Девочка на раз

Несуразная какая-то одежда. Мужские тяжёлые ботинки на толстой подошве, штаны в обтяжку, чёрная мешковатая толстовка от которой на голову был надет тонкий капюшон. И поверх капюшона ещё и бейсболка. Но рожица довольно симпатичная, хоть и совершенно безэмоциональная. И совсем не улыбается. Тонкие губы, прямой нос с едва уловимой горбинкой, тёмные, почти чёрные непроницаемые глаза.

— Не грустите, девушка. Такой день…

Перекинулись парой слов. Он пошутил. Она не отреагировала. Пошутил снова, как казалось довольно удачно. Опять никакой реакции. Наудачу пригласил за свой столик. В ответ смерила взглядом, но пошла. Он этого даже и не ждал и, обрадованный засеменил рядом.

— Знакомьтесь с прекрасной девушкой, которая согласилась скрасить нашу мужскую компанию.

Друзья шумно приветствовали.

— Ира, — без улыбки представилась она и присела на указанный стул.

— Что будете пить, Ира? Сухое, полусладкое, может вермут? Или заказать коктейль?

— Водку.

Друзья озадаченно переглянулись, но Павел тут же радостно подмигнул и потянулся за бутылкой.

Она, не поморщившись, хлопнула рюмку, потом почти без перерыва ещё две. Отковырнула вилкой кусочек курицы-гриль. Сняла, наконец свою кепку и капюшон. Волосы у Иры оказались короткие чёрные и топорщились во все стороны. Девушка несколько раз пригладила их, но эффекта это не дало.

Друзья старались её разговорить и это постепенно получалось. Видимо алкоголь давал свой результат, хотя внешне это было незаметно. Выяснилось, что Ира училась в колледже, но бросила и сейчас работает в «Пятёрочке».

— А что ж ты в баре одна скучала? – задал вопрос кто-то.

— По фану. Ну и снималась, — равнодушно ответила та.

Мужчины опять переглянулись. Павел решил сразу взять быка за рога.

— Ну и как я тебе? Подхожу?

Ира повернула голову, осмотрела его с головы до ног, словно бы впервые увидела. Коротко улыбнулась.

— Подходишь.

— Это радует.

Павел и вправду обрадовался ответу, хотя был слегка обескуражен подобным цинизмом. Зато на ночь развлечение обеспечено. В подтверждении своих намерений он подтянул стул вместе с Ирой к себе ближе и обнял девушку за талию. Та никак не отреагировала, только подвинула ближе свою пустую тарелку.

— Потанцуем?

— Можно.

Они прошли к центру, где топтались под музыку человек пятнадцать-двадцать. Когда-то Павел неплохо танцевал и сейчас постарался освежить все свои навыки. Да и алкоголь уже давил и на него тоже. Ира двигалась легко и раскрепощённо, но несколько угловато. Было видно, что танцам она никогда не училась, но недостаток умения восполнялся молодостью и энергией. Сначала они танцевали словно сами по себе, просто рядом. Затем девушка приблизилась и положила руки Павлу на плечи. Опять коротко улыбнулась. Щёчки её раскраснелись, да и сама она разгорячилась, хотя возможно, это было следствие выпивки.

— А ты хорошо танцуешь. Училась где-то? – стараясь перекричать музыку, польстил ей мужчина.

Она скептически задрала бровки, но ничего не ответила. Потом привстала на цыпочки и легонько коснулась губками губ Павла. И всё. Сразу же взяла его за руку и повела обратно к столикам. При сходе с танцпола какой-то парень преградил им путь, даже что-то попытался сказать, но из-за грохочущей музыки Павел его не услышал. А Ира услышала и толкнула того в грудь. Павел подобрался, приготовившись защитить свою спутницу, но ничего не произошло. Парень, криво улыбнулся и посторонился.

За столиком было тише, но всё равно шумновато. Они заказали ещё бутылку. Спустя полчаса Ира уже сидела у Павла на коленях и он целовал её взасос. Друзья завистливо сопели и делали вид, что ничего не происходит. Потом девушка отлучилась. Вернулась слегка взвинченой и это было заметно. Павлу даже показалось, что в арке, у выхода к туалетам, мелькнул давнишний парень с танцпола.

— Что-то не так?

— Ерунда, не заморачивайся.

Потом чуточку помедлила и спросила:

— К тебе или ко мне?

