Я пробовал анал…

… Ты спрашиваешь как был мой первый раз…

Первый раз у меня был в лет… 19 примерно. Я тогда танцами занимался. И, соответственно, в коллективе очень дружная атмосфера была. Все праздники, дни рождения и другие значимые нам даты отмечали все вместе. Сдружился тогда я с парнем, Вадим эго имя, и много общались. Он старше меня на два года. Как выяснилось он в своём возрасте был еще девственником. Не предоставлялся ему ниразу шанс, проникнуть своим эрогированным членом в плоть.

На одном из «сабантуев» коллектива, что за пьянка была не помню, уже все дошли до того этапа, что разделившись группами по интересах, каждый друг другу что то пытался доказать. Пьянствовали мы тогда на пустой квартире моего старшего брата. Он тогда был на гастролях. Так вот и я с Вадиком нашли свой интерес в обсуждении прелестей оголенного женского тела. Тогда то я предложил уйти от шумной компании в другую комнату и там продолжать беседу. В то время безумной популярностью, среди моих сверстников, пользовались журналы плейбой, а если у тебя есть хастлер, это было круто…

Таких откровенных фотографий не мыслимо было себе даже в мыслях допустить. Я знал, что у брата есть пара таких журнальчики и сам частенько их перелистывать… Так вот, оставив всех, мы уже изрядно поддатые ушли в соседнюю комнату. Нашего отсутствия даже никто даже не заметил. С намерением достать, тщательно спрятанные журналы из надежного тайника, я аккуратно, на всякий случай закрыл дверь в комнату на ключ. Продолжать рассказывать свои измышления Вадик мгновенно прекратил, как только его взгляд коснулся вида соития запечатленной модели с мужчиной в позе оральных ласк.

Некоторое время мы молча листали журнал. С каждой перворачиваемой страницей у меня поднималось давление так, что в ушах ощущался легкий гул. Тишину тогда нарушил Вадим. Вот тогда то я и узнал из его откровения, что он, много читал, но еще ни разу не занимался сексом. Вся его практика основана на продуманной, максимально приближена к реальности, фантазии и немудренное движение руки. На тот момент, даже я, какой-никакой, но опыт имел куда более глубже. И, продолжая рассматривать сцены, изображенные на фотографиях, и краем глаза наблюдая оттопыривающиеся штаны в районе ширинки, сделал не оспоримый вывод, что мой член в размерах (и это естественно) на порядок уступает моему собеседнику.

Тогда вся атмосфера и сложившаяся обстановка сама располагала откинуть всякое стеснение и предрассудки. Пылая от любопытства, я тогда изрек фразу, что уничтожила всякий шанс на возможность недопущения дальнейшего развития событий и лишение, в итоге, девственности моего анального отверстия. Я тогда сказал: ого как брюки оттопырились…? Я хочу увидеть его…, покажи какого он размера! Ни один нерв на его лице, даже мысли не допускал вздрогнуть.

Он просто растегнув ремень приспустить штаны. Почему? Не могу понять до сего дня. Почему я уставившись тогда, на его орган, не мог отвести глаз? Да он, конечно, был больше почти в полтора раза, но учитывая разницу в возрасте это совершенно нормально. Уставившись тогда на эрогированный член, еще не проникающий ни в одну плоть, я, как под сильнейшим гипнозом рассматривал малейшую жилку, с каждом новым пульсом которые увеличивались. Продолжая нарушать тишину, я продолжил: можно я его потрогаю?

Это самый нелепый вопрос, понимаю. Но это звуковое, самое точное описания нахлынувшего на меня желания. Вадик тогда, полностью стянув с себя на пол штаны и усевшись на прежнее место на диване, слегка развернул бедро в мою сторону, дал мне четкий и прямой намек, мол, приступай! Вот он, тот первый момент в моей жизни, когда моя рука коснулась члена возбужденного пьяного юноши, мысли которого, большую часть повседненного времени, заняты совокуплением полов. На тот момент он еще не набрал полной силы.

И ощущая в руке пульсацию также заметно чувствовал увеличение размера и затвердевания. Аккуратно сжав в руке его орудие я оголил, насколько мог нежно, головку. Вернувшись в исходное положение, несколько раз повторил те движения. Я как зачарованый просто не в силах был остановиться. Только тогда он своей рукой коснулся моей руки и сказал, что сейчас уже не очень приятно, потому что слишком сухо…

Это был такой его ход или он действительно хотел меня остановить, но не дав даже закончить ему фразу, движением своей руки дал ему понять, чтобы он убрал ее. Я стал соображать что происходит, только когда я вновь ощутил его ладони, уже обеих рук у меня на затылке… Но в движениях тех самых рук совершенно не прослеживалась нотка остановиться, а совсем наоборот, сильнее надавливая и крепче удерживая указывала, чтобы я не решил вдруг остановиться.

Медленно мое сознание указало мне на тот не оспоримый факт, что тот объект восхищения и наслаждения для моих глаз, с максимальным старанием увлажняет не только верхнюю часть, но также пытается со всем усердием увлажнить его по всей длине, насколько возможно проникнуть мне в рот. Вот, так. Молча. Не выкручивая ум и обстоятельства, не задумываясь что кто обо мне подумает. Насмотревшись картинок как девчонки жадно вылизывают стволы парням, впервые взявшись рукою за член другого парня и так и не выпуская, я уже увлажнял головку этого члена собственным ртом.

