Хобби. Часть 1

«Каждому нужно хобби», как говорит герой Дэниела Крейга в новой серии бондианы. Это занятие, которое вам нравится, которое вас захватывает, и которому вы можете отдаваться без остатка. Для меня это занятие — сосать член.

Такое хобби у меня было с самого раннего детства. Началось это в (правила сайта запрещают называть такие цифры, поэтому скажу лишь, что тогда большинство моих сверстников играли в машинки, а букварь был довольно серьезной книгой) лет. Я ездил с родителями в пансионат и там познакомился с мальчиком примерно моего возраста. Он был такой продвинутый и спросил, занимался ли я любовью. Я сказал, что нет, и он предложил попробовать. Вечером, когда наши родители (они тоже там познакомились) ушли в ресторан, мы собрались в нашем номере, разделись и начали обниматься. Потом мы сели на диван и он сказал, что взрослые тети лижут дядям письки, теребил свою и смотрел на меня. Сидя на диване я пригнулся к его паху, обнял его за попу и начал облизывать его «письку». Так продолжалось с полминуты, потом мы услышали какой-то шорох и быстро начали одеваться. Но мне понравилось, и в следующие 5 дней мы с ним так же встречались. Разе на третьем я подумал, что лучше сосать и лизать, чем просто лизать, и решил улучшить технику. Владу (вроде так его звали) понравилось.

Всего у меня было несколько таких подобных эпизодов, но со взрослыми мужчинами мне встречаться не приходилось, хотя я об этом мечтал.
К этому хобби вскоре приросла ещё и любовь к женской одежде, косметике и анальной мастурбации. Вообще, мне нравилось (и нравится) думать о себе, как о девочке.

Так вот, расскажу вам историю, которая произошла со мной прошлым летом. К слову, сейчас мне 18 лет, среднего роста, худощавого телосложения, живу с родителями на окраине небольшого российского городка.

У нас есть гараж в гаражном кооперативе недалеко от дома, а машины нет. В нем хранятся только консервы и всякое барахло. Там находится мой штаб. Я храню там вещи, которые мне правдами и неправдами мне удалось накопить типа легкой юбки, топика, чулков, помады, колбасы (в отсутствие резинового члена самое оно, на мой взгляд). Дома я храню только кружевные трусики.

Однажды вечером, как всегда, я решил пойти в гараж и предаться своему любимому занятию. Взял ключи, одел футболку, кружевные трусики, шорты, и пошел. Практически возле кооператива понял, что забыл дома спички. Они для того, чтобы зажигать маленькую газовую печку, которая у нас там есть, чтобы разогревать воду для клизмы и подогревать, опять же в воде, колбасу. Решил зайти к сторожу и попросить у него. Сторож этот — ключевой персонаж истории. Он работал у нас в кооперативе уже пару месяцев, приезжий откуда-то с юга. Крепкий мужик лет тридцатипяти. Обычно в сидит на КПП. Я зашел туда, но никого внутри не обнаружил. Тогда я решил заглянуть в вагончик, где он жил, чуть поотдаль от КПП. Я подошел к двери и уже собрался постучать, как услышал характерный звук прерывистого дыхания и стонов. Этот восточный красавец неистово дрочил стоя посреди комнаты. Зрелище меня завораживало, и я стоял и наблюдал его через щель между косяком и дверью. Я подождал, пока он закончит и резко удалился от двери. Я стоял возле будки, пытаясь успокоить дыхание и сбить эрекцию. Через пару минут он вышел. Он посмотрел в мою сторону и я тут же покраснел. Он помахал мне рукой и я подошел к нему. «Давно стоишь?» спросил он. Я растерялся и промычал что-то не внятное. Сбивающимся голосом я попросил у него спички. Он сказал, что спички внутри и он открыл дверь и жестом пригласил меня внутрь. Я зашел внутрь, ноги были ватные. Мне казалось, что он видит меня насквозь, и что я стою перед ним голый, в одних трусиках. В комнате стоял шкаф, кровать, стол, кругом лежали какие-то тряпки и пахло спермой. Этот запах сводил меня с ума. Сердце бешено колотилось, я боялся посмотреть Махмуду (так его зовут) в глаза. Он порылся в шкафу, дал мне коробок. Я быстро сказал, что на обратном пути верну и поспешил на улицу.

Я был безумно возбужден. Я пришел в гараж, скинул с себя одежду и поставил греться воду и «члены». Потом сделал клизму, одел любимую юбочку, взял согревшуюся колбасу, надел на нее презик, сел на колени и принялся насасывать импровизированный член. Я сосал и представлял Махмуда, его сильные руки, его взгляд, его красивый член, я представлял будто сосу у него. Продолжалось это минут двадцать. Потом я развел колени и ввел себе между булок. Возбуждение и образ Махмуда в голове сыграли свою роль и где-то через минуту фрикций я бурно кончил.