Игроманка. Часть — 6

  • Ну и где моя дочь и сваха? Я уже два года Иру не видела, а она даже не соизволила меня встретить. Да и с твоей мамой познакомится хочу хлопчик. Как никак мы всё же родные с ней теперь. — спросила у меня тётя Оксана, когда мы поднялись на десятый этаж в нашу квартиру и я перевел дух поставив неподьёмные сумки на пол в прихожей.

— Ира хотела вас встретить Оксана Петровна. Но у неё возникли срочные дела в агентстве, что поделаешь бизнес есть бизнес, а моя мама поехала вместе с ней на её работу. Но вы не волнуйтесь, к вечеру они будут дома, а сейчас я за вами поухаживаю тётя Оксана. — внаглую соврал я своей украинской тёще, помогая женщине снять с неё дублёнку, и вешая одежду на вешалку, как бы невзначай прижался стоявшим колом членом в штанах к её жопе выпирающей у женщины под туго обтянутой юбкой.

И каково было мое удивление, когда тёща поддала жопой мне навстречу, словно трясь ей об мой член.

Это длилось секунды, но я сразу врубился, что Иркина мать в жуткой охоте и её не нужно пичкать » экстази «, она мне даст без всякой наркоты под водку, или горилку которую она с собой привезла. И у меня есть уйма времени для её соблазнения.

Агентство где работала Ира с моей мамашей, находилось на другом конце Москвы и обычно эти две бляди жена и моя мать, возвращались с работы не раньше семи вечера, учитывая постоянные пробки на дорогах. Да и Ира была не рада приезду своей матери, иначе она сама бы поехала её встречать на вокзал. Жена была по уши влюблена в мою маму Риту, зрелую брюнетку с которой собиралась расписаться в Тайланде.

— Ну и ладно хлопчик. Мы и без них с тобой хорошо проведём время. Мне необходимо сходить в туалет и принять душ с дороги, а ты заноси пока сумки на кухню, там кое-какие продукты нужно положить в холодильник. Но без меня не лезь в них, я сама всё распакую. — сказала мне тёща нагинаясь вниз чтобы снять с себя сапоги.

Но я её опередил, молниеносно встал на одно колено перед своей » второй мамой» и расстегнув молнии на её замшевых сапожках, помог женщине их снять, быстрым движением погладив ей ноги в чёрных чулках.

— Это, что такое Константин? Вы всем женщинам обувь с ног снимаете? — строгим голосом произнесла Оксана Петровна, смотря на меня в упор, сделав серьёзное лицо.

Но зелёные глаза женщины смеялись и в них застыло любопытство. Она явно мне симпатизировала, и в тоже время не ожидая такой прыти от своего молодого зятя.

— Нет, даже жене не помогаю сапоги снимать. Только вам мама. Вы очень красивая тётя Оксана. — честно признался я Иркиной матери, встав перед женщиной в прихожей с приличным стояком в штанах.

Я раньше слышал и читал в книгах о том, что бывает любовь с первого взгляда. Но считал это выдумкой досужих писателей любовных романов. Но сейчас убедился в этом на собственном примере. Я влюбился в Иркину мать с первого взгляда, едва увидев её на пероне Курского вокзала, и любовь крепла во мне с каждой минутой общения с этой изумительной женщиной, обладательницей шикарного тела и мягкого украинского говора.

— Да же так? А, что я слежу за собой и нравлюсь многим мужчинам. Но пусть это останется между нами хлопчик. Не хочу чтобы дочка ревновала меня к тебе. — мягким обволакивающим голосом произнесла Иркина мать, не сводя с меня любопытных глаз.

Тёща не стала меня упрекать или срамить за то, что я пытаюсь с ней заигрывать. Как возможно сделала бы на её месте другая женщина. Нет, Оксана Петровна приняла мои ухаживания совершенно спокойно и даже дала понять, что она в принципе не против каких-либо отношений, при условии сохранения тайны.

— На этот счёт можете быть уверены мама. Ваш зять » замок» и от меня ничего не выйдет. — я вновь назвал свою тёщу мамой и это ей понравилось.

— Я не люблю болтунов хлопчик. И я рада, что мой зять оказался нормальным парнем. Я грешным делом думала, что ты другой, такой же как моя дочь, какой-нибудь бизнесмен с которым и поговорить не о чем. А ты пришёлся мне по нраву Костя. И я надеюсь, что в дальнейшем мы с тобой будем жить душа в душу. Я ведь на месяц к вам в гости приехала сынок. — ответила мне мать моей жены нагинаясь к одной из своих сумок, дав понять, что разговор окончен и ей нужно привести себя в порядок.

Женщина расстегнула молнию на бауле и достав из него большой пакет с вещами пошла в комнаты по хозяски найдя в прихожей тапки.

Очевидно Оксана Петровна не раз бывала в квартире у дочки и знала где, что находится.

— Константин, а почему спальня Иры закрыта на ключ. Где же мне тогда переодеться? Я всегда в её спальне раньше вещи ложила. — из глубины квартиры раздался удивлённый голос тёти Оксаны.

Я и подумать не мог, что она пойдёт переодеваться в спальню своей дочурки, которая с недавних пор стала закрывать её на ключ, чтобы я не заходил в их с мамой Ритой » гнёздышко».