Точно так же, как я резко открыв рот и принял его на свой язык сжимая своими губами, я вдруг пришел в себя. Вынув член изо рта, пару раз еще по инерции оголив, уже влажную от моей слюны головку, его очень твердого члена. Тогда поднявшись с колен, я отвернулся и молча подошел к окну. Смотрел в окно и не хотел разворачиваться, чтобы не видеть его глаз. Мне было стыдно. Но, развитие дальнейших событий, не дали никакого мне шанса что то изменить.

Продолжая смотреть в окно, в уши мои не останавливаясь ни на миг, лились слова благодарности за удивительно-невероятные, неповторимые ощущения. Тогда мои глаза вновь покрылись пеленой, сознание окутывал туман развратной похоти перемешанного с алкоголем… Планка опустившись раскрыв мне рот, не отворачивались от окна произнесла мне приговор. Я тогда сказал, что войти на всю длину во время оргазма и замерев на мгновение максимально глубоко выстрелить все содержимое яиц…, Вот это такое ощущение, что отбирает силу в ногах, так что не возможно просто стоять. Неужели это действительно так сильно? Это Вадик так меня загнал в тупик.

А я же до сих пор в возбужденном состоянии, тоже с новыми переживаниями и ощущениями. Точно также спонтанно, я развернулся и уже имел гениальный план, что можно вытворить пока нас не ринулись искать, остальные пьяные подростки, галдевшие за тонкой дверью, разделявшая нас. Моя фраза потом убивала меня же самого, когда я прокручивал ее в голове: Я, конечно, не девушка, но готов попробовать на пару минут стать ею для тебя. Я тогда ткнул пальцам на журнал, где красовалась сцена анального проникновения на всю длинну.

И когда я увидел похотливые, полные глаза страсти и открывающиеся внезапно возможность испытать новые ощущения. Я продолжил. Представь, что я девушка, только что сама предлажывшая себя и отвернувшись смотрю в окно ожидая твоих действий. Уже глядя в окно добавил: Говорят что первый раз всегда больно. Так что смотри, аккуратно, нежно и лаского, но обязательно настойчиво воспользуйся моей попкой. Успокой своего зверя у меня внутри, как том на фото и указал пальцем в сторону журнала.

После того, что я сказал, не воспользовавшись таким шансом он явно не мог. Влияло все, количество выпитого, возбуждающие разговоры об интимных местах противоположного пола, откровенно развратные фотографии порно журналов, и главное не ожиданный, и почти доведенный до финала минет, елементарно уничтожила в мозге способность к адекватному мышлению. Осталась лишь страсть и нарастающе возбуждение.? Не пришлось долго ждать. Еще что то говорил как на мои плечи опустились его руки.

Опуская их все ниже не торопясь его руки уже растягивали мой ремень. Ловко справившись с одеждой, я в считанные минуты уже стоял перед ним с оголенным задом, а мне в поясницу упирался его яростный зверек. Своими ладошками зжимая массировал мне ягодици, раздвигая их в разные стороны. Признаю, это было очень приятно. На подоконнике был гель для душа, мой брат баловал тогда себя всякого рода такими приколами. Это сегодня в каждой семье в ванной есть практически все необходимое.

Я подал ему эту бутылочку, чтоб он использовал его для проникновения. Нажав мне на спину дал понять чтоб я прогнулся больше к окну. Без возражений так и сделал. Скользкое и твердое вдруг ощутил я между раздвинуты ягодиц… Я настроил себя что будет больно при первом проникновении… Но то что это будет нестерпимо адская боль, я ни как не мог предположить. Ведь на фотографиях на лицах запечатлены наслаждение… Это было просто нестерпимо больно. Мои ноги подкосились. Я руками закрыл себе рот, что бы не услышали в другой комнате, а из глаз потекли слезы.

Был слышен лишь стон что пытался криком вырваться наружу. Вадим очевидно мой стон оценил не верно. Решив что мне настолько приятно решил не останавливаться. На какое то мгновение он остановился, а боль нет. У меня в голове тогда еще пронеслась мысль, что это была самая из худших идей которые я воплотил в реальность. Потом стало жаль всех женщин мира, после хотелось криком остановить этот садизм…

Но в итоге я издавал лишь стоны приговоренного к смерти через адские муки. Но его настойчивые толчки все с боле усиленным давлением свидетельствовали о неизбежности милосердия. Осознание того, что все это не закончится пока зверь, терзавший мою девственную плоть, не выпустит в меня свое семя, было ясным и четким. Тогда мое тело смирившись сдалось (до сих пор не понимаю как) все еще испытывая, так и не утихающую боль, я стал разслабляться. Уже будучи на полу под окном, стоя на коленях упираясь лбом в пол, разслабивши все не мыслимые мышци, боль начала утихать.

Никаких мыслей, кроме прекращения издевательства больше в голову не приходили. Утихавшая острота болевых ощущений затмила ощущение реального времени. Но вот характерное ускорение движений и глубина проникающих толчков верно указала мне на завершение моей казни. Я чётко видел, как его яйца вплотную прижавшись к моим словно склеились. Глубокий стон вырвался у меня за спиной.

Еще несколько конвульсий свершившегося аргазма засвидетельствовали о неизбежной потере девственности «героя любовника» и моего анального влагалища. Наконец свершилось! Медленно вынимая свое орудие пыток из моей раскаленной щели, я был невероятно рад завершению процесса. Лежа на полу мне совсем не хотелось шевелиться. Все тело дрожало изнутри. Моя попка горела огнем. Повернувшись к Вадиму я чётко прочел удовольствие от свершившегося. Он был просто счастлив.