё местные красавицы не любят ровные зубы, они специальные операции проводят, чтобы верхние клыки чуть торчали, напоминая кошачьи. Кстати прикольно смотрится. Я тебя сейчас заселю в гостиницу и оставлю тебя. А завтра мы с тобой погуляем, хорошо? Можешь и сегодня погулять. Если захочешь! Спародировал он знаменитую фразу Калягина. Но ты не захочешь, уверяю тебя. Эта гостиница мой подарок тебе. — весело подмигнул он.

— И что там такого? — заинтересованно спросил я.

— Мммм. Увидишь! Я сам ее недавно открыл! — напустил тумана Иван, причмокивая губами. — Тебе понравится!

Мы болтали о том о сём, а я ещё активно крутил головой, провожая взглядом молодых, модно одетых, японок

— Какие же они все маленькие! — поразился я.

— Да. Японцы, — низкорослая нация. И мелкогрудая. Бывают японки с большой грудью, но они стоят ооочень дорого. — засмеялся он. — Приехали!

Я осмотрелся, — гостиница как гостиница, множество иерографических реклам мелькают разными цветами, недалеко от входа тусуется косплейная молодёжь с яркими волосами. На входе стоит дюжий японец в татуировках, проводивший нас холодным взглядом.

— Это охранник из японской мафии. Эта гостиница принадлежит Триаде. И это единственный мужчина в этой гостинице. — на ухо сказал мне Иван.

— Мммм. — заинтересованно поднял я брови.

— Но это не главное! — интриговал меня дальше друг и мы подошли на ресепшен. Две милые, улыбчивые девушки в голубой униформе с белыми блузками и узкими галстуками завязками встречали нас, мелко кивая головами и сложив вместе ладошки. Иван что-то сказал им, они ответили.

— Давай паспорт! — повернулся он ко мне и вернулся к общению с девушками. Потом опять ко мне:

— Ты сдал анализы, что я тебя просил?

— Да! Только я удивился: — Первый раз с меня для визы потребовали анализ на половые инфекции.

— Это не для визы. — забрал он у меня бланк и отдал девушкам

— А зачем….

— Тссс. Подожди. — и он дослушал администраторшу, показывающую рукой куда то в угол холла.

— Значит так: ты сейчас идёшь в медкабинет, заверяешь свою справку и вэлкам ту зе парадайс! — жестом конферансье развёл он руками. — Я тебя пока здесь подожду, долго не задерживайся, — у тебя ещё вся ночь впереди! — поиграл он бровями.

Бюрократы! Справку им заверить… — ворчал я идя в указанный угол, за которым обнаружился целый ряд дверей с красными крестами. Хоть очереди нет, — порадовался я стуча в первый попавшийся кабинет. Дверь широко открылась и…..

— Матка боска!!! — не сдержался я. На пороге скромно стояла медсестричка как будто только что вышедшая из порностудии. Коротенький белый халат с розовыми отворотами едва прикрывающий попку, белые чулочки и туфли с высоким каблуком на стройных ножках. Через шею переброшен стетоскоп, а на голове с чёрным каре закреплена масенькая шапочка с красным крестом. Девушка развернулась и пошла к столу, а я прикипел взглядом к её ножкам со швом сзади на чулках и к аккуратной попке. Я, как во сне, пошел за ней и сел напротив, осматривая её экстерьер и протянув справку. Она, как будто не замечая моего ступора, что-то прощебетала, спрашивая и глядя своими раскосыми глазами.

— Же не компренд па. — почему то по французски ответил я. Она мило улыбнулась и мяукнув что-то ещё, передвинула стоящую рядом стремянку поближе ко мне.

О нет, боже! — подумал я, поняв что сейчас будет… Она строго взглянула на меня и, погрозив пальчиком, полезла на стремянку, мелькая перед моим носом коленками. Потянулась к самой верхней полке за какой то коробкой и….. А у меня всё хорошо, — понял я, разглядывая её стройные ноги и затянутую белыми атласными трусиками маленькую попку, которую уже не мог скрыть халатик. Член стал наливаться кровью, а девушка не спешила слезать, как будто давая мне время всё внимательно рассмотреть. И всё это на расстоянии вытянутой руки. Наконец она спустилась с коробкой и поставила её на стол. Потом подшила мою справку в какую-то папку, сложила всё в коробку и полезла опять наверх.

Чёрт подери! — проснулся во мне Д’артаньян и я вскочил поддержать её. Обнял ее за ноги и прижался щекой к попке.

Боже, это не сон?! — мысленно взывал я к всевышнему, незаметно поглаживая её ножки в белых чулках. Но тут она опять потянулась к верхней полке, халат натянулся и уехал вверх, а моя щека коснулась мягкой кожи на попе медсестры. При желании я мог сунуть нос между её булочек, но… облико морале, русо туристо. И я просто тащился, наслаждаясь моментом. Но всё когда то заканчивается и она слезла со стремянки, убрала её и, со скромной улыбкой, повернулась ко мне с пробиркой в руках.

— Чуваньо ха э? — показала она пальчиком на мой стоящий в штанах хер. Я, обалдевши, кивнул и она, ловко расстегнула ширинку на брюках и достала мой член, провела пару раз ладошкой вдоль ствола и смахнула краем пробирки выступившую на головке смазку. Ослепительно улыбнулась и сказав тоненьким голоском:

— Хай, аригатоо! — унесла пробирку в подсобку, приглашающе стрельнув глазками.

Чёрт! Что же делать? Там же друг ждёт, а тут такое… такая… — И я, с выпученными глазами ломанулся из кабинета сказать, чтоб меня не ждал.

Ваня стоял и смеялся, глядя на меня:

— Ну и видок у тебя! Ширинку застегни! Ха-ха!

— Там… Это… Меня не жди!

— Как хочешь, но вот, что я тебе хочу сказать: — Не торопись!

— Так это…

— Послууушааай! — вкрадчиво напел он как джинн алладину и, убедившись, что, в первом приближении, я готов слушать произнес фразу, которую я высеку в своей памяти на огромном камне:

— Эта гостиница где все включены! — шёпотом сказал он, улыбаясь в мои изумлённые глаза. — Да, ты не ослышался; — ВСЕ! — повторил он завораживающим голосом, а я ошалело посмотрел на девушек на ресепшене — они скромно помахали ручками. Перевёл взгляд на подошедшую девушку-портье, которая ждала взять мой чемодан, чтоб отнести его в номер и заодно проводить меня. Она тоже вдруг стрельнула глазками и мимолётно, таинственно улыбнулась.

— Теперь понял, зачем тебе справка? Можешь выбирать любую, они все разные, — скромные, развязные, молоденькие и постарше, худые и толстые. Если стесняешься сам — набирай ресепшен и говори номер ( он показал на бирку с трёхзначным номером и именем на груди девушки портье) и в каком костюме ты её хочешь. Или просто снимаешь с неё номер и идёшь к себе в комнату. Кончать можно во всех, — все здоровы. И запомни, японки — это что-то! Во время секса ты больше нигде ничего подобного не услышишь, тебе может казаться, что она плачет — не верь! Это она не плачет, это ей так хорошо! Поверь, после маленьких членов местных, ты будешь нарасхват. Всё, удачи тебе, завтра я за тобой заеду — похвастаешься. А, и вот ещё что — прими эту таблетку, пригодится! — и он, подмигнув мне, ушёл, а я остался один в огромном холле, где можно всех! Но, вопреки ожиданию, никто не глазел на меня. Ресепшен занимался своим делом, сновали официантки, сверкая ножками под короткими юбочками, ходили ещё какие то служащие женского пола. Лишь вместо одной девушки портье стояли и улыбались мне неровными зубками уже три девушки, ожидая моего выбора. Описывать их сложно, так как униформа одна: клетчатая юбочка выше колена, голубой пиджачок поверх классической белой блузки, и шапочка портье. А в остальном: почти одинаковые — раскосые чёрные глаза, добродушные улыбки с ямочками на щеках, грудки маленькие, чуть больше- чуть меньше, ножки тоже, плюс-минус чуть чуть. Только имена и номера разные.

