Хозяйка квартиры

Все началось с того, что ему опять нечем было заплатить за съемную квартиру. Зарплату снова задержали. Полгода назад он приехал из своей провинции в столицу и всеми силами пытался тут обустроится. Пока у двадцатидвухлетнего парня получалось плохо. Работа попалась не денежная. Платить за жилье было сложно. Вот и теперь все сроки прошли, и хозяйка Галина Николаевна явилась к нему разбираться.

Эдик открыл дверь. На пороге стояла красивая рассерженная женщина лет сорока. В гневе она была особенно прекрасна. Эдик и снял у неё квартиру, потому что она поразила его своей красотой. Ему нравилось, что именно такая женщина его – Хозяйка…

Он так и называл её про себя Хозяйка – с большой буквы. Ему ни в коем случае не хотелось её сердить, но так уж получилось само собой.

И тогда он решил, что будет умолять её простить его.

— Эдик, я не намерена больше терпеть задержки выплат. Найди себе более дешёвое жилье, снимай комнату в конце концов! Даю тебе неделю на сборы и выметайся!

— Галина Николаевна, я вас прошу дайте мне ещё один шанс, через неделю зарплату выплатят, и я все вам отдам.

— А потом опять будет задержка и опять будешь просить! Нет, мне это надоело!

— Галина Николаевна, ну я вас очень прошу. Простите. Больше этого не повториться я вот-вот устроюсь на вторую работу, деньги будут. Пожалуйста не выгоняйте меня. Прошу вас. Простите…

— Просишь простить? Простить и не выгонять?

— Да, Галина Николаевна, я умоляю вас… — Эдик опустился перед ней на колени.

— Даже так? На коленях?

— Да, Галина Николаевна, умоляю…

— Ладно прощу. Если уж ты так униженно просишь… Но чтоб через неделю деньги были!

— Галина Николаевна, спасибо! Благодарю! Позвольте руку вам поцеловать…

— Руку? Ладно целуй…- и хозяйка протянула квартиранту руку для поцелуя. Но только он потянулся к ней губами Галина Николаевна руку одернула.

— Знаешь, что, я все ещё сильно злая на тебя. Так что целуй-ка ты мне не руку, а ногу! – и она выставила вперед свою ногу в туфельке на невысоком каблучке.

Эдик, разумеется, ошалел от такого поворота, но не посмел перечить строгой хозяйке и склонил голову до пола.

— С ума что ли сошел? Я пошутила! – воскликнула хозяйка, но ногу не убрала, и смущенный квартирант все же коснулся губами носка её туфли.

— Ладно, ладно прощен. Не стоило так унижаться! — вдруг засмеялась женщина.

Она повернулась и вышла из квартиры, а униженный Эдик так и остался стоять на коленях, по-своему он был счастлив…


Через неделю Эдик приготовил квартплату. Для этого ему потребовалось напрячь все усилия и выпросить деньги у руководства. Чтобы не бедствовать Эдик действительно захотел устроиться на вторую работу. Знать бы куда!

Когда Галина Николаевна явилась за деньгами Эдик, снова повинуясь своему душевному порыву, опустился перед ней на колени и протянул купюры.

— Мне это начинает нравится. Ногу тоже поцелуешь?

— Да, Галина Николаевна, конечно, спасибо вам, — Эдик поклонился и трепетно коснулся губами ноги хозяйки.

— Занятно… Ты нашел себе вторую работу? – спросила хозяйка.

— Пока нет, Галина Николаевна, но я стараюсь… — поднял голову Эдик.

— И что мне делать если ты в следующий раз опять задержишь плату?

— Я постараюсь… Этого не будет.

— Ну, а если всё-таки?

— Тогда… Тогда накажите меня!

— Наказать? Как? Выпороть что ли?

— Можно и выпороть. Меня мама до 16 лет порола…

— Ладно. Я тебе не мать, но, если через месяц опять задержишь плату – готовь розги! Сам назвался.

— Хорошо, Галина Николаевна. Я все сделаю.

— Не сомневаюсь, — хозяйка улыбнулась и ушла.


Через месяц деньги у Эдика были. Плату за квартиру он подготовил в конверте. Но отдать его хозяйке не торопился. Ему вдруг нестерпимо захотелось быть наказанным этой великолепной женщиной – его Хозяйкой. Когда он уже на три дня просрочил плату за жилье, то решительно пошел в парк и нарезал там прутьев. Еще день они отмокали в ванной.

Когда она пришла он конечно же упал перед ней на колени.

— Простите! Накажите, но простите!

— Розги приготовил? – спросила она хмурясь.

— Да. Отмокают в ванне.

— Неси!

Он принес и подал ей розги, а сам встал перед диваном на колени, лег на него грудью и спустил штаны и трусы.

Секла она неумело. Сказывалось отсутствие практики. Тем не менее Эдику было больно. Своё неумение она компенсировала строгостью, ей действительно хотелось наказать парня, чтобы впредь он платил исправно.

— Считай! — велела она.

И он считал удары, а она приговаривала:

— Плати вовремя. Содержи квартиру в чистоте! Уважай квартирную хозяйку!

Наконец, всыпав ему тридцать розог, она остановилась.

— Хватит с тебя! Благодари за науку, — сказала она и протянула ему для поцелуя руку, которой его секла.

Он натянул штаны и поцеловал сначала протянутую руку, а потом и её ноги.

Затем Эдик встал, подошел к столу и достал из ящика конверт.

— Вот, Галина Николаевна, деньги я приготовил.

Она с удивлением посмотрела на него.

— Может тогда и не стоило тебя пороть? – спросила она с недоумением.

— Стоило, Галина Николаевна. Стоило! – ответил Эдик, и снова опустившись перед ней на колени протянул ей конверт.