— Ира её закрыла, там у неё какие-то важные документы, боится, что их украдут. Но вы можете в другой комнате переодеться Оксана Петровна. А вечером Ира приедет и она решит вопрос в какой из спален вам поселится. — опять внаглую соврал я своей украинской тёще.

Я прекрасно знал, что если мне её не удастся трахнуть до возвращения моей жены и матери с работы, то вечером Ира найдёт способ как подмешать своей маме » экстази» и вопрос кому где спать отпадёт сам собой.

— Что-то ты мне зубы заговариваешь хлопчик? Вы, что поругались и спите раздельно? Ира приедет и я буду вас мирить. Это не дело когда молодые муж и жена спят отдельно друг от друга. А детей вы как в таком случае будете » делать»? Я внуков хочу поняньчить, а вы ругаетесь друг с другом. — тёща не поверила мне и всерьёз подумала, что мы с Ирой поругались, раз она закрывает на ключ свою спальню.

А я не мог ей сказать, что её дочурка лесбиянка и ей не нужны мужики и она спит в своей спальне с моей матерью, по этому она её и закрывает на ключ. И что ни каких внуков Оксане Петровне ждать не стоит. Ира не любила детей и не хотела рожать.

— Да мы с ней поругались из за пустяков, но с вашей помощью помиримся мама. — нарочно согласился я с тёщей не желая с ней спорить.

Единственное, что я хотел, это поскорее сесть с ней за стол, выпить её горилки, хорошенько закусить всем тем, что она привезла с собой и начать её соблазнять. У меня в планах был совместный просмотр видеофильмов в зале. Начну с легкой эротики, а потом поставлю групповое порно.

На сто процентов я не был уверен, что это подействует на тёщу, но всё будет зависеть от степени её опьянения и желания потрахаться с молодым зятем. Во всяком случае я попытаюсь, а не получиться, тогда вечером своей матерью займётся Ира. Ведь не будет же жена терпеть целый месяц пока её мать гостит у нас. И выгнать она её не выгонит, они же два года не виделись. В любом случае Ира задействует » тяжёлую артиллерию», а именно любым способом даст своей матери » экстази». А под наркотой Оксана Петровна не только со мной ляжет в постель, но займётся » розовой » любовью со своей дочкой и моей мамой Ритой.

— Конечно помирю. А сейчас не стой на пороге парень. Ступай на кухню и жди меня. Приму душ и мы сядем за стол. Я проголодалась жутко, и выпить хочу. — Иркина мать зашла в комнату где раньше спала мама Рита, закрыв за собой дверь.

По счастью вещей моей матери в этой спальне уже не было, она всё перенесла в комнату к своей любовнице, и я со стояком в штанах пошёл на кухню ждать свою тёщу.

— Как гора с плеч, я в плацкарте ехала, а там грязь кругом, проводница дала мне постельное белье, а оно несвежим оказалось. — сказала Оксана Петровна зайдя на кухню.

Её не было минут двадцать, но за это время моя тёща не только успела принять душ, но и переодеться с дороги.

Я ожидал увидеть свою » вторую маму» в халате, как обычно делали моя жена и мать. А она зашла ко мне на кухню одетая в чёрную блузку без рукавов, в приталенную зелёную юбку с глубоким молодёжным разрезом с боку, и из под юбки у моей тёщи выглядывали стройные ножки обтянутые полупрозрачным чёрным капроном чулок или колготок.

Волосы на голове у Оксаны Петровны были ещё влажные от воды, а вот глаза и губы блистали свежей косметикой. Женщина выйдя из ванной специально накрасилась для меня, и оделась покрасивее. И вдобавок ещё, надела на себя свежие чулки. А то, что они у неё были другие, я сразу заметил. Ведь когда я её встречал с поезда и вёз в машине, я смотрел на её ляжки, они были обтянуты плотными чёрными чулками. А эти чулки которые сейчас были на ней, совсем тоненькие, летние, и к тому же прозрачные, я видел сквозь них даже волосики у тёщи на ногах.

— Что уставился на меня зятёк? Ты давай хлеб 🍞 доставай и рюмки, а я на стол соберу. — довольным голосом сказала мне тётя Оксана, видя, что она произвела на меня впечатление своим видом и одеждой.

А у меня и так стоявший колом член, стал стоять ещё сильнее, когда я увидел её ноги в прозрачных чёрных чулках. Я вообще тащился от вида чёрного нижнего белья у женщин, а особенно мне нравилось когда у них на ногах были надеты чёрные капроновые чулки. Но вот такие прозрачные я видел впервые, и моя тёща в них выглядела очень сексуально.

— И зачем так высоко шкаф нужно было вешать? Я тарелки не могу достать. — тёща повернувшись ко мне спиной, встала на носки тянясь к полке с тарелками, едва до них касаясь рукой.

Импортный кухонный гарнитур висевший на стене и впрямь был установлен высоко, но я спокойно им пользовался, а Ира становилась на низкую табуретку если ей нужна была какая-то посуда. Но так, как мы питались в ресторане, в шкаф для тарелок жена редко заглядывала, и по этой причине высота гарнитура её вполне устраивала.

