Я тёщу? Или она меня?

Как я стал любовником тёщи? А по-пьяни. С женою мне повезло – Танька и хозяйка хорошая, и не пилит меня, и не ревнует. С сексом всё путём – «голова у жены не болит». У женушки приятные формы, есть, за что подержаться.
Оба работаем – я на фирме технологом по сварке, жена переводчиком. Живём в квартире тёщи – копим на свою, дорого сейчас жильё. Квартира трёхкомнатная, комнаты раздельные – с тёщей пересекаемся в основном на кухне. В свободное время я торчу в своей комнате в сети.

Тёща – Зинаида Александровна, вроде нормальная баба, но и попилить меня ей в кайф. Видимо должность обязывает. Ей сорок пять, нам с Татьяной по двадцать пять. Зинаида давно в разводе, работает главбухом в частной фирме. Я понятия не имею, как там у неё с амурными делами – домой ни кого не водит.

История нашего грехопадения начинается с Танькиной командировки. Её фирма сотрудничает с австрийцами – послали в группе переводчиком на согласование проекта в столицу. Аж на две недели. Неделя прошла без событий, а в пятницу мы с мужиками отправились на футбол – ну, святое дело. Наша команда продула, мы загрызлись с фанатами противника. Хорошо, менты растянули, а то был бы замес. На волне плохого настроения накидались в баре. Есть у меня плохая стадия опьянения – если средне между «недобрал» и «перебрал» – могу быть агрессивным. Татьяна меня за не частые посиделки с друзьями никогда не драконит, и у нас мир. В этот раз, закинулся именно посередине.

Пришёл домой и начался вынос мозга. Ну, на фик тёща меня трогала?
В общем загрызлись, довела и я ору:
— Заткнитесь, сечас в бубен дам!!! – Ну, дурь футбольного фаната прёт.
— Ой, ой напугал!!!
— Бля, щас выебу!!!
— А ебалка не отвалится???

Я с психу, хватаю тёщу и тяну в зал на диван. Она брыкается и пытается драться, но я сильнее и главное дурнее. Валю на живот, задираю халат, спускаю её трусы до колен, прижимаю её голову к дивану. Правой рукой расстёгиваю ширинку. Мой член стоит наполовину. Тулю его головкой к какой-то дырке, додрачиваю до стояка и впихиваю, по ощущениям в вагину. Начинаю драть и тут в голове красная лампочка – «дебил ты, что творишь, она же мать твоей жены»? Какой тут уже трах, член падает. Я отваливаю, иду к себе и засыпаю одетым.

Утром меня будит приятный аромат жарящихся блинов с кухни. У меня сушняк, встаю, переодеваюсь в шорты и футболку, иду умыться. Воспоминание о вчерашнем — «как серпом по яйцам». «Что теперь будет. Татьяна на развод подаст»? Надо с Зинаидой Александровной мириться, в ногах ползать.

Выхожу на кухню и охуеваю – тёща жарит блинчики совершенно голая. В одних шлёпках на каблучке. Поворачивается ко мне лицом и так мило улыбается, как обычно Танька мне. Она оказывается вполне себе красотка. Стрижка модная короткая — блонда с пеплом. Тело худенькое, грудки и попка девичьи. Волосы на лобке тёмные, крылья с боков выбриты. Получается широкая такая щёточка. На лице косметика – морщины надо скрывать.
— Доброе утро, Санёк. Что же ты девочку вчера бросил неудовлетворённой? С тебя три палки штрафных. Садись кофейку с коньячком, налью. Здоровье поправишь, и делом займёмся. Я пью кофе с блинами, а вкуса не чувствую. «Бля, ну и что мне теперь делать? Танька узнает, оскопит, как хряка».
— Допил, иди в душ, я с грязным членом не даю.

Мне из того душа лучше не выходить, хоть в канализацию смывайся. Тёща стучит в дверь:
— Сань, да не бойся, выходи, я с добрыми намерениями.
Бля, лучше бы сковородкой дала по башке. Но выхожу, надев шорты. Она берёт меня за руку и ведёт в свою спальню. Сажает на кровать и обвивается вокруг шеи руками.
— Зинаида Александровна…
— Сань, давай теперь просто Зина, можно Зинуля, или Зинка? Поцелуй меня.
Я не решаюсь, и она сама присасывается к моим губам. Целует, или вернее сосёт развратно с языком мне в рот.
— Сань, а что там мой «футболист», встаёт?

