Как я взрослел

Это было во время каникул. Я проснулся и долго не отпускал ощущения от своего сна. Мне снилось, что мы с мамой идем по школьному коридору, и на нас обоих красивые белые платья. Они короткие и на нас все оглядываются. Чувства были непередаваемые. Их сразу же захотелось ощутить наяву. Мама, как обычно, была на работе до вечера и я без боязни полез в ее шкаф. Я наряжался, смакуя кажду вещь, когда вдруг с ужасом услышал шаги на лестничной площадке.

«Мама!» — я заметался, не зная, что предпринять. «Чулки, лифчик, скорее снять! Нет, боже, туфли же надо расстегивать!» Снять все с себя, чтобы спрятать, я никак не успевал. Схватив свои снятые вещи в охапку, я побежал к себе в комнату, ужасаясь стуку каблуков. Пока мама возилась с замком, я успел закинуть свое белье под кровать, и прямо так, в туфлях, бросился под одеяло, и притворился спящим. Через секунду мама уже вошла в мою комнату.

— Вставай, соня, скоро уже обед!

Я не успел ничего предпринять, как мама стянула с меня одеяло. Я пытался уцепиться за него, но было поздно. Мама громко ахнула. Она потрясенно смотрела на меня, лежащего в ее лифчике, чулках, туфлях, без трусов. Я был готов провалиться сквозь землю. Но и это было еще не все. Мама нагнулась и подняла одну из фотографий, которую я тоже приготовил… она выпала, когда я закидывал их под диван. Я даже успел заметить что это за фотография. это был снимок какой-то страницы порножурнала, где на одной фото взрослая женщина сосала у молодого парня, а на другой был она же… с его членом во влагалище. Меня особенно привлекали эти фотографии, потому что женщина на них была очень похожа на маму… Разглядев, мама выронила ее. Она стояла в шоке, не зная, что сказать. Наконец она опустила одеяло и я накрылся им с головой. Она вышла из комнаты. Я кое-как пришел в себя и переоделся. Мама ничего не спрашивала, но было видно, как она переживает.

Вечером она подошла ко мне.

— Миша, нам надо поговорить, — тихо сказала она.

Я кивнул, боясь посмотреть на нее.

— Мне давно казалось, что с моими вещами что-то не то… Давно ты это делаешь?

— Не знаю… наверное полгода…

— Ты же еще совсем маленький… а это взрослые вещи… И почему… ты чувствуешь себя девочкой? — нерешительно, с опаской, спросила она.

— Да, — тихо произнес я.

Маме словно стало немного легче, она как будто была уже готова к такому ответу.

— Расскажи мне… что ты чувствуешь? О чем думаешь.. при этом?

Я, поняв что наказание мне не грозит, набрался смелости.

— Я представляю, что я девочка… и что мне мужчины вводят.. в попу

Мама покраснела, но боялась меня перебить. Потом все же сказала

— Миша ты не знаешь о чем говоришь… это же больно! — но по моим глазам она что-то поняла, — Или ты пробовал… вводить себе?

— Да…

Мама была в шоке. Я вдохнул и решился.

— И еще я представляю, что это ты…

У мамы округлились глаза.

— Что?

— Что это делают с тобой… Я ни о чем другом не могу думать, мне так хочется это увидеть… как на той фотографии… Мне даже часто снится, что мы идем с тобой по лесу… почти голые… и на нас обоих нападают…

Мама ахнула.

Где-то через неделю к маме в гости пришла знакомая. Они закрылись в комнате, но я, стоя у двери, слышал, что они говорили вполголоса.

— Я не знаю что мне делать… Если я буду просто запрещать ему, куда он пойдет, с кем свяжется? Боюсь, что это кончится плохо, … У меня даже появилась мысль попросить тебя организовать такое… У тебя же были знакомые…

— Алла, ты действительно хочешь? Я могу поговорить и это не проблема, мужикам только намекни, ты сама знаешь… Но ты готова на такое? Чтобы вас, так, вместе?