— Давайте я вам помогу мама. — сказал я тёще, увидев перед собой её объемный зад под туго обтянутой приталенной зелёной юбкой.

Я встал позади Иркиной матери и доставая тарелки с полки, прижался к её жопе выпирающей под юбкой, стоявшим колом членом в штанах. И в таком положении на миг застыл не в состоянии оторваться от мягких податливых ягодиц своей украинской тёщи.

— Не балуй хлопчик. А то я так могу тебе врезать Константин, мало не покажется. У меня рука тяжёлая. — Оксана Петровна тяжело дыша взяла из моих рук тарелки, смотря на меня сердитым взглядом.

Весь вид моей тёщи говорил о том, что она возмущенна таким поведением своего зятя, но глаза женщины выдавали её с потрохами.

В накрашенных глазах моей «второй мамы» сквозила откровенная похоть и любопытство. И по ним было видно, что женщине приятно было вот так стоять спиной к молодому парню годившемуся ей в сыновья, и чувствовать давление его члена на своих ягодицах.

А это продолжалось с минуту, я прижал тёщу возле шкафа с посудой и давил хуем её жопу, положив ладонь ей на животик. У тёти Оксаны как и у моей мамы Риты был небольшой сексуальный животик, и я его ей ласкал через одежду.

И если Иркина мать хотела меня долбануть за наглость, она бы это сделала сразу, как и любая другая тёща на её месте. Но она наоборот, стояла сопела носом, ощущая давление члена зятя на своей жопе, не делая попыток его отогнать от себя, а этот говорило о том, что тёща сама хочет чтобы зять к ней приставал и лапал её, но только ломается для вида.

— Извините тётя Оксана. Я хотел вам помочь и у меня ногу свело, вот и прижался к вам нечайно. — ответил я женщине ставя рюмки на стол и доставая хлеб 🍞 из хлебницы, не зная как себя вести с матерью своей жены, на которую у меня дико стоял член.

— Вот вот, вечером я вас с Ирой буду мирить. Чтобы ты хлопчик к жене прижимался, а не к её матери. — засмеялась тётя Оксана, переводя небольшой и приятный для неё инцидент в шутку.

Лицо у женщины вновь стало добрым и приветливым и она нагнувшись к сумкам, доставала из них продукты привезённые с Украины.

— Вот горилка наша украинская ядренная, обычно я её в стекле дома в банках и бутылках храню, но в дорогу пришлось налить в канистру, так надёжнее не разобьётся. — с этими словами тёща достала из сумки белую пластиковую канистру до верху наполненную отменным украинским самогоном и поставила её на стол.

— А это к горилке закуска, соленый кавун, у нас в Украине только им и закусывают. Вот ещё кендюх домашний, кровянка, сало, галушки и пельмени. Всё сама делала, я перед поездкой к вам кабанчика заколола и из него всё своими руками приготовила. — приговаривала мне мать моей жены, доставая из сумок стоящих на полу, уйму мясных деликатесов и их было так много, что закуски привезённые Иркиной матерью с Украины, заполонили весь стол и подоконник.

А ещё в кухне стоял приятный аромат чеснока вызывающий аппетит, исходящий от домашнего сала с прослойкой, кровяной колбасы и ещё от каких-то незнакомых мне мясных блюд и закусок.

— У вас в холодильнике » шаром покати». Чем же вы питаетесь хлопчик? — удивлённо спросила у меня тёща открыв большой двухкамерный холодильник и увидев его пустые полки.

Утром за завтраком я доел последний кусок колбасы и сыра и в холодильнике кроме банки рыбных консервов ничего не было. Ира с мамой Ритой привозили еду из ресторана, которую тут же съедали за ужином не оставляя про запас. А я обедал в кафе, а дома перебивался бутербродами и консервами.

— Нам некогда готовить мама. Мы целый день на работе, там и питаемся. — ответил я тёще подавая ей куски сала со стола, а она их укладывала в холодильник.

И я был прав когда на вокзале поднимая тяжеленные клетчатые сумки которые дала мне тёща, подумал, что она привезла с собой целого поросёнка. Сала нашпигованого чесноком и посыпанного чёрным перцем было много и тут был если не целый поросёнок, то половина заколотого тёщей кабанчика точно.

— Ну ничего, я это дело исправлю. И целый месяц пока я буду у вас гостить, ты сынок попробуешь настоящий украинский борщ с галушками и другие блюда нашей национальной кухни. — ответила мне Иркина мать, укладывая куски ароматного сала пахнущего чесноком в холодильник, и его было так много, что оно заполнило все полки снизу до верху.

— И зачем вы столько сала привезли Оксана Петровна? Ведь мы его и за год теперь не сьедим. — спросил я у тёщи с удивлением смотря на забитый под самый верх кусками сала холодильник.

— Я люблю сало с чесноком покушать, и тебе его советую есть хлопчик. Сало с чесноком и с чёрным перцем полезно для молодых парней. — сказала Иркина мать закрывая холодильник, смеясь подкрашенными синим тенями глазами на мой стояк в штанах.

Моя моложавая тёща уже не отводила взгляда с бугра на моей ширинке, конкретно намекнув мне, что от сала с чесноком у меня будет лучше стоять член.