Её рука ложится на член поверх шорт. Я молодой, нормальный мужик, рядом голая развязная баба. Конечно, мой предатель из лежака сразу превращается в стояк.

— Ой, он уже! Давай снимем шорты и футболку, — и тянет с меня одежду.
Она наклоняет голову, и я чувствую головкой тепло её рта. Я сижу и не вижу, что там происходит – её голова загораживает.

— Сань, ты откинься на спину, я хочу, что бы ты видел.
И теперь я вижу, как она сосёт. Это просто сносит мозг – я никогда не был у баб во рту.

А Зина видимо знает и умеет это дело. Лижет ствол, поддрачивает рукой, чмокает со слюной головку. Щёки впадают при подсосе. Берёт за щёчку. Сосёт долго, наверное, это ей в кайф.

— Санёк, я тоже хочу тебя в ротик, мне надо смазать дырку слюной.
Зина залазит на меня в 69-ть. Сразу захватывает член ртом. И что я могу ей отказать? Тоже начинаю лизать и втягивать в рот её губки и клитор.

— Сань, засунь мне пальчик!
Засовываю, а там мокро уже, и я чувствую, как во рту становится пряно и солоно. И зачем её смазывать слюной?

— Сань, давай двумя пальцами и языком по клитору, я уже готова кончить.
Я лижу и трахаю, а она кончает с криком – «м-м-м, а-аааа». Зина срывается, и, не тормозя, садится сверху на член. Мы смотрим в глаза друг другу, а она, расходившись, трахает меня.

— Сань, он у тебя золотце, так классно по стеночкам, морщинки разглаживает! Давай, давай, ещё чуть – а-аааа-м-мм!!!
Она падает на мою грудь и присасывается к моим губам. Заглядывает в глаза. Баба в кайфе это что-то!

— Сань, давай сзади с боку!
Мы принимаем позицию, Зинка рукой тянет мой член и помогает войти. Мне не очень просторно двигать тазом, но зато полный доступ к её сиськам и клитору. Я и тискаю их.

Она останавливается на глубоком входе:

— Саш, дай я додрочу себя!
Моя рука на сиськах, зубами слегка покусываю её спинку, она себя дрочит по клитору. И опять орёт в оргазме. Теперь Зина долго приходит в себя. Мы просто лежим. А мой член в её «дырке».

— Саш, ты меня опустошил, хороший мальчик, умеешь женщину сделать счастливой. Я думала, что ты три палки кинешь, а ты с одной справился. Давай я тебя разгружу.

Зинуля берёт в рот и активно дрочит рукой моего «футболиста», как она его назвала. Головка на языке и ручкой, ручкой – я кончаю струёй на её волосы и лицо. На лице Зинки счастливая улыбка.

«Ну, нельзя так. Лучше бы я на тот ёбаный футбол не ходил».
— Сань, за тобой ещё две палки, давай одну после обеда и одну на ночь.
Куда же, блин, я денусь от такой бабы — и после обеда, и на ночь. И в воскресенье три раза.

Зина по ходу счастливая, с радостью кормит меня. Мы делаем уборку в квартире. Конечно всё время оба голые. Ее, похоже, это не смущает, даже заводит. Вечером в воскресенье после палки мы смотрим телек. Зинка развратно показывает мне пилотку, отставив ножку.

— Сань, а Танька у тебя сосёт? А ты ей отлизываещь?
— Нет.
— Вот молодёжь, вас, что в школе не учили?
— Зин, в какой школе?
— Ладно, я Таню просвещу.

В понедельник я оторвался от этой секс бомбы на работу. И вот тут опять попёрли сомнения и угрызения совести. Договариваюсь с коллегой перекантоваться у него до приезда Татьяны. Но хрен я угадал – на мобилу звонит после обеда Зинка:

— Саш, не задерживайся, я сегодня картохи нажарю и грибов.
Зараза опытная, знает, как мужика совратить.
Само собой и вечером и всю неделю – секс, секс, секс.

Слава богу – пятница, и вечером я встречаю жену на вокзале. Какой же я счастливый. И она аж подпрыгивает от радости встречи. Мы целуемся всю дорогу на заднем сиденье такси. Водитель улыбается в зеркало молодым мужу и жене.