— Лена, я все это понимаю, просто если он будет это скрывать…пойдет с кем-то сам… я не буду про это знать, я же с ума сойду от страха! Пусть уж лучше так, на моих глазах…

— Да… наверное, ты в чем-то права… хотя я бы на такое не решилась.

— И еще… я ведь сразу не сказала… он ведь хочет такое! Чтобы нас изнасиловали в лесу!

— Ну, это не проблема. Можно и так договориться. Все зависит от того, как ты сама на это готова.

— Лена, я не знаю что делать… я пока не до конца решилась.

— Я понимаю. Если вдруг созреешь — звони. Помогу.

Я отскочил от двери вне себя от волнения. Я не верил своим ушам! Мама уже почти была готова на такое, что мне могло только сниться!

Прошла неделя.

— Миша… Я хочу с тобой поговорить…

У меня внутри все подпрыгнуло, я ведь уже знал, что мама хоть на что-то согласна.

— Ты в самом деле этого хочешь?… О чем мы с тобой говорили?

— Да! Очень!

— Но это же может быть очень грубо… и больно… Ты можешь испугаться.

— Да, я знаю, мама, я не боюсь, мне просто очень-очень хочется!

— И хочешь увидеть при этом… меня?

— Да… — уже смутился я.

— Но это же тоже будет… слишком по взрослому…

— Мама, я очень-очень хочу, просто ты очень красивая… и мне хочется увидеть, как это делают мужчины… именно с тобой.

Мама молчала, наверное, пытаясь успокоиться и собираясь с мыслями.

— А что ты хочешь надеть?

Я ощутил как внутри нарастает радостное предчувствие.

— Я хочу надеть платье… такое красивое, праздничное, как у наших девочек на утреннике… пышное и короткое… и еще колготки… и туфли… — я еле договорил это от смущения.

Мама слушала меня с каким-то странным видом.

— А еще, мама…Я хочу… чтобы ты была как балерина… в такой же красивой юбке…

Мама схватилась за щеки.

— Мишенька, но это же… чересчур…зачем так?

— Ну… чтобы перед этим было…все видно, — я смущался, запинался, но уже не отступал.

— Мне же не пойдет, я ведь уже не стройная девочка.

— Мама, неправда, наоборот, у тебя все очень красивое… а если еще так все видно…

Мама еще немного посидела, держась за голову, потом поднялась.

— Я не знаю, Мишенька, это конечно, сумасшествие… я не знаю … Только если пообещаешь, что будет это один раз и все! И больше ты ничего не будет, и ты даже не думаешь про это!

— Да! Обещаю!

Прошло два дня сплошных переживаний. Мама подозвала меня.

— Миша, примерь это.

Она протягивала мне белое платье! Я чуть не сошел с ума от радости! Я скинул с себя все и натянул его. Это было такое ощущение! От того, что это было не тайное переодевание, сейчас это было специальное платье для меня! Мне позволили не только переодеться, мне его купили для того, чтобы меня в нем выебали! Это было какое-то невероятное ощущение легкости, свободы… Мама смотрела на мои горящие глаза и, похоже тоже проникалась моими чувствами.

— Если ты не передумал… завтра…

Я даже подпрыгнул.

— Да, конечно!

— Ну хорошо… — мама тоже была взволнована.

Я долго не мог заснуть, пытаясь представить себя, маму, в мужских объятиях, член, который завтра будет входить в меня, в маму…

Назавтра мама взяла с собой большую сумку. Мы доехали до окраины города, где начинался лес, и углубились в него. Я боялся спрашивать, но у меня внутри все сжималось от волнительного ожидания. Мы остановились, мама огляделась.

— Миша, ты точно не передумал? — мама спросила с последней надеждой.

Я замотал головой.

Она расстегнула сумку, достала оттуда пакет и дала мне.

— Можешь переодеться там… за кустами.

Я схватил пакет и с бьющимся сердцем стал переодеваться. Там было то, вчерашнее платье, светлые колготки, белые атласные туфельки с пряжками… волнуясь как никогда, я одел это на себя так быстро, словно одевал всю жизнь. Мысль о том, что сейчас я одеваю это не для того, чтобы помечтать, а всерьез, для того, чтобы понравиться, чтобы меня в нем выебали, приводило меня одновременно в страх и в восторг.

Я оделся и вышел из-за кустов. Мамы почти не был видно, но, похоже, она тоже переодевалась. У меня замерло сердце от сладкого предчувствия, я еле терпел, чтобы не заглянуть за ее куст.

Мама вышла из своего укрытия и я, не удержавшись, ахнул от изумления! Она действительно переоделась в балерину! Но в какую! Под пачкой были видны эффектные, до невозможности женственные ноги с круглыми коленками и пышными бедрами! На ногах были колготки и туфли на каблуках. Но это было не все! Она была в какой-то почти прозрачной обтягивающей кофточке и без лифчика! Ее соски так резко выделялись, что я не мог отвести глаз! Да и сама грудь была просто огромной!

Мама заметила это и быстро прикрылась руками.

— Миша! Не смотри! Я смущаюсь, я так не могу!

— Мама, ты такая красавица! — меня переполняло восхищение. Мама смущенно улыбнулась в ответ. Она взяла меня за руку и мы пошли по тропинке. Мне ужасно хотелось смотреть на маму, я изо всех сил скашивал глаза на ее грудь, на ее ноги, стесняясь глазеть в открытую… Когда тропинка сузилась, я как бы невзначай пропустил маму вперед, и, воспользовавшись моментом, набрался смелости и нагнулся, чтобы заглянуть ей под пачку.

— Миша, не делай этого! — мама быстро прижала пачку вниз к ногам, и остановилась, пропуская меня вперед.

— У тебя такие красивые ноги! Мне просто очень захотелось посмотреть, — и я вдруг вспомнил о том, куда мы идем и решился задать так мучивший меня вопрос.

— Мама, а тебя тоже сейчас будут… ебать? — я еле прошептал последнее слово, не зная как это сказать по-другому, но мама его услышала. Было заметно, как она густо покраснела.

— Мишенька не надо такие слова говорить, это нехорошо… может быть…

— По-настоящему? — я был ужасно взволнован, — Прямо… во влагалищ

е?

Мама покраснела еще сильнее, не нашлась что сказать. Я шел и мог думать только о том, что сейчас какой-то мужчина увидит, какая моя мама красавица в костюме балерины… и что он захочет с ней сделать…

За поворотом тропинки показался деревянный домик. Мама остановилась, Она постояла, прижав руки к щекам. «Господи, что я делаю?» — она прошептала еле слышно. Потом взяла меня за руку и мы шагнули в домик.

Там было две кровати. А их было трое. Взрослый небритый мужик, пацан блатного вида, совсем молодой, наверное всего на год или два старше меня, и манерный длинноволосый парень с серьгой в ухе. Они были явно удивлены нашим видом. Их глаза загорелись, они обменялись парой реплик и стали глазеть на нас уже с интересом. Длинноволосый в основном смотрел на меня, двое других — на маму.

Небритый подошел к нам. Он сразу расстегнул брюки и достал свой напрягшийся член. Он был огромный, ужасно некрасивый, с длинным хвостиком сморщенной кожи на конце. У меня внутри все замерло.Мысль о том, что сейчас именно этим членом выебут маму, была настолько возбуждающей! Я видел, что маме было не по себе, она похоже, жутко стеснялась, потому что все время пыталась то прикрыть соски грудей, то одернуть, опустить пачку пониже.

Молодой пацан проявлял самый большой интерес. Сначала он пялился на мамины груди, потом подошел и присел, разглядывая маму под пачкой. То, как он ее разглядывал, что ему было видно все у моей мамы под пачкой, мысль о том, что он наверное тоже будет ебать маму, возбуждали меня наверное еще сильнее, чем его!

— Иди сюда. — подозвал меня небритый. — Сними с нее трусы.

