Я женюсь на ней!

весь путь к ней домой я мучился от нетерпеливого ожидания. перед глазами то и дело возникали детали наших прошлых невероятных встреч, её глаза, плавные линии тела. самым удивительным для себя я находил то, что навязчиво всколыхивая и без того неслабое желание мне вспоминались даже запахи и ощущения прикосновений, произнесенные слова и многие неважные, но очень яркие мелочи. я давно решил для себя, что эта женщина крепко меня зацепила. позволяя делать с собой все, и внезапно предлагая что-то новое. краснея то ли от стыда, то ли от невыносимого желания. она как мистический суккуб воплощала в себе всю сексуальность, все мои ожидания и мечты. и я не задумывался о том, есть ли это любовь, или вулканом взорвавшееся моё «я» после долгого времени одиночества.

почти полчаса ожидания нужной остановки пролетели в томительных полубредовых видениях. Настолько меня захвативших, что я потерялся в окружающей обстановке держась за поручень в середине трамвая. заметно выдающий моё состояние бугорок в брюках заставил сидящую рядом женщину отвернуться к окну со смущенной улыбкой.

почему-то самые незабываемые периоды жизни, случается, сопровождаются совершенно несоответствующим тому окружением. по-осеннему безжизненная улица, дом в старом районе города, подъезд в глубине двора, дверь квартиры верхнего этажа, даже звонок были совершенно обычными. неромантичными. потрепанными. это было совсем не похоже на выхолощенное кино. в котором плохая и фальшивая игра актеров окружена как раз таки идеальными интерьерами. которыми любуешься — но не веришь. реальность же была ярче и острее потому что в этом, в моем кино, не было фальши. только животная страсть, как свежая кровоточащая рана. моя подруга не соответствовала искусственным стандартам красоты. но в ней было все идеально…

нажав на кнопку звонка, и почти его не услышав, я стал ждать, считая удары сердца и вслушиваясь. как всегда легкие почти невесомые шаги. она открыла мне дверь, едва уловимо окинув взглядом. достаточно машинально и бессмысленно, учитывая типичный мягкий октябрьский сумрак, почти везде царивший в этом еще довоенном доме.

-проходи, раздевайся.

звук её голоса как всегда дернул за что-то горячее внутри меня. неправильно домысливая смысл слов. она отступила в сторону, пропуская меня внутрь.

каждый раз, входя сюда, я чувствовал несвойственное для себя волнение. сегодня не было исключением. её обычный аромат. я много раз чувствал запах этих духов, но никогда не мог определить для себя на основе чего они сделаны. сладкий, манящий, даже головокружительный. но не цветочный и не фруктовый…

она знала мою слабость к ней. ей вполне нравилось заводить меня, играть мной. по-доброму. не стервозно. просто ей нравилось, что она нравится мне. что меня безудержно влечет и манит только она.

конечно, поэтому она была одета так, чтобы заставить моё сердце биться быстрее. насколько это итак было возможно. светло-серый короткий халатик, повязанный поясом. без пуговиц, только пояс. всего лишь немного скрывающий её округлую попку и оставляя большой пространство для фантазий на тему её остального белья.

легко, с улыбкой, она подступила ко мне и, встав на цыпочки, поцеловала в губы с едва ощутимым укусом.

-привет, чай будешь, или?…

-привет…

я попытался её обнять, но она решительно отстранилась:

-нет! без рук! не так сразу…

в её глазах я уловил знакомые и так распаляющие воображение искорки.

тут, наверное, надо немного рассказать, как мы познакомились и кем она была. впрочем и тут все как в обычной жизни. и, одновременно — не так. через знакомого она попросила помочь ей разрешить один неприятный и достаточно щекотливый юридический вопрос. по моему профилю это не составило бы большого труда. для наших встреч и обсуждения дела мы встречались в небольшом, уютном кафе на улице Мендельсона. разумеется, не пошутить на эту тему при первой встрече мы просто не могли.

сказать, что она была симпатичная — этого мало. она точно была в моём вкусе. просто идеально в моём. невысокая, улыбчивая, остроумная девочка. так я подумал про неё в первый раз. с приятными формами фигуры. кому-то другому, возможно, её бедра показались бы слишком широкими, рост недостаточно большим, а лицо недостаточно модельным. но не для меня. наверное, первое, что меня восхитило, и впервые тронуло за струну страсти — были линии её талии и бедер. одевалась она всегда со вкусом. в отличии от первой встречи по нашему делу, на последующие она обычно одевала разные, но обязательно стильные — миниюбки до середины бедра.