Тёща встречает дома, слава тебе господи – одетая, правильная. Рассказывает жене, какой я молодец. Помогал ей с уборкой, чистил овощи, выносил мусор. Блин, я таки действительно, это делал, а у меня в памяти один секс.
Вечером Танька толкает меня в душ:

— Саш, давай сейчас трахнемся, у меня сил нет ждать ночи.
С женой всё по-другому. Ни тебе отсосов, ни отлизов. Один её оргазм, но конечно попка и сиськи в руках куда интереснее. У меня в голове вопрос – «Зина Тане ничего не сказала. Может в будущем, я буду пересекаться и с нею для разнообразия»? По ходу, подсел я, и меня понесло в мир фантазий.
Типа, просыпаюсь утром, выползаю на кухню, а там мои обе бабы голые и счастливые. Ну, там пьём кофе и они тянут меня в кровать на тройничёк. Тёща учит Таньку сосать у меня, та старается. Я тёщу в норку и жене в ротик, потом наоборот. Кончаю в их алчные ротики.

Ага, раскатал губу!? Утром Зинаида Александровна рисует совсем иную картинку – надо разменять квартиру. Типа, пора нам уже с Татьяной жить своей семьёй отдельно. Деньги, что накопили, добавим на приличный размен. Танька счастлива. Мы ныряем с головой в поиск вариантов размена. А в среду новая ОБА-НА – тёща приходит с работы счастливая – на две недели уезжает в Рим. В тур по музеям и артефактам. У Таньки сразу вопрос:

— Мам, сама едешь? Или с кем то?
— Или, Таня, или! С коллегой – Романом Владимировичем.
— Мам, а это кто, твой бойфренд?
— Представь себе, да! У вас уже крепкая семья, твой Александр, серьёзный мужик, пора и мне свою жизнь устраивать!
— Мам, а откуда он взялся?
— Роман Владимирович давно меня обхаживает. Вы за стенкой трахаетесь, как кролики, я может быть, тоже хочу женского счастья. Да, и квартиру разменивать не надо, я переезжаю к нему жить.

Мы с женой проводили тёщу и её бойфренда на самолёт. Познакомились с Романом – как по мне приличный мужик. Я прикалываюсь:
— Может, в Риме Папу встретите, и он вас обвенчает?
— Сань, мы православные!

Мне по-барабану, абы у них срослось. Возвращаемся с женой домой – «ни что не предвещало, а оно вот те на». Танька с порога хитро улыбается:
— Сань, мы теперь одни, и в нашей жизни будут перемены.

Я боюсь, что она о ребёнке. Я пока не чувствую себя готовым, поэтому молчу.
— Саш, мы до твоего появления, с мамой всегда ходили по квартире без одежды. Тебя стеснялись, ты, как, не против?
— А мне тоже раздеваться?
— Попробуй, вдруг понравится?

Танька идёт в ванную:
— Пойду писю помою.
«Блядь, сучка развратная» — несётся в моей голове. Танька выходит совсем голая, как так и надо.

— Тань, а если соседи из дома напротив увидят? Бинокли понакупят?
— Пусть смотрят, лишь бы не задрочились насмерть, — и звонко смеётся.
Я тоже бегу в ванную, ну, не отставать же мне от жены. Выхожу, конечно, со стояком. Татьяна на кухне шуршит с ужином. Какой тут нафик ужин – у меня стояк, у Таньки соски уже стоят. И эта голая жопа, и лохматая писька. Захватываю женушку и тащу в спальню на супружескую кроватку.

— Саш, заеби меня в хлам!
— Ты хочешь по-развратноу?
— Хочу-хочу, давай ты мне отлижешь?

Она разводит широко ножки и смотрит с ожиданием. Я ныряю в лохматенькую писю жены лицом, и у меня сразу по левому полушарию головного мозга катят параллели. У Зинки была «дырка», у Таньки «пися». У тёщи губки аккуратные, не большие. У жены пися губастенькая, смазки больше. И вкус у Таньки менее терпкий. И как же приятно у этой сучки лизать!!! А как она кончает??? Орёт и хрипит с захлёбом. Раньше всегда было не громко, может, сдерживала озвучку? После своего оргазма, жена сразу валит меня на спину и берёт у меня в рот. Меня терзают сомнения – «что, блядь, изменилось за последние два дня? Неужели Зинка имела с женой беседу, и что она жене рассказала»? Я тогда спросить побоялся, и теперь боюсь. Зачем будить собаку, если жена не устроила вселенский скандал? Ну, всё нормально же?

Дальше, как во сне – и рачком, и на боку, и она сверху. Я не знаю, сколько раз кончила жена, а я спустил трижды. Я Таньку так никогда не ебал. Ну, что, придется тёще пузырём «шанели» выставляться.