— Я и без сала на » здоровье» не жалуюсь тётя Оксана. Но теперь буду есть его вместе с вами. А вы действительно способны меня ударить мама? — спросил я у тёщи беря её за руки и прижимая женщину к холодильнику.

Теперь я стоял перед ней держа в руках её теплые ладони, и конкретно давил стояком Иркиной матери в живот, инстинктивно чувствуя, что с ней нужно быть наглее, и она это любит.

— Ты меня ещё плохо знаешь хлопчик. Ещё как могу вырезать. У меня разговор короткий. — ответила мне мать моей жены, мягко отталкивая меня от себя, делая сердитое лицо.

Но смотря в зелёные с поволокой глаза своей тёщи я видел в них совершенно другой ответ.

» Долбану, если ты меня ебать не будешь зятёк».

— Садись за стол хлопчик, а то я смотрю тебе руки девать некуда. Бери канистру и разливай горилку по рюмкам. Я выпить хочу и покушать с дороги. — Оксана Петровна усадила меня за стол и сама села на стул напротив, совершенно не контролируя свои ноги.

Обычно женщины сидя на стуле находясь в гостях или в компании за столом, сидя на стуле, стараются свести ноги вместе, чтобы посторонние не видели что у них творится под юбкой. Но Иркина мать этого правила не знала, а может умышленно сидя на стуле широко раздвинула ноги перед зятем, да так, что я видел в вырезе юбки не только часть её бедра обтянутого чёрным прозрачным капроном, но и широкие ляжки .

» А на ней не чулки надеты, а колготки, и они натянуты у Оксаны Петровны на живот»

Подумал я дрожащей от возбуждения рукой разливая из канистры самогон по рюмкам, вспомная как впервые увидел свою мать Риту стоящую у зеркала без лифчика в колготках, и они были натянуты у неё на животе.

— А что это за корешки такие в вашей горилке плавают мама? — спросил я у тёщи держа канистру в руках.

Налитая в ней самогонка имела лёгкий коньячный оттенок и в ней по мимо известных мне стручков жгучего красного перца, плавали ещё и какие-то коренья.

— Это калган, наша украинская травка. А горилка которую я привезла с собой называется » калгановка», очень полезная вещь для мужчин. — смеясь ответила мне тёща открыв рот и показывая золотые коронки на зубах.

А у меня от её слов совсем хуй задервенел в штанах. Выходит, что тёща специально привезла своему зятю самогон настоянный на кореньях повышающих потенцию.

— Я внуков хочу наконец дождаться зятёк. Ты пей мою горилку сынок и жену после неё хорошенько люби в постели. С ней у вас быстрее с Ирой дело пойдёт. — улыбаясь сказала мне тёща, поднимая налитую рюмку с самогоном вверх, чокаясь со мной и выпивая с приезда.

Я «махнул» рюмку вслед за своей «второй мамой» и у меня после её горилки свело дыхание, до того крепка она была.

— Бери кавун, им закуси зятёк. Моя горилка крепкая, двойной перегонки и её не каждый выдерживает. — тёща подцепила вилкой в тарелке кусок солёного 🍉 арбуза и дала мне его на закуску.

Я раньше как-то пробовал маринованный арбуз но мне не понравился его приторный вкус. Но сейчас под горилку солёный кавун пошёл даже лучше чем маринованный огурец, которым принято закусывать водку у нас в России.

— Бери хлопчик кендюх , сама делала. У вас в Москве такой кендюх днём с огнём не найти. — приговаривала Иркина мать, ложа мне в тарелку ароматные куски свинного желудка, фаршированного мясом, салом и луком.

И он буквально таял у меня во рту, до того был вкусный этот кендюх приготовленный моей тёщей с Полтавы.

Я ничего не хочу сказать плохого про грузинскую кухню которой мы увлекались в последнее время покупая продукты в » Арагви». Но украинская национальная кухня была не хуже грузинской и я с удовольствием отправлял в рот куски ароматного сала с чесноком, ел настоящие полтавские галушки посыпанные сверху жаренным луком, вкусные пельмени со сметаной, домашнюю кровяную колбасу, и вареники с вишней, попутно рассматривая ляжки у тёщи под юбкой.

— Наливай ещё по одной хлопчик. А то я смотрю ты на еду накинулся, и не оставишь в желудке место для горилки, а я одна пить не люблю. — толкнула меня под руку тёща, подвигая ко мне свою рюмку.

Судя по её виду и движениям, женщина закосела от выпитого и вторая рюмка горилки явно ей навредит, но мне подобное было только на руку, и в моей голове возник тут же план предложить своей » второй маме» выпить на брудершафт. Я ничего не терял в этом случае, а если Оксана Петровна согласиться, то это будет означать, что её легко можно будет и на постель уломать. Ведь тост на брудершафт подразумевал собой последующий поцелуй взасос, а на такое не каждая тёща пойдёт, только та которая не против сама перепехнуться с мужем своей дочери.

— Подождите выпивать мама. Мы с вами встретились впервые в жизни и я предлагаю выпить за это на брудершафт. Чтобы этот день нам надолго запомнился, а мы с вами тётя Оксана жили в мире и согласии. — предложил я тёще, вставая с налитой рюмкой изо стола.

