Фурия хеви металла

Телек и новости в интернете хоть не включай – мир истерит от коронавируса. Мы в карантине — и спасаемся от вируса развратным сексом с соседкой Ленкой. Говорят, активный секс повышает иммунитет от заразы. Наши супруги бросили нас, и мы упали в объятия друг друга — родственные души. Не жизнь, а мечта – трахаемся, спим и едим. Ленка сладенькая девочка, а по совместительству ещё и редактор моих эротических фантазий для интернета. Мы пишем порно рассказы. Я могу писать тексты, беда с фантазией и Ленка помогает мне.
Мы вечером лежим на диване и ласкаемся. Ленка начинает стимулировать меня на креатив:
— Андрюш, а у тебя есть тайные эротические фантазии?
— Когда был молодой, были, а в последнее время мозги были заняты работой – фантазии пропали.
— Ну, может про связывание, или тройничёк.
— Тройничёк это трахать любимую девочку, с каким-то хмырём?
— Ну, может не любимую, а просто шлюшку? Или к нам присоединится ещё одна девочка?
— Лен, мне тебя хватает. Что ещё и с ней мебель двигать? Это ж не просто секс, это ещё одна баба. Вы ж меня порвёте.
— Я же не предлагаю привести ещё одну бабу, или хмыря. Я предлагаю пофантазировать!
Мне идея тройничка не нравится и я передёргиваю карту:
— А у тебя есть фантазии?
— Да! Представь себе, мы на живом рок концерте, ревут гитары, воет вокалист, колотят барабаны. Это охуенно громко. Я сижу на твоих плечах, трусь пиздой о твою шею и визжу в истерике. Ты снимаешь меня на землю, хватаешь руку и тащишь через беснующуюся толпу за сцену. Без всяких там подготовительных ласк ставишь меня раком, задираешь кожаную юбочку, спускаешь трусы и жестко ебёшь. Я вся теку смазкой. Потом ставишь на колени и ебёшь в рот. Додрачиваешь и спускаешь мне в рот. Я выталкиваю сперму и она стекает по моим губам и подбородку. Ты вытираешь мои губы и член моими трусами.
— Ленка, и это родилось в твоей головке? Ты извращенка?
Девочка обижается.
-Лен, я люблю нежно, медленно, красиво, под «сакс фо секс».
И тут она меня убивает:
— А я хочу попробовать под хеви металл!
— Ну, давай попробуем. Только на моей хате, там колонки мощные. Поставлю какой-нибудь «Слеер», или «Металлику».
— Лучше «Моторхед», у Лемми вокал сексуальный.
Господи, откуда эта девочка знает Килмистера?
— Ну, пусть будет «Моторхед».
— Сначала расходимся в душ, ты ищешь музыку, а я потом приду к тебе.
Меня подрывает на стёб:
— Лен, так в твоей фантазии душа нет?
— Я грязный сосать не буду и на тебя грязной в рот не сяду!
Мы идём по своим ванным, потом я нахожу сборник «Моторхеда». Включаю очень громко, аж пробирает до кости. Соседям по карантину привет. Сажусь в джинсах и футболке «Слипкнот» на край кровати. Ну, типа – крутой металюга. Только куда мне до моей девочки.
В комнату заруливает чумовая фурия. Дальше я просто в ахуе. На голове чёрная джинсовая бейсболка с коротким козырьком. Волосы собраны сзади в хвостик. На лице кило косметики – искусственные ресницы, тени, навацканные алой помадой губы. На теле короткая кожаная куртка с обрезом выше пупка. Голый живот. Молния куртки почти расстёгнута. Лифчика нет. Трусиков тоже. Чёрные чулки на резинках и туфли типа «лабутенов». Бля, она даже губки своей девочки подкрасила губнушкой.
Смотрит на меня, как чекистка на врага народа. Потом показывает язык и козу из пальцев. Повиливая бёдрами и плечиками, идёт ко мне. Поворачивается и виляет попой прямо перед глазами. Толкает меня на постель и залазит сверху. Садится сразу норкой мне в рот.
Я лижу, Лемми хрипит, гитары воют, барабаны выколачивают мозги.
Выебав меня в рот, девочка кончает с криками – «блядь, блядь, блядь». Так громко, что перекрикивает «мотоголовых». Соседи по карантину, видимо тоже в ахуе. Слазит с кровати и становится на пол, на колени, показывая пальцем (я её совсем не слышу) – «кам ту ми». Я подхожу, и мой член сразу оказывается у неё во рту. Сосёт жёстко и быстро, часто запихивая головку за щеку. Плюёт на головку и дрочит рукой. Я изливаюсь на её губы. Она их облизывает и выталкивает сперму наружу, на подбородок. Мой пацан весь в губной помаде.
Я думаю – ну, «ёбаный страус» (фраза из фильма), куда делась моя застенчивая, милая девочка. Ну, нахер мне эта конченная фурия. Выключаю забой и валюсь на кровать. Ленка прижимается к моей спине, обнимает руками:
— Андрюш, тебе не понравилось? – Моим нежным и родным голоском.
Я поворачиваюсь – под косметикой моя любимая девочка с глазами, в которых я уже не раз тонул.
— Лен, я больше так не хочу!
— Так больше и не будет, это для твоего рассказа. Завтра сядешь за клаву и слепишь шедевр.
Не ну, не блялядь? Я свой хеви металл теперь год не буду слушать.
Лемми, прости меня! Я люблю тебя и помню!!!