Как мы «съездили» на дачу. Часть 1

Едва отъехав от автостанции, где-то по пути, наш бусик наткнулся на обломавшуюся какую-то развозку, стоявшую на обочине. А там: «ВАУ!» — аж мною так невольно воскликнулось, — стояло аж с десятка полтора, не меньше, каких-то чумазых, нестриженных, каких-то, то ли кавказцев, то ли айзеров. то ли арменов, — в общем, заробитчан, видимо, возвращавшихся с их какого-то строительного объекта, в их какой-то барак-общагу, где они проживали, на предстоящие выходные.

Вся пикантность ситуации, в том что мы ехали в Пазике, в котором и без того сидячих мест было мало, при практически безразмерном в такого типа бусике, пространства для стоячих мест. Вот и мне, и моей жене, — молодой раскрепощенной красивой семейной паре, достались уже только лишь стоячие места, в и без того в уже достаточно, почти под завязку, заполненном бусе.

Но все дело то в том, что моя раскрепощенная, красивая, совсем еще молоденькая жена давно забыла когда уже носила, тем более таким жарким летом, какое либо нижнее бельё, — то ли это лифчики, то ли это трусики. — Так, её аккуратные тверденькие сисечки, небольшого первого размера, хоть и прикрывала этакая цветастая маечка, достаточно и свободненькая, чтоб сосочки-то не особо-то и проступали, но и тем не менее, если как следует попялиться глазками в правильном ракурсе, то сквозь шлеечки этой маечки, можно таки как-то проглядеть её миленькие такие сисечки, со всеми сосочками. Ну и эта её совсем такая уж коротенькая юбочка, — эдакий черненький колокольчик-разлетаечка, прикрывала сочненькую её попочку, едва едва только лишь по самое небалуйся (и даром, что иногда сметаемая ветром, та временами таки и оголяла ее голенькую попочку — почти все девки сейчас носят стринги, и поди там разберись… .)

… а тут вдруг давай вваливать и прессоваться в наш бус вся эта чумазая рабоче-крестьянская грубая толпа нестриженых, небритых и вонючих потных айзеров, да так, что меня мигом оттеснили от своей жены, метра эдак на с полтора — два, не меньше.

Короче, набилось в этот бус гастарбайтеров, и не то чтобы даже под завязку как кильки в банке, а даже скорее как в мочевой пузырь, готовый вот-вот лопнуть от перенапряжения.

Бля! А там-то моя жена, в топике, с совершенно голым животиком и пупиком. безо всякого лифчика, да еще и БЕЗ ТРУСОВ!!! под ну ОЧЧЕНЬ даже мини миниюппочкой…

И да, и вправду гляжу через просветы этой всей толпы, как эта вся толпа прессуясь, своими грубыми черными, мозолистыми лапами, ухватывается, даже хотя бы и для поддержания равновесия своего, за эту голенькую талию с таким нежным животиком и милым таким пупком моей женушки…

… а там задралась и сама эта её юбочка, и конечно же тут же чья-то рука. а точнее лапа, обнаружила ничем не прикрытые её обнаженные гениталии моей жены…

Эй, тут самый наастоящий праастытутка есть, бэз трусов тут стоит! — кто-то воскликнул. И через мелькнувший просвет мне увиделось: те кто стоял рядом с моей женушкой. начали повертаться к ней, со всеми своими их лапами, принявшимися ощупывать её (дабы, видимо удостовериться, что и вправду бэз трусов) , залезая конечно же к ней под юбку с начисто под девочку выбритой её писечкой, а заодно уже и под топик тоже.

Даа, дэйствытельно праастытутка! — Ну шо, щас тут её и вжарым…

… а вот «вжарыть», как я понял, здесь, в этом распёртом телами автобусе, так и никак кому-то из них в упор и не получалось. — Видел лишь как два чьих-то жилистых, черномазых хуя (и даже не хуя, а целые эдакие такие жирные, длиннющие, жилистые елдаки — ну прям настоящие телеграфные столбы) бесцеремонно елозили в промежности между ног моей женушки, очевидно пытаясь проникнуть в дырочки гениталий моей жены… .