— Что, вот так сразу?

— Ну, а чего тянуть?

— Действительно. Чего тянуть? Поехали к тебе.

Сказать, что дома его ждёт жена и сын, Павлу не хватило духу. А так – друзья прикроют.

В гардеробе он получил пальто и галантно подал Ире её одежду. Куртка была под стать всему её наряду. Такая же балахонистая и бесформенная, но зачем-то с двумя боковыми разрезами до пояса. Дополняли образ разноцветные варежки, свисающие на резинках из рукавов.

— Может всё же такси? – нерешительно предложил Павел, когда Ира от входа повлекла его направо.

— Здесь недалеко. Можно пешком, по прямой до Мойки.

Они успели прошагать квартал. Как в дешёвых боевиках от стены отделились две тени и пошли наперерез. Ира ускорила шаги, потом, видимо поняв, что те всё равно догонят, остановилась.

Конечно, это был танцор.

Павел сжал в кармане газовый баллончик. Похоже сейчас появится шанс произвести определённое впечатление на спутницу. Он внутренне вздохнул, представив, как придётся объяснять жене синяки на лице. А то, что они появятся, можно быть уверенным. Хоть бы ножей у них не было…

— Эй, дядя, — негромко окликнул один, — девушке в другую сторону.

А второй игнорируя Павла обратился прямо к ней:

— Ира, тебе с ним не по пути. Ты пойдёшь со мной.

Павел, было, шагнул вперёд, но неожиданно Ира придержала его рукой и сама двинулась к танцору.

— Я тебе уже всё сказала. Мой ответ – нет.

Лицо парня перекосило, но усилием воли он сдержался и вновь заговорил. Теперь его голос звучал издевательски:

— Ты переключилась на стариков? Но твой ротик способен на большее. Например с нами…

Он не договорил. Ира резко толкнулась ногами и выбросила вперёд кулачок. В воздухе мелькнула детская варежка. Парень хрюкнул и схватился руками за шею, а невысокая девушка левой рукой ударила его по рёбрам. И вроде бы удар не был сильным, но всё так же держась за шею, танцор перекосился на правый бок и медленно сел на подогнувшихся ногах прямо на асфальт. Лицо его посерело, было видно даже в темноте. Ошарашенный скоростью развития ситуации Павел развернулся ко второму, но тот вытянул руки вперёд и несколько раз быстро произнёс:

— Тихо! Тихо!

— Тихо – это негромко? – саркастически заметил Павел, постепенно приходя в себя. Шпана явно уже не представляла собой опасность.

Ира молча взяла мужчину за руку и опять потянула в сторону набережной. Однако до реки они не дошли. Девушка свернула в какой-то двор, почти протащила Павла мимо груды ящиков и они снова завернули за угол. Она развернулась и слегка толкнула Павла, уперев его спиной в стену. Потом деловито и всё так же молча залезла руками ему под одежду, расстегнула ремень и стянула брюки вниз. Легко опустилась на колени и сунула голову под пальто.

Через десять минут Павел чувствовал себя полностью опустошённым. Такого минета в жизни испытывать ранее не приходилось. Ещё не полностью восстановившись от потрясения короткой схваткой на дороге, в каком-то грязном дворе, чуть-ли не на помойке, он абсолютно отключился от реальности. Эта юная прошмандовочка совершенно не обращала внимания на окружающую обстановку, на то, что Павел вдвое старше её, на то, что он в конце-концов сегодня не был в душе… Она хотела сосать и делала именно это. Влажные губки ласкали мягко, но напористо. Упругий язычок умудрялся прямо во рту облизывать головку и словно бы поглаживал самый канал. Потом Ира вынимала член изо рта и тщательно облизывала яйчки, стараясь проникнуть язычком чуть не до ануса. Брала мошонку полностью в рот, заставляя её испуганно сжиматься. И вновь тонкие губы охватывали член, стараясь заглотить его по самый корень. Павел просто физически ощущал, как он погружается полностью в рот, упираясь в гортань и даже проникая чуточку дальше. «Нормальный человек должен был бы задохнуться, » — шевельнулась у мужчины ненужная мысль. Он постарался расслабиться и почти тут же кончил. Кончил, совершенно забыв предупредить Иру. Когда его член прекратил пульсации и Павел начал приходить в себя, он с удивлением понял, что женские губы всё ещё обнимают его сникающее достоинство. Как же так?

