Гипсовая история

Ну, молодой человек, теперь мне понятно ваше состояние по вечерам.

Я молча смотрел в пол.

И что ты в этом нашел? — Она брезгливо ткнула пальцем в монитор.

Я продолжал молчать.

Раз тебя интересуют подобные вещи, я тоже буду смотреть их вместе с тобой. Может, пойму, что там такого увлекательного. Так что садись вот сюда, рядом со мной, и начинай.

Я послушно уселся, развернул все и принялся делать вид, что смотрю, хотя на самом деле мне было ну совершенно не до этого.

Постой-постой! — Мама остановила меня, когда я собрался закрыть очередное окно.

Вот скажи, что ты в ней нашел? Ни рожи, ни фигуры, и сиськи — сплошной силикон!

На мой взгляд, сиськи были вполне нормальными, ну может чуть великоваты. Я ей об этом так прямо и сказал.

Нет, Дима, ты не прав. Не могут сиськи такого размера так вверх торчать.

Ну у тебя-то могут! — Раз уж все равно я провинился, что я молчать буду?

Во первых, у меня меньше. А во вторых — я в лифчике. И если его снять — вот так они глядеть в небо ни за что не станут.

Конечно, мои познания в этом против маминых не тянули даже на легкий спор.

Мам, да я тебе верю. Зато в остальном — обыкновенная нормальная девушка.

Ну да… — вынуждена была она согласиться. — хотя выражение лица у нее все равно какое-то… ммм. . непристойное.

Так мы обсудили еще нескольких. Мама со знанием дела указывала мне на их недостатки, подмечая и незаметные с первого взгляда жировые складки, и целлюлит на бедрах, не говоря уж о следах пластических операций.

Все понятно — грустно сказала она в конце — По всему интернету сплошь молодые развратные девки. Такие как я уже никому не нужны.

Ну что ты, мам! Женщин твоего возраста тоже полно! Я тебе сейчас покажу. — я принялся искать нужную ссылку, позабыв, что минуту назад радовался, что все закончилось.

Не надо, Дим, поздно уже, завтра покажешь. А сейчас в ванную и спать. Надеюсь, ты достаточно возбужден? — не преминула она уколоть меня.

В ванной, выплескивая последние капли спермы, я подумал, что и в этот раз обошлось. А как быть завтра — подумаем завтра.

Весь следующий день я искал ссылки на сайты с женщинами за тридцать. Правда, при свете дня мало верилось, что мама опять будет вместе со мной смотреть все это безобразие, но на всякий случай следовало подготовиться. Как выяснилось за последнее время, собственную мать я знаю очень плохо.

Готовился я не зря. Часов в восемь мама вошла ко мне.

Ну показывай, где там женщины вроде меня? — кивнула она в сторону компа.

Я начал открывать заранее отобранное мною. Выбирая их, я руководствовался главным образом правилами приличия, поэтому большая часть была либо в трусиках, либо сбоку или сзади. О наличии мужчин речи вообще не шло. Скоро мама об этом догадалась.

Дай-ка я сама… — она отобрала у меня мышку и начала щелкать все подряд. Тетки появлялись в самых причудливых позах, не имея на теле ни одной нитки.

И какая из них тебе больше по душе? — спросила мама, предъявив мне на выбор штук десять.

Н-н-ну наверное вот эта…

А что, приятная женщина. — мама увеличила изображение.

Слушай — неожиданно спросила она — А что у них у всех лобки бритые? Это что, сейчас мода такая?

Мам, ну ты спросила… Уже много лет мода такая. В крайнем случае стригут коротко, вот как эта. А заросли, наверное, теперь извращением считаются. Ты сама разве не бреешь?

Дим, ну ты нашел, что у матери спросить! — возмутилась она.

Мам, что в этом такого? Я же не показать прошу. И потом, мы же с тобой сидим, такое смотрим, обсуждаем…

Ну что мы смотрим и обсуждаем — это же не обо мне!

Какая разница, раз мы об этом все равно разговариваем. Мам, ну давай будем честно все обсуждать и отвечать на любые вопросы? И я тоже тебе все-все расскажу!

Так уж и все? — недоверчиво переспросила она.

Все!

Хм. . Занятно, сын в качестве подружки… А что, может быть что-то из того, что я скажу, не даст тебе в будущем испортить себе жизнь. Ну давай попробуем. Вопрос первый — ты давно подобное разглядываешь?

Давно. — тут скрывать было уже нечего.

Это не ответ!

Да я уже не помню. Ну пусть будет три года.

И всегда мастурбируешь?

Почти всегда.

Сколько раз в день?

По разному, бывает ни разу, а бывает раз пять.

Пять раз? — мама удивилась — А я и не замечала. Иногда даже думал — в твоем возрасте все мальчики это делают, а мой что-то никак.

Подумав, она задала еще один вопрос

А за мной ты подглядывал?

Нет. — с чистой совестью ответил я. Такого и в самом деле никогда не было.

А хотел?

Ну хотел… — приходилось быть честным. Да и кто ж мне поверит, если скажу, что нет?

Ну слава богу. — наконец улыбнулась мама. Ты прошел тест. Можешь спрашивать.

Множество интимных вопросов крутилось на языке, но я решил быть последовательным.

Мам, ты так про лобок и не ответила… Не бреешь, да?

Нет, не брею. Тебя это огорчает?

Ну как тебе сказать… мне же хочется, чтобы у меня была самая красивая мать.

Я подумаю — пообещала она, а теперь все, выключай, спать пора.

Весь следующий день я думал, как воспользоваться достигнутыми договоренностями. Хотелось получить как можно больше и при том немедленно. Так ничего и не придумав, вечером мы с мамой вновь уселись у компа. На этот раз она просто тыкала пальцем в заинтересовавшие ее ссылки, а я послушно повторял это мышкой.

А знаешь — через некоторое время сказала она — Я все-таки побрилась… ну ты понял где. Можешь гордиться, какая у тебя продвинутая мать. Хочешь, покажу?

От такого предложения у меня отвисла челюсть. Покажет? Она что, передо мной трусы снимет?

Покажи — прохрипел я, не обращая внимания на смеющихся чертиков, прыгающих в ее глазах.

Она расстегнула две пуговицы на животе и развела халат в стороны. Затем чуть-чуть сдвинула вниз резинку трусиков, продемонстрировав верхнюю часть лобка, абсолютно голую, с черными точечками, оставшимися от волосков.

А ниже? — я уже понимал, как меня развели, но и увиденного было более чем достаточно.

И ниже тоже. Только тут тебе придется на слово поверить.

Она вернула трусы на место и застегнула пуговицы. Впрочем, член у меня уже стоял, больно упираясь в сдерживающие его штаны. Без мамы я в таких случаях просто выпускал его на волю. Теперь же я ограничился тем, что поминутно поправлял неугомонного, что, конечно, было ею замечено.

Что там у тебя? — поинтересовалась она, видя мои мучения.

Я отодвинулся от стола, продемонстрировав ей вздыбившиеся штаны. Осмотрев возвышающийся в паху вигвам, мама прикоснулась к нему, проверяя твердость поддерживающего столба. Потом помогла выпростать моего дружка из-под тугой резинки, обхватив ладонью. Мы так и сидели, она пыталась неподвижно держать меня, я же наоборот, всячески ерзал и раскачивался. Наконец она прямо спросила: