Игра на интерес. Часть 2

Чисто «случайно» наши руки дошли и до трусиков, положил я руку на её киску поверх них, начав гладить её там.

Ой! Не надо, — сказала она, вся сжавшись.

Я, конечно, не послушался и продолжал её наглаживать, намокла она, да так, что и на простыне образовалось пятно, как я узнал позже.

Ты течёшь как сучка, — сказал я и поцеловал её, после чего проник рукой под резинку трусиков, став мять пизду напрямую.

Эй! Отпусти, — перестала она дрочить нам и попыталась убрать мою руку из своих трусов. — Дурак! — Боролись мы с ней, не замечая, что Дима встал на колени, отвернулся в сторону и стал кончать на краешек кровати, удовлетворённо кряхтя, брызнул он длинной струёй несколько раз.

Запахло спермой.

Фууууу, — обратила на него внимание Таня. — Ты чего наделал? А если мама заметит следы на кровати? — Уставилась она на него большими глазами.

Постираем, — отмахнулся он, удовлетворённо ложась на спину рядом с ней, отдыхая.

Таня насупилась.

Дураки, — милостиво позволила она мне и дальше гладить её кису. Поняла, что не сможет ничего с этим сделать. — Заканчивайте уже давайте и уходите.

Но не тут то было. Её спокойное дыхание сменилось прерывистым, дёрганым и я решился спросить:

А ты девочка? — Сказал я ей на ушко, прикусив его.

А тебе какое дело? — Проворчала она, продолжая мягко содрогаться под моими руками, накатывали на неё волны блаженства.

Не скажешь, значит? — Засуну я язык ей в ушко. — Тогда сами узнаем, — пополз я вниз, к животу и ниже.

Эй! Ты чего?! Эй! — Успел я проскочить к ней между ног до того как она их сжала. — Мамочкиииии: — Испугалась она.

Трусики были отодвинуты в сторону, поднялась Таня на локтях, смотря вниз.

Не надо: — Просипела она со страхом в голосе, пока её брат вновь не уложил её на спину, подмигнув мне.

Я просто посмотрю, — попытался я успокоить девочку, любуясь розовой, ещё какой-то детской писечкой.

Чуть приоткрыл пальцами её губки и оттуда тотчас скатилась бусинка смазки, увлажняя вход во влагалище.

Ну не надо, — попробовала Таня ещё раз сжать ноги, но так как я был между них, у неё ничего не получилось.

Видя что творится, Дима налёг на неё и заткнул её поцелуем, вновь начав мять ей сиси.

Всё хорошо, он просто посмотрит. Расслабься.

У меня же было совсем другое на уме.

Такая маленькая, — удивлённо гладил я её, успокаивая. — Преграды вроде нет, — прошептал я себе под нос и попытался просунуть в неё палец, дёрнулась она, что-то недовольно промычав, но было поздно. — Женщина, — заключил я удивлённо, и стал играться в ней пальчиком — входя туда-сюда, туда-сюда, пока она недовольно мычала, не смея громко возмутиться из-за спящих родителей за стенкой.

Ну что? — Спросил Дима шепотом, отвлёкшись.

Танька стыдливо молчала.

Женщина, — чуть громче доложился я, подключив к пальцу свой язык, схватил я губами показавшийся отросток клитора, став его посасывать, чем вынудил простонать девочку, держащуюся из последних сил.

Её трусы полетели в сторону, стянул я их, пока она дёргала ножками, и продолжил свои изыскания, не вслушиваясь в девичье бормотание.

Киска хоть и выглядела маленькой и невинной, но на деле была рабочей, осторожно добавил я второй палец, который с небольшой натугой, но вошёл.

Ай! — Слабо вскрикнула Танька, не ожидавшая этого. — Ой, ой! — Не могла она удержать вскрики, как не пыталась.

Течь она стала куда сильней, работал я пальцами, совершая фрикции, имитирующие секс, пока она извивалась, пытаясь сбросить с себя брата, успокаивающего её.

Так продолжалась несколько минут. Она немного привыкла и, будучи уверенной, что на большее мы не пойдём — перестала брыкаться, начав даже подмахивать.

Ммм: ммм: — Заставлял я её стонать. — Ай! — Вскрикивала она, если я делал резкое движение внутри.

Пальцы стали ходить свободно, вынул я их на очередном её стоне и облизнул. Киска тотчас закрылась, прикрыв вход во влагалище и снова превратившись в невинную с виду розочку. И не скажешь что её только что оттрахали пальцами.

Где презервативы? — Спросил я Димку, начав оглядываться.

На тумбочке, — сказал он, но я уже и сам их заметил.

Вскрыв коробку, я вынул один, надорвал зубами упаковку и начал натягивать на хуй резину.

Эй, вы чего? — Сжала коленки сестра друга, пока я был занят. Дима же отстранился от Таньки и стал наблюдать за нами со стороны. — Серёжаааа, протянула она. — Ну не надо. Я ещё маленькая, — стала она меня упрашивать, будто мы не знаем что она уже не девочка. — Не надо миленький, хороший. Я не готова ещё…

Слушать этот бред я не стал. Натянув, наконец, презик, я подполз к ней на коленях, взялся за её ножки и с силой их развёл. Танька всхлипнула и прикрыла руками лицо.

