Дикарка

Он резко дернул вниз платье и оголил грудь. Грудь была продолговатой, чуть вытянутой, соски смотрели вниз, он не любил такую грудь, но все равно схватил ее рукой с наслаждением и сжал. Сжимал до тех пор, пока девушка не попыталсь выдернуться из его объятий.

— Ну что ты делаешь?

Проныла она. Он крепче прижал ее всем телом к стене и прошептал на ухо:

— Трахаю тебя.

И стал облизывать ей ухо, потом щеку дошел до губ.

— Но мне больно.

Он отпустил грудь и резко сдернул вниз все платье, девушка осталась в одних трусиках, он ухватился за них и стал тянуть вверх и сказал, смотря ей прямо в глаза:

— Я не люблю когда девушки болтают во время секса, только когда визжат.

Девушка заскулила.

— Вот так сучка!

Он отпустил ее трусы и схватился обеими руками за грудь стал ее мять, поднимать верх и опускать. Девушка только сдавленно кряхтела. Определенно такая грудь ему не нравилась, и не вызывала никакого желания. Он положил руку на голову девушки и с силой надавил, та упала на колени, он расстегнул ремень, дальше она уже делала сама, расстегнула ему ширинку, достала член, немного подрочила и стала сосать. Он же достал из кармана пиджака сигареты и закурил. Девушка действительно старалась, но у нее ничего не выходила, член она брала в рот только до середины, ее надутые губы никак не могла его плотно сжать, а когда стала помогать себе рукой, это окончательно его взбесило, он затушил сигарету о каменную стену, схватил одной рукой свой член и стал заводить его за щеку девушке, натягивая ее. Он ударил по этой щеке рукой.

— Не надо поднимать свои блядские ручки! Работай только ртом!

Он пропихнул свой член ей до горла и двигая телом стал сам долбить, но девушка лишь хрипела, брыкалась и всячески упиралась руками в его бедра, пытаясь отодвинуть, лицо ее быстро стало красным и потным. Ему это все не нравилось. Он вытащил член из ее рта, схватил ее за волосы и потащил на балкон. Там он приподнял верхнюю часть перил положил на них девушку и опустил створку, теперь девушка была зажата, так что не смогла бы выбраться, ее тело от пояса и выше зависло над трехсот метровой бездной, а ноги упирались в балкон, она визжала от страха, именно этот звук он и ждал. Он знал прекрасно, что никто ее не услышит, это была его башня, возвышавшаяся над городом, триста метров вверх и только одно помещение наверху — его квартира. Здесь под небом нет никого, только где-то внизу копощатся люди, машины, которые и разглядеть то сложно. Он медленно раздевался.

От этих визгов и криков он наконец завелся, холодный ветер приятно обдувал кожу, он любил трахаться на балконе. От страха у девушки резко сократился анус, это было то что нужно, он немного подрочил член и стал пропихивать его в тяжело поддающийся зад, девушка орала так, будто ее режут, именно это ему и нужно было. Пару раз с усилием вогнав ей в зад член, он стал более активно резкими толчками ее трахать, наслаждаясь самим действием и ее криками. Он кончил быстро, отошел в сторону, полюбовался как из зада вытекает его сперма, потом стал лениво дрочить член, думаю куда бы еще засадить, но тут в ворохе одежды на полу балкона зазвонил его телефон. Он наклонился. Звонил Сергей.

— Алло, босс. Нам сегодня удалось в трущобах выловить аппетитную дикарку, она даже не брыкается, спокойно вышла на еду, дала себя полапать. Вам определенно понравится такой экземпляр!

— Это хорошо, давно у нас не было чего-то такого свеженького. Вымойте ее хорошенько, накормите, а завтра я посмотрю.

Он был доволен. Дикарки редкий товар на рынке сексуальных рабов, значит с нее он заработает хорошие деньги. Пока говорил по телефону, он вышел с балкона в комнату, подошел к бару, налил в стакан коньяк, выпил залпом закурил. И только когда тушил сигарету вспомнил, что на балконе была еще одна девушка. Он вернулся туда, открыл поручень и втянул почти обессилевшую и охрипшую шлюху обратно. Она вся дрожала, но не обращал внимание, трахать ее уже не хотелось. Он лишь тащил ее за локоть к лифту, бросил на пол кабины, потом туда же бросил ее одежду, и с помощью ключа закрыл двери. Кабина поехала вниз, а он остался у себя в квартире один на самом верху башни.

Утром он пришел довольный в офис и сразу спустился в подвал, где были камеры для новеньких. Дикарку поместили сразу в центральную камеру. Это было просторное помещение со стеклянной клеткой посередине. В клетке была лишь одна кровать, да и та не очень удобная, жесткая, но дикарка спала и даже не шелохнулась, когда вошел босс. Он постучал по стеклу. Девушка на кровати повернулась, потянулась и села на край кровати. Взгляд ее был недовльный.