скорее всего, симпатия была обоюдной. потому что мы негласно стали ловить себя на том, что стараемся меньше возвращаться к юридической стороне вопроса и всячески оттягивать решение проблемы.

и нам все открыла сущая мелочь. на одной из встреч, размешав кофе и укладывая эту по-комически крошечную ложечку на блюдце, я ложечку уронил. под стол. отскочив от ноги и зазвенев, пару раз ударившись об пол, она остановилась так, что мне пришлось наклониться и протянуть руку. совершая это машинальное движение и опустив голову, я оторопел. до этого сидевшая совершенно спокойно моя спутница прямо в этот момент сняла с ноги ногу и как будто случайно немного развела коленки. я буквально замер. не сводя глаз с её ног и стараясь не привлекать лишнего внимания людей в кафе, я опускал голову ниже, протягивая руку к ложечке. когда моя глаза оказались ниже края стола, я, наверное, на некоторое время проглотил язык. её аккуратные, очевидно очень мягкие и округлые бедра глубоко под юбкой охватывали резинки бесцветных чулок. я замер в этой позе, неглядя нащупывая упавшую ложечку. моя спутница, немного двинувшись на стуле в мою сторону, еще чуть раздвинула ножки. легко, будто случайно. но достаточно, чтобы я увидел светлые, коротенькие волосики на её лобке. она, отвернувшись к окну, что-то разглядывала на улице помешивая ложечкой свой кофе.

надо ли рассказывать, что наши встречи перешли после этого на другой уровень? юридический вопрос мы быстро закрыли. а наши уже неделовые встречи стали проходить у неё дома. от неё это было важным условием, которое она мне поставила практически сразу. сказав что-то про ревнивого бывшего парня и что нас не должны видеть больше вместе — она закрыла вопрос. надо отметить, что несмотря на свой возраст и женственность, ей было свойственно твёрдо стоять на своём.

она тогда как раз сдавала сессию после второго курса в нашем Липовецком мединституте. так что спорить я не стал. хотя бы чтобы не мешать ей с учебой.

кстати и её специальность стала для нас ярким предметом эротической игры. помимо знания анатомии и тонкостей работы разных человеческих членов, было кое-что еще. она много рассказывала. видимо, угадав, что меня это заводит, она рассказывала о работе и учебе. как, например неоднократно помогала в качестве медсестры своей тетё, тоже врачу, проводить медосмотр в военкомате. скрываясь за маской, рассматривая и запоминая. видимо, эротическая игривость была свойственна всем женщинам в их семье, потому что пользуясь случаем развлекались они по-полной. приспустивших трусы понравившихся молодых людей они просили приподнять и так подержать член. ощупывали и рассматривали их мошонки, обмениваясь якобы медицинскими мнениями. говорила, были парни с даже вялыми пенисами впечатляющих размеров. и конечно, оставить это как есть они не могли. пугая молодого человека латинскими терминами, они предлагали ему срочно втереть заранее приготовленный крем, иногда оказывая в этом помощь. когда намасленный, крепко эрегированный член по их мнению был готов, они, легко массируя головку члена пальцами доводили дело до оргазма. молодой человек чувствовал себя смущенным и виноватым, поэтому их развлечения никогда не предавались огласке. никогда, кроме наших с ней разговоров.

вообще мы несговариваясь приняли, что элемент игры, предварительных ласк и абсолютно все, что может нас возбуждать до стука крови в висках — самое главное. важнее одного только секса.

её возбуждал вид моего эрегированного члена. и я был безумно рад судьбе, что в отличии от многих других женщин она, возбудившись, не жаждала сразу разрядки. наши ласки и игры могли продолжаться часами.

кстати, манеры постоянно ходить без трусиков я потом за ней не заметил. просто при первых наших встречах её возбуждал факт того, что она без белья. случайность с кофейной ложечкой пришлась весьма кстати. потом, почти разрывая на ней одежду в тот вечер я был еще раз приятно удивлен — оказалось на наши встречи она не надевала нижнее белье совсем. блузка, юбка, чулки, туфли. и всё. с этим я справился, кажется, за пару секунд.