А у неё даже рот открылся от удивления. Такого предложения она от своего зятя не ожидала.

— Ишь чего захотел? А не боишься, что жена с работы раньше времени вернётся и застанет нас с тобой за поцелуем? — спросила у меня Иркина мать, к моей безумной радости вставая из зо стола, держа рюмку с горилкой в руке.

Мою тёщу не волновала мораль поцелуя с зятем и то, что она совершает с ним инцест. Она больше боялась быть пойманной дочерью на месте » преступления «, и по этому с опаской посматривала на прихожею, в которой находилась входная дверь в квартиру.

— Это исключено Оксана Петровна. Но даже если Ира приедет раньше с работы, что маловероятно, она всё равно не сможет зайти в квартиру без меня, по причине того, что входная дверь закрыта изнутри на ключ и на защёлку. Сам ключ находится в замке и с той стороны дверь ни как не открыть. Ира по любому должна сначала позвонить в дверь, а я пойду и открою. Так, что ваши опасения напрасны мама, ваша дочь нас при всём желании не застанет вместе. — успокоил я тёщу и в моих словах была правда.

Преступность в этом районе столицы была высокая и были случаи когда воры подбирали ключи от квартир горожан и проникали в их жилища. По этому если кто-то из нас находился дома, то он всегда закрывался изнутри, а ключ оставлял повёрнутым в замке.

— В таком случае я спокойна хлопчик. Наши отношения должны оставаться в тайне. — тёща подняла руку вверх скрестив её с моей, мы выпили, а после слились в глубоком поцелуе взасос.

Сосалась Оксана Петровна так же хорошо как и моя мать Рита, и горячий язык 👅 женщины во время поцелуя, проник в мой рот и ходил в нём ходуном.

— Это что такое Костя? Я разве давала повод сажать себя на колени? — притворно наигранно возмутилась Иркина мать, делая слабую, почти безвольную попытку встать с моих колен.

Мне вдруг захотелось чтобы тёща посидела у меня на хую и подавила его своей пухлой жопой. И по этому когда наш с ней поцелуй 😘 на брудершафт закончился, я приобнял Иркину мать рукой за талию и усадил женщину к себе на колени, а она особо и не сопротивлялась.

— Давали, ещё как давали мама. Кто своего зятя горилкой настоянной на калгане напоил? Вот теперь расплачивайтесь сами за дочь. Ира не раньше семи вечера домой вернётся, а сейчас два часа дня, и за пять часов у меня член от вашей настойки лопнет. — ответил я тёще, придерживая одной рукой её у себя на коленях, а другой свободной рукой гладил женщине животик, такой нежный и сексуальный.

Хотя удерживать Иркину мать на коленях не было ни какой нужды, она не делала попыток больше встать и сама с удовольствием сидела на коленках у своего зятя, слегка поерзывая жопой на его хую, выпирающим колом у него в штанах.

— Ну если на то пошло, он у тебя хлопчик и без моей горилки хорошо стоял. И ты очень наглый и развратный молодой человек. Но так и быть я готова искупить свою вину, не нужно мне дуре старой тебя раньше времени настойкой с калганом потчевать. Так, что веди меня в спальню зятёк, будем с тобой ближе знакомится. Но прежде я хочу сама убедиться, что входная дверь в квартиру хорошо закрыта изнутри и её нельзя открыть снаружи. Я трусиха жуткая и не хочу на старости лет опозориться перед дочкой. — Иркина мать сидя у меня на коленях активно заводила жопой натирая её половинки об мой стояк, и обняв меня рукой за шею, сама поцеловала в губы, но не взасос, а коротким но многоговорящим поцелуем с открытыми глазами.

А в подведенных синими тенями зелёных глазах моей «второй мамы», застыла откровенная похоть и желание немедленно насадиться на хуй молодого зятя.

— Хорошо мама, пойдёмте раз вы мне не верите на слово. — сказал я тёще отпуская её с колен и идя с ней в прихожею держа женщину за руку.

«Будет лучше если она сама убедиться, что дверь закрыта и её невозможно открыть снаружи.»

— Вот смотрите Оксана Петровна, ключ в замке и он повёрнут на два оборота. А так же вот защёлка которая на ряду с ключом, дополнительно закрывает дверь изнутри. — сказал я тёще подводя её к двери.

Оксана Петровна подергала дверь рукой, потрогала вставленный в замке ключ и найдя на двери цепочку, повесила ещё и её для подстраховки. Хотя это уже было лишние, я никогда цепочку не вешал считая, что достаточно ключа и защёлки.

— Вот теперь я спокойна хлопчик. А то как на иголках была. У меня натура такая, пока сама не попробую не успокоюсь. — стоя в прихожей тёща обняла меня и полезла с поцелуем, а я прижимая женщину к вешалке с одеждой, сосясь с ней в губы, упирался стояком ей в живот, мял одной рукой Иркиной маме груди через блузку.

Сама блузка надетая на тёте Оксане не только была без рукавов и с большим вырезом на груди, но и больше напоминала собой майку, так как была пошита из эластичного материала, и я с огромным удовольствием лапал свою тёщу за груди, через тонкую эластичную ткань.