— Знаешь куда попала, — спросил ее босс.

— А есть какая-то разница от того куда я попала? Всем вам надо только одно!

— И что же?

Девушка встала прижалась грудью к стеклу и стала то приближаться то отдалятся, притворно постанывая. Эта чертовка возбудила его. Ее грудь была идеальной, круглая, тяжелая с торчащими вверх розовыми сосками. Единственное что немного бесило это заросший лобок, но все было поправимо. Он нажал на невидимую для девушку кнопку и в комнату вошел парень, в кожаном фартуке на голое тело, девушка даже не остановилась, продолжая трахать грудью стекло.

— Я хочу, чтобы ее побрили.

Парень не говоря не слова, открыл стеклянную кабину, подошел к девушке заломил ей руки и сковал наручниками и повел в пыточную, как ее окрестили сотрудники. Босс пошел за ними. Девушка не проявляла никаких признаков беспокойства. Ее положили на станок широко раздвинули ноги почти в шпагат и зафиксировали на стойках, теперь она никак не могла ими пошевелить, потом развели руки в сторону и тоже зафиксировали. Парень в кожаном фартуке достал шланг и подал через него специальный раствор, обработал им ее тело, потом надел перчатки с очень жестким ворсом и стал натирать ее тело, ноги, промежность, подмышки. После 15-ти минутной процедуры тело девушки стало красным, но при этом на нем кроме головы больше не было ни одного волоска. Босс щелкнул пальцами и показал своему помощнику на дверь, тот все также не произнося ни звука вышел. Они остались одни.

Он подошел к станку, его большой палец лег на клитор девушки он нажал, она издала тихий стон, он стал дразнить, она приоткрыла рот, он протянул руку вперед и вставил большой палец, весь влажный от ее соков, в рот. Девушка сразу же сомкнула губы и стала его облизывать. Это ему понравилось. Он вдруг почувствовал, что его член уже давно просится из штанов. Он убрал руку от лица девушки и стал раздеваться. Быстро, даже излишне нервно. И вот он уже голый, сразу подходит к лицу девушки, она открывает рот и его член свободно входит на всю длину, упираясь в горло и проскальзывая внутрь, девушка не брыкается и не сопротивляется, а покорно глотает его член, лишь изредка посапывает носом.

Он в умеренном темпе трахая ее рот, ухватился рукой за грудь, какая же она хорошая, как же приятно ее мять, на какое-то время он даже отключился, полностью поддавшись своим ощущениям. Но потом он посмотрел на ее ноги и вспомнил, что у нее есть не только рот, он пристроился между ног и для начала вошел во влагалище, стал трахать. Но девушка казалась потеряла интерес, ее взгляд уставился в стенку, он стал трахать жестче, но она не реагировала, потом подняла вверх голову и посмотрела ему прямо в глаза

— А что так ласково? Я думала, ты крутой!

— Ах ты, сучка! Как ты со мной разговариваешь! — Он дал ей пощечину не переставая ебать.

— Как с малышом, — она засмеялась.

Этого он стерпеть уже не мог. Он стал хлестать ее по лицу руками, потом остановился, больно ухватил за грудь, сжал, но девушка ему лишь показала зубы.

— Значит, сука хочешь чтобы было по крутому! Сейчас я тебе устрою, так что не сможешь месяц ноги сдвинуть.

Он отошел, сорвал весящий на стене флогер и стал им хлесть девушку, сначала по ногам, потом по груди, потом прямо по половым губам, она кричала и пыталась извиваться, но фиксаторы были крепкими. Он вошел теперь в ее зад и очень быстро и жестко оттрахал, потом когда почувствовал, что уже кончает, перешел к ее лицу и вставил член в рот и еще не много потрахав стал спускать ей в горло. После этого он прошептал ей в ухо:

— Если ты думаешь, что это конец, то ты глубоко ошибаешься, завтра тебя выебет целая толпа парней и ты будешь, сука просить у меня пощады.

Он плюнул на ее лицо и вышел.

На следующий день дикарку приодели, дали тонкую черную комбинацию, стринги, чулки и накрасили, так что она перестала походить на дикарку. В одном из приватных кабинетов их офиса, собралась небольшая толпа парней, все они были подкаченные красавцы как на подбор, все были одеты только в черные трусы. В кабинете был только большой стол, кожаный диван и ряд стульев вдоль стен. Босс занял свое место на диване, кто-то уже налили ему коньяк и поднес.

— Значит так парни, — сказал он, делая глоток. — Сейчас приведут одну сучку, я хочу чтобы вы ее хорошенько оттрахали, не жалеем, изгаляемся над ней как-только позволяет ваша фантазия.