но это было позже, уже у неё в спальне. а перед этим, прямо в подъезде, она настойчиво захотела убедиться, что я действительно тверд в своих намерениях. да, да, именно что я буквально тверд. мы целовались на площадке между этажами. и она прошептала:

-я хочу «его» потрогать…

и, не дав мне ничего сказать, прильнула к моим губам своими. руками выдергивая мою рубашку из брюк на спине. расстегнув ремень, она обняла меня снова и просунула руки мне в брюки, поглаживая и сжимая мои ягодицы. продолжая её целовать в небывалой для меня страсти, я почувствовал, как её руки двигаются вдоль моих бедер. ловким и привычным движением она полностью расстегнула мои брюки и сдернула их вместе с трусами до колен. продолжая целовать меня она обхватила мои мошонку и член руками. аккуратно сжимая и разжимая своими мягкими и теплыми ладонями она буквально проверила меня на твердость. и я, конечно, не подвел.

вот такой была моя подруга…

уловив в её глазах и легкой улыбке завораживающую интригу, я слегка нервно разулся и снял куртку.

-давай, я помогу, — сказав это достаточно твердо и спокойно, она подошла и стала неспеша раздевать меня прямо у входной двери.

разумеется, такой интимный и возбуждающий процесс нельзя комкать спешкой. и она это прекрасно знала.

когда рубашка была уже на полу, она немного отклонилась назад и осмотрела меня, игриво прищурившись. опуская взгляд с плеч и груди вниз вдоль живота, её глаза задержались на совершенно нескромно выпирающем бугре штанов. она, просунув ладони в мои карманы, расправила их и снова осмотрела мой пах. она просила меня всегда укладывать член в штанах головкой вверх. и, улыбнувшись, кивком головы показала, что довольна.

отступив на шаг назад, и скрестив руки на груди, приказала: — продолжай сам!

стараясь унять дрожь в пальцах, я расстегнул ремень и уже собирался расстегивать пуговицу но она меня остановила: — сначала вытащи ремень и… не спеши…

сильно потянув, я высвободил ремень и откинул его в сторону. уверенным кивком она велела продолжать, игриво и немного придирчиво присматриваясь к каждому моему движению.

стараясь все делать неспеша, будто во сне, я расстегнул пуговицу и медленно потянул змейку вниз. приспустив брюки, я стоял перед ней с твердо набухшим под трусами членом.

немного повозившись, снимая брюки и носки, я выпрямился, ожидая намека на подсказку о дальнейших действиях…

-снимай!

я сделал, как она попросила, и теперь стоял перед ней совсем голый с торчащим членом. приподняв бровь, она рассматривала меня, то переводя взгляд к моему лицу, то к моему паху. кивнув какой-то своей мысли, она подошла, и деловым, привычным движением стала ощупывать мою мошонку. следуя нашему недавно принятому условию, мошонка должна была быть тщательно выбрита. и она была. её пальцы проверили, кажется, каждый квадратный сантиметр, и не по одному разу. она явно искала допущенные мной ошибки. проведя указательным пальцем по коротко остриженному лобку, она, видимо осталась довольна:

-хорошо, — прошептала она, — как я люблю.

поворачиваясь в сторону кухни, она левой рукой обхватила мои яички и, держа меня так, повела пить чай.

прошлепав босыми ногами по линолеуму, мы зашли в гораздо более освещенную кухню. усадив меня на табуретку, стоящую у длинной стороны стола, она неожиданно мило поцеловала меня в губы, впрочем, не выпуская моих яичек из своей руки.

-тебе чай, как обычно с сахаром? — спросила она отпустив меня, ожидая традиционный положительный ответ.

деловито и по-хозяйски она захлопотала на кухне. поставила на огонь чайник, стала что-то доставать из холодильника и нарезать. я сходил с ума, наблюдая как она делает все легко и просто. я был не в силах оторвать от неё взгляд. увлеченная, она немного наклонилась перед холодильником, доставая что-то с нижней полки. подол халата приоткрыл круглую, мягкую попку в белых трусиках, завершающую очень фигурные ножки. она, видимо, интуитивно-телепатически уловила мой взгляд и, обернувшись ко мне улыбнулась.

легкий ужин из салата и бутербродов прошел под достаточно будничные разговоры и событиях прошедшего дня. у меня была работа, у неё была учеба. но стоя спиной ко мне и уже складывая посуду в мойку, она неожиданно сменила тему:

-а я говорила тебе, что во время моей подработки с тётей я трогала яички всех своих одноклассников? и ни один меня не узнал! — она звонко расхохоталась. — в школе я носила очки и длинную косу, так что теперь они меня не узнают, особенно под марлевой маской.