У меня заколотилось сердце. Я робко подступил к маме. Когда я взялся за мамину пачку, она уже почти не держала ее и она выскользнула из ее пальцев. Я приподнял край пачки, уже вблизи и как следует увидев все то, что мама прикрывала от меня, когда мы шли сюда, ее бедра, попу… И еще мама была без трусов под колготками! Я взялся руками за ее колготки и стал стягивать их с ее бедер. Мама покорно переступила, с ноги на ногу, когда я снимал их с ее ног совсем. Она пошатнулась, с трудом удержавшись на каблуках. Небритый подал ей руку и мама каим-то очень женственным движением оперлась на нее, пока я снимал с нее колготки.

Пацан опять присел маме под пачку и разглядывал ее уже обнаженную. Он грубо сунул руку ей между ног. Мама вся сжалась. Пацан сначала просто трогал ее там, потом протолкнул руку выше…

— Бля… Ну у нее и пизда… Весь кулак входит!

— Хочешь увидеть как твою маму выебут? — спросил меня небритый. Я смущенно кивнул.

Он подтолкнул маму к кровати, усадил и развел ей колени. Я впервые увидел ее влагалище! У меня уже неотрывно в голове крутилась картина того, что сюда сейчас войдет этот его член…

— Иди сюда.

Я подошел к маме, сидевшей с раздвинутыми ногами. Она отворачивалась, чтобы не смотреть в мою сторону.

— Раздвинь ей пизду.

У меня все замерло внутри. Я нерешительно, осторожно прикоснулся к ее горячим и влажным губам и раздвинул их пальцами. Мама закрыла лицо руками.

— Вставляй мой хуй, — небритый уже был вплотную ко мне, так что его член оказался совсем рядом.

С колотящимся сердцем я осторожно взялся за него. Это был первый раз, когда я прикасался к мужскому члену, да еще такому огромному и возбужденному. У меня все поплыло перед глазами, но я все же делал это. Пальцами одной руки я держал раздвинутые мамины губы, а другой рукой я с силой пригнул член небритого и направил его туда, маме… Небритый так ненавязчиво помогал мне всем телом, что было ощущение, что это только я ввожу его член в мамино влагалище.

Он сразу же вошел в маму полностью. Она ахнула. Вернее, мы с ней ахнули одновременно! У меня внутри все подпрыгнуло. До этого момента я все еще в глубине души не очень верил, что это случится, и вдруг стало понятно, что это уже случилось! «Все! Это уже все! Маму уже ебут!» — у меня внутри все ликовало! Я просто изнемогал, я не мог даже вздохнуть, у меня перехватывало дыхание и подкашивались ноги, но я уже не мог отвести глаз от того, как настоящий, большой член все быстрее и быстрее входит в маму…

— Иди сюда! — я вздрогнул от того, что кто-то взял меня за руку. Длинноволосый парень, сидя на другой кровати, потянул меня к себе. «Вот оно!» — подумал я и почувствовал, как у меня от волнения подкашиваются ноги. Он подтянул меня к себе поближе и развернул спиной к себе. Я полузакрыл глаза, ощущая только его руки и как у меня колотится сердце.

Его руки сразу же полезли мне под платье. Он не был груб, и это меня немного успокоило. Он прошелся руками по моим ногам в колготках… потом, просунув руку между ног, скользнул рукой по моему органу спереди. Хоть я и был возбужден до крайности, от всех этих переживаний он не был вставшим, но под его пальцами вздрогнул. И мне было приятно, что он почувствовал это… Я был очень рад, что не одел под колготки трусы. Затем парень стал щупать мою попу уверенно, но как-то очень нежно одновременно.

Полузакрытыми глазами я видел свои туфельки, свое пышное платьице, и чувствовал себя настоящей девочкой! особенно этому ощущению помогало то, что в его трогающих меня руках я чувствовал его желание, что он хочет меня… Я не выдержал, и коротко, с выдохом простонал, сам удивишись тому, насколько по-девичьи это получилось! Еще больше смущаясь от того, что я делаю, я вдруг стал немного, как бы случайно, кокетливо, на секунду приподнимать свое платьице, чтобы он не только щупал меня, но и мог увидеть мои ноги в колготочках, чтобы мелькнула моя попа…

И мне показалось, что это помогло, что именно после этого он поднял руки выше под платье и взялся за резинку моих колготок! От ощущения и мысли о том, что сейчас с меня их снимут, что последует дальше, я опять непроизвольно ахнул по-девичьи и схватился за его руки, чтобы это выглядело как будто я пытаюсь его остановить, но при этом я больше всего боялся именно помешать ему!