Ира вынырнула из-под пальто, достала из своей куртки пачку салфеток и не спеша вытерлась.

— Одевайся. Пойдём. Тут рядом уже. Я просто не сдержалась.

Павел в общем-то ощущал, что то, за чем они шли, ему уже даже и не нужно. Однако послушно натянул брюки и застегнул ремень.

Они вышли из двора. Вдали всё ещё угадывались две фигуры, одна из которых поддерживала вторую. Через квартал, не доходя ещё одного до набережной, Ира опять свернула. Но на этот раз не во двор, а прямо к парадной. Дом был под стать девушке – серый и какой-то совершенно бесформенный.

Второй этаж, дверь, обитая дермантином. Голая лампочка в прихожей. Щёлкнул замок.

— Проходи, можешь выпить, если хочешь. Я сейчас.

Ира скрылась в ванной, а Павел повесил пальто на ручку двери и с любопытством осмотрелся. Напротив окна у стены стояла широкая кровать с высокой спинкой на резных столбиках. А больше в комнате не было ничего. Даже люстры, свет проникал из коридора. Зато все стены были оклеены постерами. Здесь были и сцены из сериалов, и афиши, и рекламные проспекты. Актёры, актрисы, в жизни, в гриме, фотографии со съёмочных площадок и бог весть ещё откуда.

В ванной прекратилось журчание воды, а через минуту дверях появилась сама хозяйка.

В дверях появилась сама хозяйка. У Павла мгновенно пересохло во рту. Она была полностью голая и в свете коридорной лампочки видны были капельки воды, стекающие по обнажённой коже.

— Чего до сих пор в одежде? – будничным тоном задала вопрос Ирина. Сделала несколько шагов и остановилась рядом. Дрожащими пальцами Павел расстегнул пуговицы сорочки, выдернул её из-под ремня. Не выдержал и положил ладони на женские плечи. Медленно погладил и притянул девушку к себе. Подхватил на руки, крепко прижав, и шагнул к кровати. Аккуратно приземлил свою ношу прямо на покрывало. Ира лежала, раскинув руки в стороны, без малейшего стеснения демонстрируя мужчине своё тело. Павел вновь погладил влажную кожу и принялся целовать. Он считал себя, если и не профессионалом, то хотя бы весьма умелым любовником и сейчас стремился доказать, что Ира не ошиблась в своём выборе. Медленно покрыв поцелуями совершенно плоский животик, Павел задержался на аккуратном пупке. Некоторое время ласкал его языком, зная, что в этом месте расположен целый пучок нервных окончаний. Потом пошёл выше. Очень упругие сисечки не потеряли свою форму, даже сейчас, когда девушка лежала на спине. «Интересно, — подумал Павел, подкрадываясь к ним языком, — зачем она скрывает такую красоту под мешковатой одеждой?» В полумраке спальни он оценил бы размер в районе двоечки. Совершенно некстати память подкинула картинку с обвисшими прелестями жены. Да, законная супруга после родов слегка утратила былую привлекательность. К тому же её четвёртый номер в сорок лет был весьма мягким. Досадливо отогнав сравнительный образ, Павел добрался до соска. Нежно прикоснулся губами. Облизал. Пощекотал языком, с наслаждением ощущая, как набухают под его ласками тёмно-розовые горошины. Впрочем кроме этого – никаких других признаков возбуждения Ира на проявляла. Дыхание было таким же ровным. Мужчина коснулся подмышечной впадинки и точно. Пота там не было. «Что это я? Теряю навыки? Ну-ка, соберись!» — приказал себе мужчина.