да, сейчас не было ни косы длинных волос, ни очков. я даже не смог с ними её себе представить.

-представляешь? какая из моих сверстниц может похвастаться, что видела и ощупала столько пенисов и яичек? — её смех и слова меня возбуждали и пробуждали ноты обжигающей ревности. конечно меня будоражила мысль, что моя подруга развлекает себя осмотром гениталий других мужчин. особенно — знакомых.

решительно повернувшись, она мне бросила: — пойдем в комнату!

квартира была однокомнатная, съемная. поэтому единственная комната была тут всем. и гостиной и спальней и чем угодно.

она села на край дивана, закинув ногу на ногу, поставила меня стоять прямо перед ней, как есть.

ритмично покачивая ступнёй, она, видимо перебирала в голове какие-то варианты. я не своидил глаз с её ножек и небольшого треугольника тела на груди, который не прикрывал её халат. угадывался самый край кружевной окантовки белого лифчика. возбуждающий факт, учитывая что я был голым совсем.

очевидно, определившись с выбором, моя подруга потянулась к ящику тумбочки, и вынула странную, непонятную и новую для меня приспособу. это были две соединенные вместе петли, черные и явно очень эластичные.

повертев их в руках и проверив, она взглянула на меня:

— сейчас я поиграю с твоим членом. это силиконовые эрекционные кольца. ты знаешь, для чего они? — я неопределенно кивнул.

во рту пересохло.

— одно кольцо я затяну на твоем члене, чтобы затруднить кровоток и добиться особо сильной эрекции. вторым я перетяну твои яички, — и она ладонью похлопала по ним снизу-вверх. — хочу чтобы они стали красными и большими от напряжения. возможно ощущения будут не очень, но ты ведь потерпишь ради меня? — я снова кивнул, сказать что-то внятное я уже не мог.

-хорошо, — сказала она с улыбкой.

с увлечением, но методично и неспеша она принялась за своё очередное развлечение. сперва она надела кольцо поменьше на мой уже и без того твердый член. слегка затянула. скорее для того, чтобы закрепить.

-вообще-то в инструкции написано, что нельзя заниматься такой перетяжкой больше, чем полчаса. но мы ведь осторожно? — сказала она, аккуратно просовывая мои яички во второе кольцо и несильно затягивая его.

посмотрев на меня с улыбкой, она отклонилась назад. видимо, убедилась, что все выглядит как в инструкции. мой член был уже в состоянии какой-то героической эрекции. но, судя по всему, этого было мало моей подруге. её эротическо-медицинский эксперимент только начался.

она чуть сильнее стянула петлю на члене, откинувшись на спинку дивана наблюдала изменения. а вот с яичками она решила перейти сразу к сути, и затянула их так сильно, что мне пришлось поморщиться…

-прости милый. ты же потерпишь? — я снова кивнул, не желая ей отказать.

так она попеременно то затягивала петлю на члене, то осматривала и проверяла на ощупь результат. яички достаточно скоро стали гудеть от напряжения, и постепенно принимали тот вид, который она так желала. краснели, даже темнели, и набухали. судя по реакции моей мучительницы, твердость члена с набухшими венами и немного пульсирующего в такт ударам сердца была именно такой, как она добивалась. ощупав и взвесив в руке опухающие яички, она неопределенно покачала головой.

— милый, мы ведь можем лучше? правда? — она игриво рукой покачала моими яичками, как маятником.

мне показалось, что так продолжалось несколько часов. член пульсировал, показывая чудеса фантастической эрекции, мошонка набухала, моя подружка деловито проверяла все наощупь и загадочно улыбалась…

-а я ведь тебе не рассказывала, что на прошлой неделе к нам на осмотр попал один мальчик… симпатичный! — она вдруг вернулась к прерванной в кухне будоражащей теме, не прекращая своих манипуляций с моими гениталиями. — его зовут Игорь. вылетел после третьего курса. пойдет по призыву.

я, прикусив язык, молча слушал, не имея ни возможности, ни желания прерывать её рассказ.

-он мой одноклассник, и мой первый мужчина. — она посмотрела мне в глаза чтобы увидеть реакцию. — мы с ним стали встречаться еще в девятом классе, и достаточно скоро стали любовниками. я рано взрослела, и мне постоянно хотелось чего-то, чего я еще не понимала. и он мне открыл все. его член был первым, который я увидела, и он был первым, который был во мне. мы делали «это» везде, где оставались наедине. и это было волшебно, все это время. но нам пришлось расстаться. он явно не довольствовался одной мной, и однажды подхватил заразу, щедро наградив и меня…

больше не затягивая петлю на члене, она только трогала и сжимала мои опухшие яички, как будто это лучше помогало ей вспоминать детали.