Парни бурно и одобрительно зашумели. Привели девушку, она ничем не выдала свое волнение. Парни усадили ее на стол разорвали комбинацию стали мять грудь, кто-то раздвинул ее ноги порвал трусы, пальцы полезли ей в пизду и стали жестко дрочить, ее дыхание участилось, но она не отрывала взгляда от босса. Это очень сильно заводило его, он даже стал поглаживать свой член. А парни явно хотели довести девушку до сквирта и это им удалось, уже через пять минут, она билась в судорогах, и тонкая струя залила все вокруг. Это как-будто послужило сигналом парням, они повалили ее на стол, кто-то сразу стал ее трахать, кто-то вставил свой член ей рот, ее постоянно мяли руками, шлепали, давали пощечины вертели головой и постоянно меняли члены. Потом ее свалили на пол поставили раком и трахали по очереди в зад, потом опять в рот, в пизду, ее дырки и позы менялись. Босс уже не мог вытерпеть этой картины позвал раба и тот стал ему сосать. А девушку без остановки трахали, партнеры менялись, ее щипали, били мяли топтали ногами и трахали. Дикарка стала часто терять сознание, на нее уже пару раз кончили, она стала липкой и грязной и вся красная. Наконец она потеряла сознание и никто не мог привести ее в чувство, на этом решили закончить.

Босс тоже кончил, давно он так не кончал. Поэтому он сказал, чтобы дикарку отмыли хорошенько и бросили в багажник его машиналета. Он летит домой. Там девушка пришла в себя, но он решает сразу ее не трогать, пусть окончательно восстановит силы. Так она живет у него на коврике в комнате четыре дня. А на четвертый день, у него не случилась одна сделка, о которой он давно мечтал, поэтому к себе прилетел он жуткой злой и сразу набросился на дикарку, он схватил ее за волосы, потащил на кровать и стал грубо ебать в рот, она пыталась как-то сопротивляться потому что не могла дышать, но он лишь бил ее по груди и сжимал горло все глубже и глубже проталкивая член. Он трахалее в рот и почувствовал как член все больше набухает, от твердеет и это даже становится больно. Он вытаскивает член тяжело дышит, ему хочется дать девушке пощечину, но тут он понимает, что совершенно не может пошевелится. Это странно.

Девушка же спокойно встает, сплевывает на пол, утирает слюну, потом залезает пальцем в рот, что-то тянет и вытаскивает сломанный зуб, потом одним движением валит его на кровать. А он отчаянно пытается пошевелится но из всего тела ощущает только член, которые ужасно болит и кажется распух, а еще сердце которое бешено колотится и еще он может следить за девушкой и больше ничего. А девушка подходит к его шкафу, что-то там роется, достает сигареты, закуривает, выпускает в потолок дым, потом копается в его одежде достает телефон, набирает какой-то номер и произносит:

— Это я, можешь приезжать.

Телефон падает на пол.

Она садится в кресло и включает телек, курит. Проходит еще какое-то время в мучительных попытках пошевелится, но все бесполезно. Звучит домофон. Она встает уходит из поля зрения, возвращается с другой девушкой, у той два шлема от мотолета в руках, на спине рюкзак. Она бросила рядом с ним на кровать сначала один шлем, потом второй, внимательно посмотрела в глаза и спросила:

— Он еще не того?’.

Дикарка поколчала головой из стороны в сторону и сказала:

— Еще жив, но уже готов, еще час или два и он окончательно умрет’.

— Ладно пора приступать к делу.

Вторая девушка скинула рюкзак и прошла в угол комнаты, где стоял компьютер. Он потерял ее из поля зрения и мог смотреть на дикарку, а та закурила новую сигарету и стала опять смотреть телек. Прошел час, мучительный долгий час, девушка встала из-за компьютера: ‘Все я сломала его систему, так что теперь подождем еще полчаса пока скачаются все данные и можно ехать домой.’ Она села на колени перед дикаркой, стала ее гладить: ‘Долго они тебя мучали?’. ‘Да все нормально!’

Девушка полезла целоваться к дикарке, но та ее мягко оттолкнула и сказала, что не надо, что ее рот еще полон яда и совершенно не хочет видеть свою подругу в виде трупа. ‘Бедная моя, я знаю как тебя утешить.’ Девушка раздвинула ноги дикарки и стала лизать ей между ног. Дикарка застонала, выгнулась немного грудью верх, стала даже сама себя щипать за соски, а девушка все прижималась и мычала от удовольствия лаская свою подругу. Дикарка быстро кончила. Потом они быстро собрались. Дикарка оделась. Запахло паленым, это плавился комп, они надели шлемы и вышли. А он остался лежать, жить ему осталось не больше часа.