И так бывает

Петя Касатонов в свои восемнадцать лет был несколько мудаковат. Бывает же такое — студент, отличник и полный долбоеб. Впрочем, от долбоебства Пети никто не страдал, кроме его полового члена. Плавно перейдя из возраста памперсов в возраст «сникерсов», Петя стартовал в направлении «хуй знает куда» и по достижении совершеннолетия застрял на этом пути во всемирной сети компьютерной жизни, как и многие его нынешние сверстники. Для него существовали лишь учеба и компьютер.

В детстве родители всячески ограждали Петю от вредного влияния улицы, разрешали читать только умные книги и требовали от Пети обращаться на «вы» даже к сверстникам.

Ну а чтобы там какие-нибудь глупости в доме водились — так этого не было. Нельзя травмировать психику мальчика вредоносными бациллами прогнившей цивилизации. Безусловно, с возрастом Петя узнал из умных книжек, что все живое на планете ебется тем или иным способом. На некоторых картинках ему на глаза попадались даже голые бабы. Но буфера или пиздень во весь экран вызывали у Пети вежливую скуку. Все равно как если бы ему на зоологии рассказывали про особенности интимного строения и половую жизнь лягушек.

По глубокому убеждению парня, хуй достался ему в наследство от отца, чтобы легче ссалось. Бабы же, включая и мать, в его представлении были несчастными созданиями — он не представлял, как они обходятся без шланга между ног. Еще в отрочестве кое-что в его поведении стало настораживать родителей. Однажды отец даже в резкой форме прокомментировал отказ сына ехать на рыбалку из-за подготовки к математической олимпиаде. Он сказал: — Плохо кончишь, сынок! Кстати, в представлении Пети та же мужская рыбалка, например, была сугубо садистским мероприятием. Когда с большими трудами шестнадцатилетнего пацана все же удалось уговорить порыбачить с отцом, это закончилось для него шоком.

… Отец ушел в деревню за припасами. Петя сторожил удочки на берегу. Часа через три, наконец, клюнуло. Петя не знал, что делать с разбушевавшейся на крючке рыбой. Он заметался по берегу. От возбуждения разыгралась тахикардия, и Петя стал метаться потише, зато отбегал от удочек все дальше и дальше, и вот он оказался у соседней палатки за раскидистой ивой. Здесь рыбачили дядя Жора и тетя Даша. С ними Петя познакомился накануне. Ни хуя они не рыбачили, оказывается! Округлив глаза, Петя увидел, как рядом с прогоревшим кострищем на спальном мешке дядя Жора мучает тетю Дашу. Этот здоровенный бугай так навалился на женщину, что несчастная от натуги согнула ноги и кряхтела. На глазах изумленного Пети он сдавил своими лапищами голую грудь женщины и укусил ее в большой расплывшийся сосок. От физической боли и моральных страданий тетя Даша громко застонала и зажмурилась. По ее отрешенному лицу было видно, что она вот-вот потеряет сознание. Тут надо сказать, что Петя, как любой современный пацан, в принципе ничего не имел против красивой компьютерной эротики, которой хоть жопой ешь в силиконовом Инете.

Но такая отстойная порнуха с мужепесом на голой бабе-свинище… да еще в натуре… От такой хуйни у кого хочешь съедет крыша! К тому же Петя был отважным и пизданутым отроком, так как насмотрелся и начитался «Властелина колец». «Кастую энергетический меч шестого уровня!» — лихорадочно сообразил Петя. После чего нашарил под ногами загнивающую рыбацкую рогулину, взял ее наперевес и бросился на эту жуткую порнуху, как на личного врага, ибо был оскорблен до невменяемости. Надо отдать должное парню: ему удалось очень ловко, с оттягом, пиздануть дядю Жору по обнаженной жопе, правда, рогулина переломилась, и Петя, постепенно трезвея, застыл над ебущимися с коротким обломком в руках. К сожалению, дядя Жора сдристнул и не отпиздил молодого человека — видно, перегрелся на солнце и на тете Даше, поэтому облом на пизде слишком жестко въебал по нервной системе. Тетя Даша сбивчиво пояснила мудаку-геймеру, что они просто рыбачат, и ничего больше, никакого оппортунизма, а если показалось что, так это хуйня, которую используют бывалые рыбаки, — что-то вроде живца для крупной и жирной рыбешки, и незачем так переживать. А дядя Жора таки нашел в себе достаточно мужества, чтобы с досадой подкорректировать извинительный тон подруги: — В твои годы, пацан, я уже попробовал живой пизды! Он явно намекал на что-то запретное… Петя лишь покраснел, но сформировавшегося на берегу реки отношения к рыбалке и пошлой порнухе долго не мог изменить и впоследствии, за что регулярно стал получать крупных и жирных пиздюлей. К примеру, на дискотеке Пете дали пизды, когда он в уборной случайно подсмотрел, как его знакомую девчонку наклонили зачем-то вперед и пихали сзади двое матерых мужиков. В кино он попросил молодую пару с заднего ряда не пыхтеть на весь зал. За что на улице Петю угостили все той же пиздой, да еще обозвали лохом. Понятное дело, что значение слова «пизда» у Пети вызывало устойчивое непри-ятие.