-я сразу узнала его. я бы никогда не забыла парня, горячий член которого первым увидела и держала в руке. и, скажу честно, член это был выдающийся. но сейчас стал еще боле впечатляющим, поверь! — она задумчиво и, наверное мечтательно — улыбнулась.

-он сразу узнал меня. и не стал ничего скрывать. оказалось, что много после нашего расставания, он стал встречаться с одной женщиной. она была старше его, и опытнее. она настояла, чтобы он прошел одну операцию. по-простому это обрезание, но по современной методике. и да, поверь, его «штука» стала впечатлять его женщину еще сильнее. головка члена стала менее чувствительной, а от одного его внешнего вида у меня внизу стало мокро. твой член всего немного меньше, чем у него. но теперь я могу думать только об одном… — она прервалась, и задумчиво посмотрела мне в глаза, как будто ожидая увидеть там ответ на незаданный вопрос.

честно говоря я ничего не соображал. поэтому молчание могло бы и затянуться. но она перешла к сути, видимо долго мучающей её фантазию:

— милый, ты ведь потерпишь ради меня, как потерпел Игорь?

до меня наконец дошло, чего она от меня просит. пока я, ворочая сухим языком, пытался придумать хоть какой-то ответ, мой член ответил все за меня. без слов. он стал пульсировать еще сильнее, и, кажется еще сильнее выгнулся. да, пульсировал он так сильно, что его ритмично качало как ветку на ветру. моя подруга удивленно перевела взгляд на качающийся туда-сюда пенис. с улыбкой наблюдая за ним, она откинулась на спинку дивана, поджав под себя ноги. моя подруга была явно довольно тем, что мучающий её вопрос решился именно так, как она хотела.

-спасибо, милый! — она резко вскочила с дивана и поцеловала меня, наверное, самым долгим поцелуем. -давай теперь снимем это…

ослабив петли эрекционных колец, она осторожно освободила мои гениталии.

-ложись, я тебе все расскажу. — она бросила для меня в изголовье подушку, а сама убежала на кухню, как обрадованная долгожданным подарком маленькая девочка.

я лег, устроился как можно удобнее. подушка была жесткая и высокая. моя голова оказалась выше остального тела. я осторожно потрогал член и мошонку. все было цело, все было здорово. очевидно моя подруга ориентировалась по настенным часам и специально не рисковала. мошонка, конечно же, ныла. но так же ныл и низ живота, что явно свидетельствовало для меня о перевозбуждении.

моя подруга скоро вернулась, держа в руке чайную ложку. я даже не рисковал представить — для чего.

-ложись ровно. я все покажу. — она уложила меня, голого, максимально ровно, и села рядом на пол напротив моих гениталий…

-операция называется — циркумизация, — взяв ложечку наподобии скальпеля она продолжала. — крайнюю плоть тебе обрежут по кругу…

обхватив одной рукой мой член, ложечкой в другой руке она, совершая символические режущие движения, обозначила место будущего разреза.

-потом кожу аккуратно отделят, — она сделала сложные движения в воздухе около головки моего члена. — и потом наложат швы. все просто!

-а как долго все будет заживать? — задал я вопрос, который меня больше всего беспокоил на тот момент.

-несколько недель. все индивидуально, как пойдет процесс заживления.

-это мне прийдется столько быть без секса? — это меня озадачивало и пугало.

-милый, ну ты же потерпишь? зато сексом можно будет заниматься мне, и ты мне будешь помогать! — её явно возбуждала и одновременно забавляла именно такая перспектива.

мой член в её руке снова стал пульсировать, давая понять, что меня эта перспектива возбуждала тоже. видимо любой девушке, чтобы получать ответы на свои вопросы достаточно просто держать мужчину за член. интересно, как к этой идее отнесся бы Нобелевский комитет?

разглядывая пенис с разных сторон, она оголила головку, видимо представляя, как он будет выглядеть после операции.

-милый, не волнуйся. моя тетя проделала несколько десятков таких операций и ничего плохого не случится. все будет очень аккуратно и красиво. я попрошусь ассистировать. а для себя я постараюсь сделать все идеально. — крепко сжимая мой пенис, она наклонилась и горячими, влажными губами поцеловала его головку.