Потянув её на себя, до тех пор пока она не сползёт с подушки и будет ко мне вплотную, я ещё шире развёл её согнутые в коленках ножки и рукой направил хуй к пизде, проведя им пару раз по влажной киске, после чего удерживая его прямо — попытался воткнуть, разошлись половые губки девки в стороны, пропуская меня.

Не надо, — почувствовала она, что я вхожу, и попыталась вывернуться, но я держал крепко. — ПрошУ! — Взвизгнула малышка на последней букве.

Хорошо она мокрая была, иначе не уверен, вошел ли я, с натягом заходил член, скрываясь в ней, под её слабые всхлипы.

Потерпи. Уже почти всё, — толкнул я таз вперед, и пенис скрылся в ней полностью.

Ай! — Вскрикнула она. — Больно, — пожаловалась наша девочка, вновь всхлипнув.

Ну да, это не два пальчика, а побольше, лёг я поверх неё на руки согнутые в локтях и медленно начал совершать фрикции, чувствуя как её пизда сжимается, пытаясь вытолкнуть вторженца.

Ай! Ай! Ай! — Приглушенно заойкала она сквозь всхлипы. Кровать заскрипела.

Я же балдел, наблюдая как её сисечки скачут туда-сюда, после каждого моего толчка.

Ай, ай! — Пищала она, то-ли от боли, то-ли нет.

Мне же было плевать, дорвался я до сладкого и не мог остановиться.

Закономерно женское взяло свое, и Таня перестала всхлипывать, убрав руки с лица. Вскрики измени тональность, начала она получать удовольствие.

Всё хорошо? — Спросил я не останавливаясь. Пот тёк ручьём, скатились капли со лба на нос, после упав ей прямиком на качающуюся грудь.

Да, — поджала она губы.

Склонившись, я провёл ей языком по лицу, слизав дорожки слёз. И чего плакала не пойму, не девочка ведь, гадал я.

Ммм: — Выгнулась она на очередном толчке, обняв меня руками. — Ай, ай, ай! Мамочки: — По-детски звала она маму.

Моя хорошая, — погладил я её. Сжал грудь, а потом подался назад, с хлюпом вышел член из пизды, посмотрел я вниз, любуясь. В этот раз дырка между ног была куда больше, и закрываться не спешила.

Ммм? — Вопросительно посмотрела она на меня.

Перевернись на живот, — сказал я, а Танька молча всё выполнила, взялся я за её попку, потянув на себя и ставя её рачком. — Ножки расставь. Выгнись, да, вот так, — учил я её. — Молодец, — раздвинув я её жопку в форме сердечка, и одним махом засадил.

Ай! — Вновь всхлипнула она от резкого проникновения.

В такой позе насаживать её было куда сподручнее, покрепче ухватился я за её талию, работая в ней как отбойным молотком, сопровождалось это всё шлепками яиц о жопу. Звуки секса ни с чем не перепутаешь.

Ай, ай, ай! — Всхлипывала она, извиваясь как змея, пока я её ебал. — АЙ! — Куда громче всхлипнула она, стоило мне шлёпнуть её ладошкой по жопе, оставив на ней красное пятно. — Гад! — Пробурчала Таня сквозь всхлипы, но быстро привыкла, продолжал я периодически её пошлепывать и мять жопу, пока она вновь не застонала, но куда громче. — МММ! Мама, мам, ма. . ааааа: — Задёргалась она подо мной, став кончать, довёл я её таки до оргазма и сам начал извергаться, подкосились у неё коленки и мы вытянулись на кровати, накрыл я её сверху, распластав, пока член в ней дёргался.

Уффффф. Круть, — выдохнул я устало, вытаскивая опадающий член со съехавшим презиком, полным спермы. — Хороша, — шлёпнул я её по жопе напоследок, завязывая презерватив, чтобы не вытек.

Теперь я, — оттолкнул меня в сторону её брат уже готовый к бою.

Вновь поставил её раком, несмотря на мычание малышки и стал её трахать, ни капли не жалея, моталась её голова из стороны в сторону.

Так попеременно поёбывая её до трёх ночи мы в конец умотали Таньку, и ушли спать, пока она застирывала после нас простынку и устраняли другие следы нашего пребывания в её комнате.


Проснулась? — Зашла мама ко мне в комнату и открыла окно.

Ага, — сжалась я в комочек под одеялом.

Успокойся, я всё слышала, — присела мама мне на кровать и обняла. — Серёжа сделал тебя женщиной ночью, так?

Как, как: — Начала я заикаться, благодаря богов, что мама не догадывается о брате.

Ты так громко вскрикивала, что не мудрено. Да и кровать эта скрипучая.

А почему? — Не договорила я.

Не стала вас прерывать? — Спросила мама и я кивнула. — Судя по звукам, вы дошли уже далеко, и я посчитала пусть так. Это куда лучше, чем потерять девственность в какой-нибудь подворотне, — помолчала она. — Вы предохранялись, надеюсь?

Да, — еле выговорила я онемевшим языком.

Хорошо. Рановато конечно, но ладно. Давай приберёмся здесь, — подняла мама из-под кровати презерватив полный спермы. — А потом я поговорю с этим молодым человеком.

Ну, мам! — Раскраснелась я пуще прежнего.