— Юми! — прочитал я на значке улыбающейся круглолицей красавицы и она заулыбалась ещё добродушнее, подбежав ко мне с протянутой маленькой ладошкой, в которую я вложил свой ключ от номера. Она чинно поклонилась и, схватив мой чемодан, позвала идти за ней под звонкий, весёлый смех оставшихся девушек.

Юми всю дорогу что-то забавно щебетала тоненьким голосом, свойственным этой расе и вела меня по коридорам к моему номеру. Открыла дверь и, войдя первой, начала показывать где что, забавно мяукая и растягивая слова. Я шёл за ней и повторял на русском:

— Ванная

— Ванья — повторяла она за мной.

— Гостиная.

— Остинья. — старалась она

— Спальня.

— Пальняа — с трудом выговорила она а потом подбежала к кровати и, с трудом сдержавшись, чтоб не прыгнуть в неё, весело показала пальцем:

— Кетто

— Траходром, — засмеялся я.

— Ракомдронь — звонко рассмеялась она за мной. — Ракомдронь!. — и она, поймав мой разрешающий взгляд, с детским визгом прыгнула спиной на огромную кровать. Юбочка взметнулась вверх, на миг показав мне трусики, затянутые тонким капроном колготок. Мой член опять стал наливаться кровью. Чёрт, хотел девушку с ресепшена, медсестричку и вообще: — покажите всех! А сам. .. Я уже понял, что Юми так просто от меня не уйдет. Я не могу сейчас её отправить обратно в холл и пойти в бар или куда нибудь. Это чистое искреннее существо меня очаровало. Я чувствовал себя с ней, как рядом с дочерью. Она создавала какую-то ауру тепла и невинной интимности. Если такая бывает.

Я достал телефон и сделал фотку её улыбающегося лица с милыми ямочками. Она прыгнула на покрывало с ногами, скинув полуботиночки, и села на свои пятки, раздвинув колени и сделала возле лица по два пальца в жесте «Виктория» и высунув язычок. Мне было легко с ней, даже не понимая языка, на котором она всё время что-то говорила, иногда задавала вопросы, судя по интонации, и сама же на них отвечала, постоянно хихикая.

Она, вдруг, замахала руками, требуя дать телефон ей. Я протянул. Она начала делать селфи и показала мне рукой, чтоб я шёл к ней. Я тоже снял ботинки и сел на пятки за её спиной, обняв её и приблизив лицо к лицу Юми. Она радостно защёлкала камерой, то показывая язычок, то два пальца, то тянулась ко мне губами.

Какая хорошая девушка! — подумал я. — почему у меня нет такой? — и я передвинул руки с ее живота на маленькие грудки. Юми замерла и что-то жалобно спросила, а я начал крутить и мять ее сиськи через форменный пиджачок. Юми пыталась убрать мои руки, жалобно пыхтя, но я запустил ладонь под пиджачок, начав мять её сиськи через рубашку

— Сиёёнай. — тихо сказала она, неуверенно сопротивляясь мне, но я уже снимал с нее форменный пиджачок и расстёгивал пуговки на её блузке. Всё это время она повторяла эту фразу и непередаваемо подвывала-поскуливала. Но не вырывалась, значит всё правильно делаю.

— Хадугаш шикутэээ. — тоненько проскулила она, держа свои ладошки поверх моих рук, наконец сдвинувших маленький розовый лифчик вверх и нащупавших возбужденные соски. Я начал мять её нежные, упругие грудки под учащённое дыхание и поскуливанье Юми.

Член стоял, как дед мороз у ёлки и я только опасался, что залью всё смазкой и придется стирать трусы.