… и ЭТО лицо моей жены, — похоже, что на неё напал какой-то ступор: — рот открыт, челюсть отвисла, глаза широко открыты в каком-то удивлённом недоразумении, — похоже что от столь стремительной неожиданности ситуации, она то и толком-то не успела осознать во что вляпалась…

Слюшай, дорогой, ты тут и так саавсэм голий. нехорошо будет в тааком виде здэсь тэбэ далше ехать. — (А моя жена и действительно оказалась вдруг совсем голая, а точнее из всей её одежды остались лишь на ней босоножки, а топик и юбочка словно испарились) . — Наам тут виходыть уже надо, и тыы иды с нами тоже, — ми там тэбя и обогрэем, и одэнем, — цаарицэй будеш. И моей жене, ничего не оставалось, как послушно со всей этой толпой вывалиться из этого буса. И я тоже, как завороженный, пошел вслед за ней и всеми ними…

Уже был закат, явно темнело, и абсолютно голая моя жена, слава Богу, не так уже явно просматривалась через эту всю толпу (ну, мол, прикольнулась там какая-то их шалава, — в наши времена такое ужо совершенно не в диковинку) . И я сам-то особо-то среди всех них, не выделялся в этой толпе, тем более что я был в джинсах как и многие из них, и такой же, как и у многих их, простецкой тенниске с коротким рукавом. И среди них тоже, вроде как вовсе и не все, так уж и оказались лицами кавказской национальности. И сам их барак, где они жили, видимо в прошлом корпус какого-то пионерского лагеря, оказался слава Богу, от этой остановки, с которой мы все сошли, вовсе неподалеку. В общем я затесался среди них как будто тоже свой, а сам начал прикидывать варианты, как бы быстренько, и без особого шума, высвободить свою благоверную из этой ну уж занадто пикантной ситуации…

… нонетутто всё так уж и было…

Даавай сааси, шлюха, — не успев переступить порог барака, один из айзеров схватил за волосы мою жену, и грубо притянул к своему вздыбленному из приспущенных штанов члену.

Неет, ты не на колени становись, а подымайся, сейчас я тэбя, доебу, — скомандовал стоявший сзади айзер, и тот же жилистый горбатый «телеграфный столб» что в бусе елозил между ног моей женушки, начал наконец-то насаживаться ей во влагалище по самые яйца.

И свободные руки жены, обступившие её со сторон со спущенными штанами остальные айзеры, пристроили надрачивать и их члены, за которые она попросту уже держалась, так как если плохо сосала, то получала звонкие затрещины, а если уставала подставлять попу под чей-то очередной елдак, то получала по своим ягодицам тяжелые болезненные оплеухи, что её попа аж стала красной.

Ну и те, за чьи члены она держалась, тоже звонкими оплеухами напоминали что надо им тоже надрачивать, а не просто удерживаться за их члены как за колки. И вот так вот её ебали и ебали, часа два, аж пока сами все не устали.

Слышь, дарагой краасавыца, я тут прылягу, а ты ещё попрыгай, попрыгай на моём краасавце. — Один из айзеров, видимо натрахавшись стоя, устал и решил прилечь на свою кровать, потащив при этом мою жену с собой, чтобы она продолжала ублажать его плоть в позе наездницы. — Оно лежит расслабленое, а она трудится, прыгает на его елдаке, болтая перед ним своими сиськами, а еще и если что не так, не слишком глубоко насаживается, пытаясь видимо поберечь свою маточку от чуть ли не конской длины его елдака, то и получает звонкие шлепки теперь уже прям по сиськами, что и сисечки её покраснели. — Ну, действительно, звери настоящие.

Впрочем, все чаще попадались, кто просто её ебал, — она лежала уже обессиленная в полной отключке и расслабоне, а кто-то её ебал и ебал, но это были чаще всего похоже, что свои — некавказцы…

… для меня нашлась какая-то свободная кровать, дабы прикинувшись ихним, как-то перехватить к себе в эту кровать мою жену, и наконец-то избавить её от этого всего затраха, но даже когда и удавалось её и перехватывать с чьей-то постели, то все равно, довольно скоро находилась чья-то рука которая буквально отдирала от меня мою благоверную, а дальше опять, то там заскрипела кровать в помещении барака, то там…

Впрочем где-то уже на рассвете, кровати скрипеть перестали, и жену я нашел под тушей какого-то жирного грузина, заснувшего прям так с хуем в её пизде.

Можно мне её? — взяв за руку мою благоверную, начал её вытаскивать из под туши.

Да бери. — Спросоня тот буркнул.

И тут мы шуганули из этого барака не думая.