Он принялся целовать шею, продолжая ласкать грудь рукой. Нежно-нежно, едва прикасаясь губами к коже, от которой едва уловимо пахло чем-то смутно знакомым, вроде бы даже детским. Девушка не отвечала, лишь слегка отвернула голову, подставляя шею под поцелуи. Павел добрался до ушка и теперь слегка щекотал его языком, помня, что излишне активные действия могут быть неприятны. Рука поглаживающая поочерёдно то одну, то другую грудь явственно ощущала сильно отвердевшие соски, но чего-то всё же не хватало. Павел повернул Ирину головку к себе и некоторое время целовал женские губы. Неожиданно подумалось, что на них могла остаться его сперма. Он внутренне усмехнулся и начал своё движение вниз. Опять пройдя губами по шее, ещё раз покрыв поцелуями каждую титечку, особым вниманием наделив набухшие соски, прочертив языком полосу на животе, Павел приблизился к цели. Совершенно гладкий лобок, словно на нём никогда и не было никакой растительности, выгодно контрастировал, пусть и с аккуратными, но всё же зарослями, жены. Павел медленно развёл девичьи ножки. Последние годы он привык видеть в этом месте вечно полураскрытый вход с торчащими из волос малыми губами. Здесь же был словно розовый спелый персик, гладкий и упругий даже на вид с узенькой прорезью посередине. Он погладил промежность рукой. Потом большими пальцами обеих рук аккуратно раскрыл это сокровище и, не выдержав напряжения, кинулся облизывать и обсасывать всё увиденное. Довольно быстро опомнился и стал действовать аккуратнее и менее агрессивно, но выпустить изо рта столь прелестный цветок, лишить себя его вкуса и аромата был не в силах. Малые губки у Иры были действительно малые и целиком скрывались внутри больших, так, что не разведя наружные до них было не добраться. Клитор был тоже невелик и едва нащупывался языком. Павел старательно и в каком-то исступлении облизывал всё, куда мог добраться его язык. Пытался проникнуть внутрь, впивался губами в девичьи губы, словно бы своеобразным поцелуем соединяясь с девушкой. Через минуту вся Ирина промежность была мокрая, но понять от чего, от женских соков или же от мужской слюны, было невозможно. Вернее всего, что от того и другого и в большом количестве. Ещё через некоторое время Павел почувствовал, что маленькие ручки опустились на его затылок, несколько раз зарылись пальцами в причёску и наконец постарались вдавить голову в промежность. Он и не возражал, совсем наоборот. Мужчина наконец ощутил, как ему казалось, нужный темп и место ласк, наиболее сильно воздействующих на девушку. Он пальцами растянул её губы в стороны и принялся мелкими движениями высунутого языка вылизывать капюшончик клитора. Женские тонкие пальчики всё так же гладили его по затылку и от этого Павел чувствовал необычайный подъём и какое-то воодушевление, сходное даже с эйфорией. «Какая девочка! И моя! Моя!»

В какой-то момент, когда Павел уже думал, что его перетруженный язык, скоро отвалиться, Ира требовательно потянула мужчину на себя. Он оторвался от такой вкусной девочки и выпрямился, стоя на коленях. Она тоже села и стала во второй раз за вечер расстёгивать его брючный ремень. Потом опрокинула мужчину на спину, стащила оставшуюся одежду и комом откинула с кровати на пол. Аккуратист Павел не протестовал. Девушка уселась на него верхом, взялась тонкими пальчиками за его давно готовое орудие и сама направила его в цель. Первый раз она опустилась медленно. Несмотря на сырость было туго, но дальше смазка сыграла свою роль и движения ускорились.

«Сколько же ей всё-таки лет? Девятнадцать? Двадцать?» – подумал Павел, глядя на ритмично двигающуюся Ирину. В сумраке было плохо видно её лицо, но Павел почему-то был уверен, что девушка всё так же не улыбается.

Он планировал до окончания ещё несколько раз сменить позу, но скоро ощутил, что в этой паре главный не он. Но не протестовал, ощущая особое удовольствие идя по предпочтениям своей партнёрши. Скачка прекратилась вновь по инициативе Иры. Она просто легла на мужчину, при этом он кожей ощутил, как коснулись его тела твёрдые женские соски. Ира быстро поцеловала Павла куда то в подбородок и задвигала бёдрами, а он обнял девушку с удовольствием отдаваясь её воле, просто поглаживал её стройную спинку.

«Хорошо-то как…» Других мыслей не было, он был полностью расслаблен. Вот только хотелось проявления чуть больших эмоций со стороны партнёрши. Впрочем, бог с ней. Пусть трахается как умеет, ведь ему с ней просто божественно.