Одну руку я оставил на сисечке, а второй стал задирать юбочку. Юми сильнее завыла и замотала головой, пытаясь рукой вернуть юбочку на место, но я уже почувствовал жар её промежности и стал массировать сквозь трусы и колготки ее киску.

— Сиёёнай! Онинаайшшина!- жалобно повторила она и попыталась сдвинуть колени, но только стиснула мою руку мягкими ляжечками, добавив мне впечатлений. Но минуты через две ее стоны стали громче и протяжнее и мои усилия увенчались успехом: — её колени поползли в стороны, открывая мне беспрепятственный доступ к её киске, чем я и воспользовался. Задрав юбочку я нырнул ладонью под резинку трусиков и сразу угодил в дремучие заросли, пошерудил там и наконец нащупал вход в Юми. Двумя крайними пальцами раздвинул ее губки, а третий провалился во влажную мякоть.

— Тотемо сэкина, мистер! — выдохнула она и положила голову мне на плечо

— Май нэйм ис Андрей.

— Тотемо сэкина, Андрэ-сан. — простонала она и начала едва заметно елозить на моих пальцах, а я стал активнее хозяйничать в её пещерке. Она всхлипывала и стонала как будто сейчас заплачет, и иногда дёргалась как от удара током, когда я касался особо чувствительных зон. Даааа! Аудиосопровождение японского секса не похоже ни на что! И это возбуждало! Как будто ты у нее первый мужчина, а она ещё только закончила в куклы играть

Тем временем, неожиданно для меня, Юми вдруг сжала мою руку и закричав:

— Пода счива камии ю стей нааааа!!!.. — кончила в мою руку, плотно сжав мои пальцы влагалищем и затихла, тоненько постанывая.

Я достал руку из её трусиков и сунул те два пальца, что были в ней ей в рот. Она покорно, но вяло их облизала.

— Аригатоо, Андрэ-сан! — запыхавшись, откинулась она на меня и благодарно посмотрела из-под полуприкрытых век. Я потянулся к её губам и она ответила на мой поцелуй, активно работая языком.

— Тоте мо сэкина, Андрэ-сан.

Я встал и посмотрел на лежащую на моей кровати японскую девушку из аниме. С задранной форменной юбочкой, уже не скрывающей белые трусики и колготки со швом посередине. С расстёгнутой блузочкой, под которой виднелся сдвинутый вверх розовый маленький лифчик и маленькие сисечки с изюминкой сосочков. И только галстучек так и висел на шее не развязанный, удерживая воротничок. Моя мечта сбылась! Я подошёл и, под её покорным взглядом, взял её ноги и закинул их ей за голову. Юбочка в этом положении упала вниз, больше ничего не прикрывая и вверх торчала маленькая попочка. Никогда не считал себя фетишистом, но здесь…. Сунул нос Юми в промежность и втянул аромат тёплого капрона вперемешку с ароматом запретного.

— Мммм…. Хаааа!!! — выдохнул я, стягивая с этой попочки колготки вместе с трусиками, открыв коричневую дырочку попки и волосатую киску с примятыми трусами волосиками. Большие коричневые губы блестели смазкой, выдавая желания девушки, а волосы на лобке образовывали смешной хохолок-ирокез. Я втянул запах уже без примеси капрона и начал играть язычком с маленькой горошинкой клитора, постепенно расширяя границы своего вторжения на всю киску. Юми опять стала издавать смешные звуки, конвульсивно вздрагивать и что-то постоянно говорить, видимо комментируя свои ощущения. Блин, жаль я не бум-бум в японском. — подумал я, вылизывая волосатую киску японской девушки и наслаждаясь ее щебетанием. А может это и хорошо, что не бум-бум — иначе исчезнет тайна и окажется, что она говорит какие то банальности. Это как переводить порнофильм: — была такая попытка во времена порно на VHS-ках. Слава богу перестали.

Тем временем Юми опять кончила, громко крича что-то своим тоненьким голосочком и расслабленно обмякла в моих руках, тяжело дыша.

