Я его ненавижу!

Я выпиваю 4 рюмку текилы и тащу Алексея танцевать. Сегодня я праздную свои 18 лет. На первом этаже местного Дома Культуры, под лестницей в небольшом подвальчике, который мы оборудовали как музыкальную студию, в полумраке я и мои мальчики из группы, они же мои лучшие друзья, отмечаем моё совершеннолетие. Танцы, музыка, алкоголь круговоротом охватили нас. Нам весело. В этот вечер они заставили меня забыть обо всём, сделав мне лучший подарок — удобный стул для барабанной установки. Я — барабанщица в музыкальной группе, которую собрал Алексей — гитарист. Последним к нам присоединился Роман — гениальнейший звукооператор и талантливый фотограф. Все наши встречи, репетиции, гулянки он записывает на камеру и ловит объективом фотоаппарата. Кирилл, наш второй гитарист, — сын директора ликероводочного завода. Именно поэтому у нас почти всегда халявный алкоголь в неограниченном количестве.

Никто не удивился, что мой день рождения мы празднуем вшестером. Все знают, что у меня были лучший друг и подруга,… с которым мы теперь в ссоре. А того друга я просто ненавижу.

Музыка закладывает уши. Я двигаюсь в такт, импульсы проходят сквозь меня и я получаю нереальный кайф. Вижу рядом дрыгаются мальчишки. У Романа всегда получалось подбирать самые точные песни под общее настроение и желание. На мне короткое свободное красное платье, белые ботильоны на каблучке и распущенные волосы. У меня аккуратная грудь 2 размера, хорошенькая попка и бёдра. Я невысокого роста и именно поэтому мои бёдра кажутся немного больше, чем нужно.

Песня сменяется более спокойной и Максим — наши клавиши — зовёт нас выпить. Кирилл вспоминает ещё какую-то историю из целой кучи историй о своей жизни. Как всегда она будет про очередную его девушку и что-то связанное с алкоголем. Мы смеёмся. И не обращаем внимания, что дверь открылась, и кто-то пришёл.

— Вот это у вас музыка орёт! — произносит вошедший, перекрикивая музыку. Мы замолкаем, а Роман убавляет звук. Это тот самый человек, которого я ненавижу. Егор. У нас с ним давняя история… Мы были близки, потом он рассорил меня с моей лучшей подругой Юлей, наплёл кучу лжи и прочего дерьма.

— Я решил Агатку поздравить, — говорит он, протягивая мне коробку, упакованную в синюю подарочную бумагу.

Я отворачиваюсь и замечаю виноватый взгляд Алексея.

— Твоих рук дело? — грубо спрашиваю я. А мне и не нужен ответ. И так знаю, что это он позвал Егора. Леша давно задался целью нас помирить, но скорее небо рухнет, чем мы начнём хотя бы разговаривать нормально.

Я не жду ответа, выпиваю свою рюмку, прибавляю музыку и иду танцевать одна. Боковым зрением замечаю, что Алексей позвал Егора к столу, налил ему и ушёл ко мне танцевать. Я злюсь на Лёшу.

— Эй, Бука, — Алексей толкает меня локтём в бок.

— Отстань!

— Вот малявка, — Лёша делает танцевальный шаг, охватывает меня за талию, разворачивает и наклоняет вниз. Чтобы не упасть, мне приходится уцепиться ему за шею. — Хватит злиться. У кого сегодня варенья день, а?

Вот знает же, говнюк, как меня развеселить. Через пару минут мы все танцуем. Только Егора я игнорирую.