Он медленно, не торопясь, стащил мои колготки до колен. Его руки легли на мои голые ягодицы, раздвинули их… я почувствовал его палец… Он потянул меня к себе, вниз… Я послушно присел и впервые ощутил его член! Наверное он был уже чем-то смазан, потому что он скользнул в меня почти легко, несколько секунд боли быстро прошли, а ощущение его члена внутри захватило меня. Меня уже ебали по-настоящему!

Он делал это почти ласково, а мне в ответ хотелось вести себя как можно женственнее… Я уже вскрикивал и стонал почти всерьез, то натягивал платье на колени, чтобы прикрыться, то наоборот вдруг вспоминал, что на кровати напротив двое парней и моя мама и приподнимал на секунду платье, надеясь, что им будет видно, что происходит там, у меня… Я чувствовал себя почти наравне с мамой! Хотя у меня не было такой красивой груди и ног, как у нее, я думал о том, что у меня очень нарядные платье, туфельки, и я тоже в них вызываю желание…

Когда наконец я осмелел настолько, что решился открыть глаза, я увидел, что происходит на кровати напротив. Я увидел, что ужасно красивую маму ебут в такой же позе как и меня, она сидела на коленях у небритого, спиной к нему, в той же пачке балерины, с широко раздвинутыми ногами, так что все было словно напоказ! Я догадывался, какое наслаждение получают мужчины, когда ебут такую красавицу… Я не видел какой был хуй у парня с сережкой, я его только чувствовал внутри себя, но тот, которым ебали маму, был просто огромным!

Я не мог отвести глаз от того, как он входит и выходит из маминой пизды, так что ее губы аж выворачивались вслед за ним, будто не желая выпускать. Раздвинутые мамины бедра казались просто огромными, но и входивший между них хуй был им под стать. Огромные мамины груди уже вытащили из прозрачной блузки и сейчас они прыгали в такт толчкам… Все было почти как на той фотографии, только мама была гораздо красивее той женщины, а самое главное, это производило на меня такое впечатление! Я никогда не мог и представить, что увижу это на самом деле!

Пока небритый ебал маму, пацан стоявший рядом, сначала только лапал мамину грудь. Наконец он осмелел и достал член. Мама сначала пыталась отвернуться, но он все же поймал момент и дал ей в рот. Понемногу, словно смирившись с этой мыслью, она начала сосать. Происходящее было настолько невероятно, что мне казалось, что это происходит во сне, но уж слишком настоящими были ощущения — и от своих ощущений и от вида того, что делали с мамой!

Похоже, что они оба кончили, потом они стали пересаживаться, заслонив от меня маму… Когда они сели опять, мама была опять с раздвинутыми ногами на коленях у небритого, но они ебали ее уже вдвоем! Пацан был сверху, заслоняя мамино лицо, я слышал только ее стоны. Сейчас мне было это не очень хорошо видно, но мне показалось, что оба их хуя входят вместе в мамину пизду! Это было просто невероятно! Несколько раз пацан оборачивался и. не останавливая свои движения, подолгу смотрел на меня, словно специально показывая выражением лица, какое ему доставляет ебать мою маму!

Прошло какое-то время. Мужчины с мамой уже удовлетворились несколько раз, длинноволосый парень тоже задрожал всем телом и кончил, прижимая меня к себе…. Мы с мамой поднялись…

— Э, подожди! — пацан вдруг передумал. Он остановил маму, уложил на кровать, и, задрав ее пачку, выебал ее еще раз…

Часа через два нас наконец отпустили. Меня переполняли эмоции, но я боялся что либо сказать, потому что не знал, о чем сейчас думает мама, которую только что так выебали на моих глазах. Не говоря ни слова, мы дошли до кустов, так же молча переоделись и двинулись в город. Уже почти у самого дома мама решилась заговорить.

— Как ты? Тебе понравилось?