— У меня колени подгибаются Костя, и ноги не держат сынок. Пошли отсюда в спальню, я лечь хочу. — жалобно простонала тётя Оксана, действительно как бы обмякнув в моих руках и мне пришлось поддержать Иркину мать, чтобы она не упала на пол в прихожей, до того моей тёще с Полтавы было приятны ласки с молодым зятем.

— Нет, давай сюда, в эту комнату зайдём где я переодевалась. Мне она пришлась по душе и там кровать удобная. — тётя Оксана вдруг упёрлась когда я было повёл её в свою спальню и женщина потянула меня за руку в бывшую комнату моей мамы Риты.

А там поверх покрывала на кровати лежала её одежда в которой она приехала с Украины, юбка, кофта, лифчик с трусами и чёрные капроновые чулки. Её моя тёща скинула с себя перед тем как пойти в душ и надела чистое белье для того, чтобы понравиться молодому зятю.

— Тётя Оксана, вы мне сразу приглянулись, как я только вас на вокзале увидел. Я вас совсем другой представлял, а вы такая красивая мама. — говорил я тёще стоя с ней в обнимку посреди комнаты, помогая женщине раздеться.

— Взаимно сынок, ты мне тоже сразу понравился, и я хочу быть с тобой ближе зять мой дорогой. — тётя Оксана с моей помощью сняла с себя блузку стянув её через голову, расстегнула сбоку на юбке молнию, скинув её на с ног на пол, и осталась стоять передо мной в белом бюстгальтере и в тонких прозрачных чёрных колготках под которыми белели трусы.

Колготки у тёщи были натянуты на живот до самого пупка и вид нежного, ласкового животика сорокалетней женщины, который виднелся через прозрачную ткань чёрных капроновых колгот, привел меня просто в священный трепет и я забыл, что мне тоже нужно раздеться.

— Ой, ты так смотришь хлопчик, окно нужно зашторить, а то мне стыдно. — засмущалась тёща и отойдя от меня подошла к окну задергива шторы, повернувшись ко мне спиной.

А мне хватило одного взгляда на её жопу в белых трусах, обтянутую чёрным прозрачным капроном колгот. Чтобы за несколько секунд сбросить с себя полностью одежду, рубашку, и штаны вместе с трусами на пол, сделать несколько шагов к стоящей возле окна тёще и прижаться к её жопе в колготках эрогированным членом.

Вот эти счастливые секунды, когда стоишь позади женщины и упираешься залупой ей в жопу обтянутую чёрными колготками.

Мне больше всего на свете нравились зрелые женщины с формами, жопастые и сисястые, обладательницы небольших сексуальных животиков за которые так приятно их держать руками. А когда зрелые дамы натягивают на себя чёрные капроновые колготки и они у них плотно сидят на жопах и на животах, это для меня вообще кайф, я прямо тащусь как сейчас, прижимаясь залупой к объёмной женской жопе в колготках.

— Тётя Оксана, Оксаночка, какие они у вас большие мама! — я кое-как трясущимися от возбуждения пальцами расстегнул у тёщи на спине застёжки бюстгальтера и скинув его на пол, взялся руками за приличные сисяры хохлушки.

Я ошибался когда увидев Иркину мать на вокзале в дублёнке и у неё под кофтой выпирали груди думая, что ты они по размеру сравнимые с грудями мамы Риты. На самом деле сиськи у тёти Оксаны были меньше чем у моей матери, но более упругие и их приятно было брать в руки и с наслаждением лапать.

Вот так, держать свою тёщу за сиськи двумя руками, упираться ей членом в жопу в трусах и при этом целовать женщине по возрасту ровеснице своей матери спину, белую, гладкую и широкую как лопата ни с чем не сравнимое наслаждение, которое даётся не каждому зятю, а лишь счастливчикам, таким как я.

— А я для тебя их зятёк берегла. Ни кому не давала их мять. Только ты теперь имеешь право сынок к ним прикасаться. — довольным голосом произнесла тёща, поддавая мой стояк жопой и трясь об него ягодицами.

— Пусти Костя, дай мне раздеться. А то как-то неудобно, ты голый, а я нет. — Иркина мать ещё раз основательно потёрлась жопой об мой » каменный» член, конкретно поддала ею меня вырываясь из моих объятий, и отойдя в сторону к кровати не сводя взгляда с моего члена, сняла с себя колготки и спустила на ноги трусы, переступив через них босыми ногами, встала передо мной голая, выставив напоказ лобок покрытый тёмными волосками.

Пизда у тёти Оксаны была конечно не такая чёрная и заросшая чуть ли не до пупка, как пиздень у моей мамы Риты. Но всё же она у неё намного лучше смотрелась по сравнению с белобрысым лобком её дочки Иры.

— Нормальный он у меня мама? — спросил я у тёщи подходя к ней почти вплотную упираясь хуем женщине в живот, подложив руки своей » второй маме» на плечи, смотря хохлушке в её зелёные глаза с поволокой.

— Це, мій розмір хлопчик. Поважив так поважив ти так поважив свою тещу милий. Я люблю сало, горілку і великі хуі у чоловіків, особливо у молодих симпатичних хлопців як ти зятек мій улюблений. — хриплым, срывающимся голосом забыв русский язык и перейдя на » мову» от волнения ответила мне мать моей жены, берясь рукой за мой стояк.