Ира опять выпрямилась и привстала, сдергивая своё тело с мужского стержня. Она развернулась к Павлу спиной и вновь уселась на него верхом, но теперь он не видел даже её лица, лишь мерно двигающиеся острые лопатки. Но вскоре не стало видно и их. Ира наклонилась лицом к мужским ногам и неожиданно обхватило губами большой палец его ноги. Сначала Павел не понял, а когда осознал – удивился. Зачем? Что в этом для неё притягательного? А она просто начала сосать его и облизывать при этом продолжая глубоко насаживаться на член. Терпеть больше не было мочи и, заскрежетав зубами, Павел принялся бурно кончать прямо внутрь этой странной девчонки. А она, почувствовав момент его экстаза, остановилась и крепко сжала бёдра, тем самым ещё усиливая пик наслаждения.

— Ирка, Ирка, — словно в бреду бормотал Павел. А Ирка, наконец, плавно снялась с него и мягко прилегла рядом. Опёрлась на локоть и поцеловала мужчину в грудь. Потом положила голову ему на плечо и ненадолго замерла.

А Павел лежал и глупо улыбался, поглаживая девушку по растрёпанным волосам. И он бы чувствовал себя совсем удовлетворённым, если бы не одно «но». Она словно прочитала его мысли и приподняла голову.

— Ты не переживай. Я никогда не кончаю. Но мне было с тобой хорошо.

Его улыбка стала кислой.

— А как же…

— Что как? Мне всё равно приятно. А оргазм? Может, я просто не могу его распознать. А может ещё не пришло время. Я жду. Ищу…

— А… — начал Павел и Ира опять мгновенно поняла.

— Да. Илья был в числе ошибок. А я хотела попробовать жестокость.

Чувствуя, что сердце куда-то проваливается, Павел словно бы в рассеянности переспросил:

— Жестокость? Что это значит?

— Это значит, что я была привязана вот к этой самой кровати, а он воспользовался этим как хотел. Правда я сама на это пошла, так что к нему претензий не было. Но он решил, что имеет на меня права, а это не так.

— Танцы… — мужчина опять не договорил и усмехнулся, — это вовсе не танцы. Ты практикуешь какие-то единоборства?

— Ну ты наверное и сам заметил.

— А секс… — он опять вернулся к интересующей его теме, — значит ты готова к любым экспериментам? Хочешь найти то, что тебе понравится?

— Мне многое нравится. А эксперименты… Почему нет? У тебя есть конкретное предложение?

Ира наклонилась к его лицу и игриво, как-то совершенно не похоже на себя, подмигнула.

Старательно подбирая слова, нерешительным голосом Павел проговорил:

— Я бы хотел заняться анальным сексом… — и глупо уточнил: — это когда в попку…

Опять короткая улыбка в ответ.

— Я догадываюсь, что это значит. Да, я бы не возражала. Я это не пробовала. А ты сможешь?

Павел мысленно проклял всех на свете. Почему он не догадался спросить раньше?! Но сама мысль о том, что многолетняя мечта может сегодня сбыться, да ещё и со столь привлекательной девкой, заставила его замереть в предвкушении. Чего бы это не стоило — он должен суметь!

— Смогу, — самоуверенно произнёс он, — а как же иначе? Но ты мне должна помочь.

— Ну, за мной дело не станет.

Словно в подтверждение своих слов она вскочил, скользнула Павлу между ног и сразу взяла в рот его уставшее достоинство. Так, с членом во рту, она и взглянула мужчине в глаза.

— Сейчас реанимируем твоего богатыря, — прошепелявила девушка и принялась за работу.

«Боже, боже! Я сегодня или помру или попаду в рай!» – думал Павел, следя, как Иркины губки скользят по его пенису.

— А у меня хорошо получается, ты не находишь? – хихикнула девушка на миг освободив рот.

Павел и сам знал, что просто отлично. Ещё немного и он вновь будет готов к бою.

— Ты просто богиня, — абсолютно не лукавя бормотнул он.

« И сейчас я тебя насажу, — добавил уже про себя, — женская попка, Иркина жопа, сейчас я её насажу!» — словно песню твердил он слова.

Наконец он почувствовал что хватит. Встал, достал из кармана кошелёк, а оттуда презерватив.

— Это ещё зачем? – подозрительно спросила девушка.

— В попе – другая микрофлора. Это нужно, — объяснил он натягивая кондом на вновь напряжённый орган.

— Я в порно видела. Там его не используют, — строптиво заметила Ира, но послушно развернулась спиной.

— Так то в порно… Там их клизмуют перед съёмкой. Нагнись, нагнись посильнее, — шептал Павел, — и на коленки встань.