— Ну, пора! — сказал я ей и стянул с себя брюки вместе со скользкими изнутри трусами.

— Оооо! Андрэ-сан! Иггэ! — что-то затараторила Юми, глядя на мой член изумлёнными глазами и мотая головой из стороны в сторону. Но я поднёс член к её рту и она осторожно обхватила его пальчиками. Посомневалась чуть чуть и осторожно взяла его в ротик, подняв раскосые глаза на меня. И через минуту шапочка портье проворно запорхала над моим членом вслед за головкой хозяйки, доставляя мне истинное блаженство.

— Чиннай? — спросила она

— Да, хорошо, молодец! — похвалил я и Юми, хихикнув, продолжила сосать мой член, привычным движением убрав волосы за ухо. Через несколько минут, я показал ей лечь на спину. Юми испуганно замотала головой, поняв, что сейчас в нее будут совать эту штуку, при этом что-то быстро говоря и глядя как я занимаю позицию между её ног.

— Не дрейфь! Влезет! — ответил я и приставил головку к волосатому входу разметавшей ноги Юми, предварительно освободив её от оков колготок. Юми начала что-то жалобно говорить ещё быстрее и наконец….:

— ААААА! — стал я втискивать член внутрь Юми, наблюдая, как медленно исчезает головка, затем половина члена, а затем и весь удобно поместился в её юном влагалище и наконец встретились в дружеском союзе мои рыжие, кучерявые лобковые с чёрными, прямыми японскими волосами. Юми перестала кричать, лишь тяжело дыша и покорно глядя на меня из под полуприкрытых век.

— Ну, не больно? — спросил я и она медленно закрыла и открыла свои томные глаза, как будто поняла мой вопрос.

— Аригатоо, Андрэ-сан! — обессиленным голосом сказала она и застонала, почувствовав мои движения глубоко внутри неё. Я начал медленно разгоняться в ней под её всхлипывания и комментарии с растянутыми гласными. Она так покорно и лежала, держа в воздухе согнутые в коленях ноги и раскидав руки по покрывалу вокруг головы. Я представил как мы выглядим со стороны: — представительный джентльмен в рубашке с галстуком, но без штанов ебёт маленькую кричащую японку в остатках форменного костюма, сотрясая её тело своими мощными толчками и натягивая её на свой хуй. Каждое движение в ней отзывалось волной наслаждения, расходящейся от налившейся до зеркального блеска головки до макушки и пяток и обратно, концентрируясь в головке перед следующим толчком в тугое, скользкое влагалище Юми, к которой опять подступал оргазм. Спальня наполнилась скрипом матраса, шлепками тел, моим хриплым дыханием, с хеканьем вгоняющим член в слегка чавкающее влагалище Юми и непередаваемыми стонами, всхлипами и криками японской прелестницы.

Не дав ей кончить, я перевернул её, положил на животик, подложив под него подушку и сжал маленькие круглые ягодички. Лёг на нее всем телом, раздвинув своими ногами её колени и двинул тазом вперёд. Ненадолго осиротевшее влагалище Юми опять плотно заполнилось моим членом под протяжный стон хозяйки. Она стала ещё быстрее что-то говорить, постоянно повторяя моё имя на свой манер и перемежаясь стонами:

— Ма тассимо макани, Андрэ-сан, ма тассимо макани! — сбивчивым дыханием от моих толчков, стонала она и через несколько моих шлепков животом об её попку закричала:

— Пода счива камии ю стей наааа!!! — и её и так тесное влагалище сильно сжалось, пульсируя в такт накрывшим ее волнам оргазма и я, захрипев от удовольствия, вжался, что было силы, в её маленькое тельце, расплющив попку и вонзив свой член в самую глубину Юми, замер на какое-то мгновение, в котором, казалось, замерло само время, тягуче концентрируясь где то внизу живота………. и, рывком вернувшись к нормальной скорости течения времени, головка взорвалась в тугом, спазмирующем влагалище потоками спермы, затухающе пульсируя.

Продолжение следует