Тётя Оксана нежно с заботой погладила его от головки до яиц смотря мне в глаза взглядом изголодавшийся самки.

» Её, что там в Полтаве не ебли что-ли? «

Подумал я глядя с каким трепетом тёща держит в руке мой член.

— Подождите минутку мама. Я к себе в комнату схожу за презервативами, ведь нам с вами необходимо предохраняться. — сказал я тёще делая было шаг от неё в сторону двери.

Я знал, что Иркина мать за мужем, да и вообще ей совсем ни к чему было беременеть от зятя. Как она подобное объяснит мужу и дочке?

— Не потрібно нікуди ходити і час втрачати. Нам кожна хвилина дорога. — снова по украински сказала мне тёща не выпуская из руки мой член, другой свободной рукой скинула с кровати покрывало вместе со своими грязными трусами, лифчиком и колготками и толкнула ладошкой меня в грудь.

— Ложись давай, зря я что-ли тебя » калгановкой » поила? От неё сынок долго стоять будет. И мне хватит и ещё твоей жене достанется. — наконец справившись с волнением и перейдя на понятный для меня русский язык, засмеялась тётя Оксана ложась на меня сверху.

» Вот и всё, сейчас она окорячит мой член и станет сама на нём ёрзать, только не понятно можно ей спускать в пизду или нет.»

Подумал я обнимая Иркину мать, стараясь губами поймать соски её грудей.

Но я ошибся, тёща и не думала на меня ложиться и тем более заниматься со мной сексом в позе » наездницы». Хохлушка с Полтавы села на кровати возле моих ног, положила свои тёплые ладони мне на грудь, посмотрела в мои глаза осоловелым взглядом и наклонив голову, прошлась мелкими поцелуями по моей груди, животу, и вот её влажные губы ожидаемо сомкнулись на моей залупе.

Не выпуская хуя из губ, тёща зыркнула на меня глазами словно ожидая моей реакции. Не теряя времени я погладил Иркину мать по её коротким каштановым волосам на голове, давая ей добро на минет. И тётя Оксана удовлетворительно хмыкнув не вынимая мой член из своих накрашенных яркой помадой губ, заработала ртом и 😛 языком одновременно.

Моя залупа скрылась во рту знойной хохлушки с Полтавы, а вслед за ней и весь член. Иркина мать заглотила мой восемнадцатисантиметровый член целиком в рот и он упёрся женщине в горло, но она хрипя продолжала его в таком положении удерживать несколько секунд, и только после этого положила его к себе за щеку, и стала смачно с наслаждением посасывать, прикрыв глаза от удовольствия.

» Дочь любит лизать пизды у женщин и кончает от этого, а мама похоже без ума от минета и балдеет от того что сосёт член у своего зятя».

Подумал я, ощущая влажные тёщины губы и язык на своей залупе.

— Тётя Оксана, Оксаночка, тёща моя любимая. Как хорошо вы мне делаете мама. — говорил я матери своей жены ласковые слова, гладя рукой женщину сосущую у меня хуй по волосам на голове.

Сосала Иркина мать не хуже, а может даже и лучше чем моя мама Рита. Если мамаша училка уделяла больше внимания моим яйцам и стволу члена обрабатывая их губами, то тёща конкретно занималась моей залупой, заглотив за щеку, смачно её посасывая и водя по ней языком, а мои яйца она массировала пальчиками с накрашенными красным лаком ноготками.

И вполне естественно я не мог долго терпеть эту сладкую муку и спустил тёще в рот, обхватив её голову двумя руками.

— Спасибі хлопець, нагодував мене, так нагодував. — засмеялась тётя Оксана вытирая рот ладошкой от остатков спермы зятя.

За нескольких дней воздержания, когда мне не удавалось согнать дурь на матери, в моих яйцах накопилось порядочно молодой и жирной спермы, которой я сейчас наполнил рот своей тёщи.

И нужно сказать Иркина мать даже не поперхнулась и не закашлялась глотая мою спушёнку, по всей видимости у женщины был богатый опыт в таких делах и она умела глотать сперму и не давиться.

— Спасибо мама, мне так ещё никто хорошо не делал как вы Оксана Петровна. Можно и я вам приятно сделаю, как вы мне 👅 языком? — спросил я у тещи и не дожидаясь её ответа нагнул голову вниз ткаясь носом в лобок Иркиной матери.

— Ой хлопець, ну що ти робиш. Не треба цього, мені соромно. — заговорила по украински тёща, а она волнуясь всегда переходила на мову, упираясь руками мне в голову, как бы показывая что ей стыдно.

Но держала Оксана Петровна мою голову руками лишь для вида, и стоило мне проявить немного упорства и сильнее надавить, как тёщины руки удерживающие мою голову возле своего лобка, сами собой ослабли и уже не держали, а наоборот ласкали волосы у меня на голове, с силой прижимая её к своему лобку.

— Оооййй, хлопець, не треба, прошу тебе Костя, я зараз помру. — застонала Иркина мать, едва я коснулся ртом её отвислых половых губ и стал с наслаждением их сосать слизывая с них вкусный любовный сок и выделения, которые обильно выделяла пизда хохлушки с Полтавы.