Он несколько раз плюнул на пальца и, нащупав отверстие, нанёс импровизированную смазку туда. Потом приставил головку ко входу и надавил.

— Расслабься, расслабься.

— Так я вроде и не зажимаюсь… ох ты ж блин!

Павел надавил сильнее и член преодолев небольшое сопротивление оказался внутри.

— Как тебе? – прошептал мужчина, сам прислушиваясь к своим ощущениям.- Не больно?

— Ммммм… — с сомнением промычала девушка, — пока непонятно.

Павел подался назад и покинул женский анус. Наклонился, опять плюнул в самую дырку, постарался пальцем втолкнуть слюну внутрь. Палец проникал легко, но член значительно толще.

Он провёл головкой по промежности и, поняв, куда втыкать, подался вперёд всем телом.

— Ммммм? – теперь голос Иры звучал словно вопрос, но Павел уже войдя во вкус наваливался, пытаясь проникнуть глубже. Некоторое время девушка терпела. Наконец вновь подала голос:

— Подожди, слышишь. Остановись.

Мужчина замедлился готовый в любой момент опять начать движение.

— Сходи в ванную, там на полочке детский крем. Не так туго будет.

Он резво встал, быстрым лосем кинулся в коридор, открыл дверь в ванную и схватил с зеркала тюбик. Выдавил на презерватив тонкую колбаску и рванул обратно. Ира ждала его в той же позе. Павел членом растёр крем по анусу и вновь проник внутрь. Действительно, так было значительно лучше. Что он в конце-концов ждёт? Надо брать от этой девчонки всё, пока есть возможность. И мужчина с удвоенной энергией накинулся на доступную и такую желанную жопу. Он начал двигаться резко, практически вынимая член и загоняя его до отказа внутрь и почти сразу с удовлетворением услышал приглушённый женский стон. Сейчас он ей покажет, что значит настоящий мужчина! Надо же, он трахает в очко эту милую юную нимфу! А ведь он лишь несколько часов назад впервые её увидел! Стоны становились всё громче. «Сегодня ты у меня точно кончишь!» — сверлила навязчивая мысль.

— Ой, бля! – неожиданно громко вскрикнула Ира и резко подавшись вперёд упала на кровать. Но тут же резко вскочила и бегом бросилась прочь. Хлопнула дверь в ванную, оставив озадаченного Павла в одиночестве. Вот это оргазм! Послышался шум льющейся воды. Может она обкакалась? Он где-то читал, что при анале такое возможно. Но нет же. Павел задумчиво стянул презерватив и опасливо посмотрел на свет. Нет, всё в порядке. Пахнет только кремом и совершенно чистый.

— Випросал! – послышался крик из ванной. В следующий момент в проёме появилась Ира, неуклюже потирающая одной рукой зад. Другой рукой она кинула в Павла какоую-то маленькую коробочку и опять вскрикнула: — Випросал! Ты слепой что-ли?

Её голос стал жалобный. Павел рассмотрел коробочку. Это была упаковка от крема. Он развернул её торцом и прочитал состав. Скипидар, яд гадюки, камфора… Ох ты ж мать твою. Он откинулся на кровать и принялся трястись в беззвучном хохоте.

— А детский крем рядом был, — как-то по детски обиженно проговорила Ира и внезапно тоже засмеялась. Потом охнула и опять болезненно потёрла задницу.

— Нужен лёд, — сквозь смех простонал Павел.

— Иди ты, — огрызнулась девушка, но всё же похромала на кухню.

***

На выходе Павел оглянулся и спросил, впрочем без особой надежды:

— Мы увидимся ещё?

— Вряд-ли. Я ни с кем не встречаюсь дважды.

— Ну, ок, — как можно равнодушнее произнёс он, — всё таки знай, ты – необыкновенная девушка.

Она коротко улыбнулась и закрыла дверь.

***

Они увиделись примерно через год. Павел был с семьёй, да и Ирина была вновь не одна. Не задерживаясь на нём взглядом она осмотрела зал ресторана, потом вдруг замерла и медленно повернула голову обратно. Молча взглянула своими чёрными глазами. Павел огляделся и украдкой провёл ладонью по своей руке, словно что-то размазывал. Она тут же нахмурилась и показала ему маленький кулачок, но дрогнула. Что-то неуловимо изменилось в её взгляде. Глаза смеялись. А потом Ирина светло улыбнулась и весело подмигнула Павлу.