Игра на интерес. Часть 1

Туз.

Перевожу.

Йааааа!!! — Завизжала сестра Димки от охвативших её чувств и перевела карты мне, став подпрыгивать от счастья на скрипящем диване, на котором мы сидели. — Я выиграла, я выиграла, я выиграла. Бе, бе, бе: — Дурачилась она, словно ей мало лет.

Молодец, молодец, — кисло заметил я. — Ну? И какое будет твоё желание?

Играли мы на интерес. Приказы или желания. Я уже успел отжаться, изобразить курочку и много чего ещё сделать. Тане же сегодня невероятно везло. Ещё ни разу не проиграла блин, непроизвольно задержал я взгляд на её точёной девичьей фигурке.

Домашнее трико серого цвета плотно обтягивало её ножки прорисовывая каждый изгиб её шикарной фигуры и о боже! , даже вдавливаясь в её киску, не мог я отвести взгляд от этой картины. Мой друг и её брат не отставал от меня, пялясь на сестру с вожделением, забыв, что они родственники.

Заметив, куда мы смотрим, Таня ойкнула, покраснела и уселась на место, скрестив ножки.

Не пяльтесь извращенцы! — В шутку прикрылась она руками. — Я ещё маленькая, — показала она нам язык.

Ты обалденная Тань и ничего не маленькая, — искренне сказал я. — Да Дим? — Провокационно спросил я её брата, повернув к нему голову.

Ну да, красивая, — нехотя кивнул он, мазнув по ней взглядом.

Спасибо братик. Спасибо Серёж, — улыбнулась она, взмахнув гривой тёмных волос, убирая их за спину, от чего её грудки подпрыгнули вверх-вниз, вновь прикипели мы взглядом к ней, пытаясь разглядеть то, что находится под футболкой.

Да хватит уже! Давайте играть, — вновь засмущалась она, но как то наигранно.

Да, да, — начал я заторможено тасовать карты.

Тут дверь в комнату друга открылась и тётя Надя, мама Димы и Тани поинтересовалась — чего это мы кричим? Вечер уже.

Всё всё, больше не будем мам, — повинилась Таня, состроив извиняющуюся моську.

Смотрите у меня, — показал она нам кулак. — Мы с папой спать ложимся, так что и вы давайте закругляйтесь. — Подошла она к шкафу и вынула постельное бельё для меня, положив его на кресло — раскладушку. Не в первый раз остаюсь с ночёвкой у друга.

Может, в бутылочку сыграем? — Предложил я, стоило тёте Наде уйти.

Вам только одно и надо, — обличительно направила на нас палец Таня. — Извращуги.

Что такого то? Или ты боишься? Маленькая, да? — Прищурился я с хитрецой.

Вот ещё!

Отлично! — Воскликнул я, вскочив на ноги и спрыгнув со скрипнувшего дивана. На подоконнике у другана стояла пустая пластмассовая бутылка для полива цветов, её то я и взял. — Ну что? Крутим? — Запрыгнул я обратно усевшись по-турецки, положил бутыль между нами и крутанул её, замерев.

Мы с жадностью наблюдали как она крутится пока дно не указало на Димку, а крышка на меня.

Хи, хи, хи, хи, — засмеялась Таня, зажав рот ладошкой, чтобы не слишком шуметь. — Целуйтесь давайте, — переводила она взгляд с меня на брата.

Не, — мотнул я головой. — Если бутылка показывает на парней, то они просто пожимают руки, — тут же придумал я новое правило.

Не честно! — Возмутилась Таня, надувшись, пока её брат вновь крутанул бутылку.

Та указал на него и её. Вот свезло, с улыбкой наблюдал я как они, смущаясь, наклонились друг к другу и поцеловались, прикрыла глазки Таня, чисто по-женски обняв брата за шею.

Ух, ты! — Прервал я затянувшийся поцелуй назло им.

Крутим, — старясь не смотреть на тяжело дышащую сестру взялся дрожащими руками за банку Дима. На этот раз повезло мне.

Да! — Улыбался я до ушей. Таня тоже заулыбалась и провокационно провела язычком по губам. Вот оторва.

Не в силах терпеть я быстренько подсел поближе к ней, взял её за тонкую талию и потянул на себя, поддалась она, сдавшись без боя, прижалась и уложила руки мне на плечи. Наши лица сблизились, мог я сосчитать её реснички.

Какая ты красивая, — восхитился я.

Ммм: — Начали мы с ней борьбу языками во рту. Член стал вставать, не мог я ничего с собой поделать, держа в руках податливое женское тело, играющееся своими руками в моей шевелюре, пока я с ней сосусь. — Ммм: — Вновь промычала она кайфуя.

Время! — Обломал нас Дима.

Покрутив бутылку ещё несколько раз, мы полностью забили на неё и просто стали сосаться с Танькой по-очереди, передавая её из рук в руки.

В очередной раз прижав девочку к себя, я рискнул и запустил руки ей под футболку, поднявшись вверх по бархатистой коже спины, став её гладить. Видя, что она никак на это не реагирует, я перестал тушеваться, и взялся за края её футболки, потянув её вверх. Правильно всё поняв, она на миг отстранилась, подняла руки и кусок ткани полетел в сторону, вновь притянул я её к себе, став целовать, пока её брат сидел рядом и смотрел на это. Недвусмысленно получив разрешение на такие действия мои руки стали искать застёжку лифчика. Тут мне помог Димка, расстегнул он его и лиф полетел к футболке, проводила девочка его взглядом.