И если у моей мамы Риты половые губы на пизде имели лиловый цвет, то у тёщи они были тёмно-розовые похожие на лепестки нераскрывшиеся бутона цветка и сочные. Моя » вторая мама» щедро поила меня своим соком, в благодарность за удовольствие которое я ей приносил сося у неё влагалище.

А мне и самому было жутко по кайфу вот так лежать на животе между раздвинутых ног Иркиной матери, и лизать у неё то место, откуда вылезла когда-то моя » розовая» жена.

— Аааа, ну всё хлопець, всё мій зять дорогий, я більше не можу, довів ти мене синок. — запричитала по украински тётя Оксана, сжимая мою голову своими мощными ляжками словно тисками.

Тёща кончала от ласк моего языка и губ, сжав мою голову ляжками сведёнными судорогами клиторального оргазма.

— Мама, вы меня чуть не придушили. Разве так можно со своим зятем поступать Оксана Петровна? — с укором сказал я тёще, наконец поднимая голову от её лобка, когда хватка ляжек женщины ослабла.

Несколько секунд я смотрел на раздвинутые ноги Иркиной матери и на её разбухшие от лизания половые губы, которые прикрывали вход в сочное влагалище шатенки. А потом не спрашивая у неё разрешения, запрокинул ноги матери своей жены к себе на плечи, и вогнал ей член в пизду по самые яйца. У тёщи аж глаза на лоб полезли от такого напора.

— Мама, вам в неё можно кончать или нет? — спросил я у женщины размеренно ебя её по офицерски на кровати с задратыми кверху ногами.

Раз тётя Оксана запретила мне пользоваться презервативами, значит у неё во влагалище возможно стоит внутриматочная спираль как у моей мамы Риты, и женщине можно без боязни заниматься сексом не используя средства контрацепции в виде презервативов, которые снижают чувствительность.

— Ні ні ти, що хлопець. У неї не можна ні грама, а ось в попу можна. Але тільки кінчай в неї швидше. — закатив на лоб глаза затораторила тёща, кряхтя и сладко постанывая лёжа подо мной с задратыми кверху ногами.

Я немного понимал украинский язык, так как Ира иногда разговаривала дома на » мове». И из всего сказанного мне тёщей я понял, что в пизду ей нельзя спускать ни капли, а вот в жопу можно, но только в неё нужно кончать быстрее. Возможно Иркиной матери было в неё больно, вот она и предупреждала меня чтобы я был порасторопнее.

— Спасибо мама, я всё сделаю как вы мне сказали. Не бойтесь я не подведу тебя Оксаночка милая. — ответил я тёще назвав милую моему сердцу женщину ласково Оксаночка, хотя она была по возрасту старше меня на двадцать лет.

Слова моей тёщи о том, что мне можно будет спустить ей в задний проход, буквально окрылили меня. Ведь её натруженное тёмно-коричневое очко было в таком положении буквально у меня перед глазами. Я ебал Иркину мать » по офицерски» с задратыми кверху ногами и я не только смотрел как мой член входит и выходит из её влагалища, но и мне отлично была видна анальная дырочка моей » второй мамы», отверстие из которого она срёт, и в которое она любезно предоставила мне возможность налить своей молодой спермы.

Сколько раз я просил у матери дать мне возможность засадить ей в очко. Но всякий раз я получал от ворот поворот. Мать мне не давала ебать себя в жопу, ссылаясь на застарелый геморрой у неё в заднем проходе.

Да я вообще ни разу не пробовал женщину в попку, а сейчас со тёщей это попробую, пока ради предохранения, а потом разведу тётю Оксану на полноценный анал.

— Оооойй, оооойй хлопець. Так добре з тобою Костя. Еби мене синок, еби милий. — приговаривала по украински тётя Оксана, лёжа подо мной с задратыми ногами, а я неспеша с протяжечкой порол её на кровати, в бывшей спальне моей матери, и смотрел на тёмно-коричневую дырочку ануса тёщи, в который уже скоро мне придётся вставить член, ведь я чувствовал приближение оргазма и старался довести свою » вторую маму » до сладких стонов, прежде чем я выну член из её влагалища.

— Оооойй, все хлопець, все синок, я кінчаю, і ти теж кінчай, але тільки мені в попу. — наконец застонала тётя Оксана лёжа подо мной с задратыми ногами.

Женщина поймала нешуточный оргазм и сильно постанывала кончая от члена своего зятя.

— Тёща, тёща моя любимая, как хорошо мама. — завыл и я спуская Иркиной матери в очко.

На последней секунде я сумел вытащить член из её пизды и сунуть его ей в задний проход, надавив залупой на тёмно-коричневую дырочку ануса .

Тёща зайокала, застонала, крутя подо мной тазом, ещё сильнее насаживаясь очком на мой член. А я даже успел сделать в её горячем и узком по сравнению с влагалищем заднем проходе пару толчков, чтобы с рыком в него разрядится густой и жирной спермой.

» Как же зашибись ебать женщину в жопу. Намного приятнее чем в пизду. «

Подумал я, целуя своей «второй маме» коленки которые всё ещё удерживал в руках.