-хорошо, дорогая. я готов… я согласен. — слова получились неуверенные, как и голос.

-спасибо, милый. я боялась ты не согласишься. — крепко и уверенно обхватив мой пенис, она смотрела мне в глаза. — свободное время в клинике будет в следующий четверг. тетя сказала, что все подготовит. тебе нужно будет несколько раз прийти к ней на осмотр… к нам на осмотр… — она поправила фразу, и томно улыбнулась. — мы с ней все внимательно осмотрим и проведем небольшие процедуры.

у меня в голове все перемешалось. я окончательно впал в нервный транс. она уже все решила и заранее подготовила, видимо, ни капли не сомневаясь в моём ответе. очевидно, не особо ожидая от меня членораздельных ответов, моя подруга безошибочно улавливала мою реакцию по состоянию моего члена в её руке.

-так что нас остается почти неделя, чтобы покататься на твоем необрезанном члене. — она снова его осмотрела. — а потом сравним разницу.

неожиданно вынув откуда-то пригоршню презервативов, она положила мне их на живот. судя по цветам, это были все её любимые — с полосками, с пупырышками, с анестетиком. и, кажется, пара еще каких-то, новых. вечер начал обещать быть долгим.

моя подруга встала, и, перекинув ногу через мои колени, села на мои бедра сверху. оказалось что трусиков на ней уже не было.

выбрав одну из разноцветных упаковок, она, оторвав край, вынула презерватив. ухватив пенис рукой за основание, второй рукой осторожно стала натягивать непослушную резинку на член.

я следил за её руками, стараясь не кончить от прикосновений.

она придвинулась и, наклонившись вперед, стала меня страстно целовать горячими губами. продолжая натягивать презерватив свободной рукой.

мне качалось, что я попал в чей-то сон. вряд ли он мог быть моим…

выпрямляясь, моя подруга начала неспеша вводить мой член в себя, раскрыв пальцами половые губы. у неё это получилось очень мягко. я чувствовал, что мой член оказался в приятном, горячем месте.

сев верхом, она выгнула спину, демонстрируя аппетитную грудь под тканью халата. стало очевидно, что лифчика тоже уже не было. соски её грудей были хорошо различимы под натянутой тканью.

она напрягла мышцы влагалища и, совершая небольшие фрикции, стала доводить себя, покусывая губу.

я прекратился в камень от напряжения. поддавшись очевидному соблазну, я, легко потянув за концы пояса на её халате, развязал узел. просунув руки под ткань, я откинул полы халата.

сегодня точно был день сюрпризов. внизу живота коротко подстриженные в виде бабочки, волосики моей подруги были выкрашены в ярко синий цвет.

как-то уловив моё приятное удивление, она стала прерываясь, шепотом пересказывать:

— это я сегодня, в салоне… кончики волос подрезать надо было. парень, сосед этажом ниже звал зайти, визитки давал… парикмахер. я пока в очереди ждала… у него там журналы с прическами… а я в самом низу нашла… интимные… оказалось, он и такие может. но редко — люди стесняются… пожаловался, что поэтому практики мало. а я предложила… как раз клиентов не было. закрыли дверь, жалюзи тоже… выбрали с ним «бабочку» по журналам. он так возбудился… я заметила. сильно. но все было вежливо… у него такие нежные руки… я в конце даже разрешила сфотографировать… для его портфолио… получилось две стрижки… бесплатно… — поборов дрожь, и остановив движения на пару секунд она продолжила: — пока работал, он рассказал сам себе делает… разные… по журналам… а я уже влажная была… бесстыдница… попросила показать… показал… там узоры какие-то… дал потрогать… а у него член весь в венах уже был, загляденье… я попросила его не одеваться, так и продолжать. бедный мальчик… наверное, думал секс будет… но я ведь не такая.

не в силах больше сдерживаться, я, со стоном и выгнув спину, вулканически кончил. моя подруга рывками вдыхая ртом воздух застонала. мы сделали это вместе…

слушая наше дыхание и вдыхая аромат её духов, смешанный с запахом нашего пота, я уже был далеко в своих мыслях. хоть я и знал, что она была еще не готова. но я уже видел впереди у нас годы невероятной но счастливой жизни. многие годы до глубокой старости. для себя я уже решил, что именно её хочу видеть рядом с собой во всех качествах. и как друга, и как любовницу, и как жену.