По коже Тани пробежали отчётливые мурашки, толкнул я её на лопатки, уложив на спину, чтобы посмотреть на сисечки, задорно смотрящие вверх и покрытые капельками пота, нетерпеливо обхватил я их.

Не так сильно, — жалобно пропищала она, переведя взгляд с моего довольного лица на торчащий бугор в штанах.

Извини. Вот так? — Стал я мягко их массировать, играясь.

Да, — тихо, почти шепча, сказала она.

Какая же ты классная, — не мог я налюбоваться ею. Груди у неё были маленькие и полностью обхватывались ладошками, удобно лежали они в моих лапах.

Не удержавшись, я наклонился и попробовал ртом её сосочек.

Ммм! — Подалась Таня вперёд, совсем потеряв голову и положив свою ладошку мне на бугор. Похоже, ей это нравится, да ещё как, почувствовал я, как она без понуканий стала мне подрачивать.

Огонь, а не девка растёт.

Время! — Забрал её у меня Дима, став по-хозяйски щупать сестру, скривился я от недовольства, смотря как он её мацает.

Немного придя в себя, я даже стал думать, что нам сегодня обломится нечто большее, но через жалких десять минут после попытки её брата залезть ей в трусики она резко отстранилась и прекратила эти игры.

Всё! Хватит. Я уже устала. Язык болит, да и сиськи тоже, — схватила она лифчик, футболку и убежала в ванну, повиляв на прощание задницей.

Блиииин: — Протянул я. — Вот нахрена ты туда полез? Дебил! — Припечатал я.

А что делать было? — Пожал он плечами. — Мне показалось она не против, а оно вон как, — почесал он репу.

Даааа, жаль, — тяжело выдохнул я. — Спать?

Угу, — выключили мы свет. Я разложил кресло, застелил и лёг. Димас же просто убрал покрывало с дивана и залез под одеяло.

Пролежав несколько минут в тишине, мы стали болтать.

Нет, но кто знал, что твоя сестра такая горячая, а?!

Это да. Сам не ожидал такого, — цокнул он языком.

Как думаешь, она девственница?

Не знаю. У неё же парень был, так что:

Думаешь, он её «того»?

А ты бы что, на его месте не трахнул её? — Вопросом на вопрос ответил друг. — Она вон, с пол-оборота заводится. Могла и дать по-дурости.

Чёрт! — Выругался я, пытаясь заправить стоящий колом член в трусы.

Стоит? — Понимающе спросил Дима.

Каменный, — подтвердил я.

Так болтая и всё сильней заводясь от откровенного разговора, прошло ещё минут двадцать. Заснуть не получалось.

Да пошло оно всё! — Судя по шуршанию в темноте — встал с дивана Димон. — Пойдешь к ней?

Чего??? — Вскочил я следом, не в силах поверить в услышанное.

Того, — включил он ночник, от чего я зажмурился, а когда открыл глаза то не удивился, увидев что его трусы топорщатся, как и мои. — Где же они? — Зарылся он в прикроватной тумбочке, пока не вынул из неё какую-то коробочку.

Что это? — Подошёл я поглядеть.

Презервативы, — показа он мне их, подмигнув. — Вдруг нам повезёт. На а если нет, то хотя бы помнём её ещё немножко, — потянулся он за штанами, а потом передумал. — Пошли?

Ага, — вышли мы из комнаты на цыпочках.

Пройдя по коридору мимо спальни их родителей, откуда раздавался раскатистый храп отца Димы — дяди Вани, мы свернули налево, упёршись в дверь Таньки. Потянув ручку вниз, мы зашли. Половица как назло скрипнула.

Эээ? — Не знала девочка что сказать, повернув голову на шум.

Маленькая комнатушка была завалена мягкими игрушками, раскиданными как на полу, так и на кровати, занимавшей почти всю площадь комнаты. Обои были жутко розовыми, как и постельное бельё. Всё в сердечках. Невинное такое, а тут мы.

Света было достаточно, освещал комнату уличный фонарь за окном.

Обалдели? — Натянула Таня одеяло до подбородка, так как мы недолго думая заползли к ней. — Вон пошли!

Тише, — прикрикнул Димка. — Мама с папой услышат, — заполз он к ней под одеяло слева, а я справа, зажали мы девочку с двух сторон сразу, начав гладить голенькое тело. Лифчик она на свою беду не одела, встречались наши руки, гуляя по её стану.

Хватит, — задушено пыталась она оттолкнуть нас, но как то нерешительно.

Ей это явно нравится, но сознаться боится.

Мы только пощупаем, — утешали мы её, откинув одеяло, как она его не зажимала.

Теперь Таня лежала почти голая, только беленькие трусики, защищали её от наших жадных лап, жадно пожирали мы её глазами. Только слюни текли.

А если мама зайдёт? — Пыталась она нас спровадить.

Она спит. Не шуми и ничего не будет, — наклонился над ней Дима, взяв грудь в рот и начав её посасывать.

Я же подпирая её с другого бочка — спустил свои трусы вниз и кивнул ей на член. Глянув вниз, она перевела взгляд на меня и нерешительно взяла его в ручку, обхватив его холодной ладошкой и начав мне подрачивать, помог я ей, показав как надо.

Увидев чем мы заняты Димас оторвался от её сисек и поступил так же как я, вручив малышке свой отросток в другую руку. Так, лёжа под её бочком мы балдели, дрочила нам девочка, пока мы нёжно гладили её тело, а она любопытно зыркала на пенисы, сравнивая их.

Нравится? — Усмехнулся я. Она промолчала.