День семейного секса. Часть 2

Усевшись за стол, мы дружно выпили за праздник, за семью, за сына отдельно, за родителей тоже… Наконец жена сказала — хватит пьянствовать, давайте танцевать, праздник же! Мы с сыном сгребли все со стола и сдвинули его в сторону, освобождая место. Ольга тем временем приглушила свет и низко наклонившись, копалась в куче дисков, выбирая подходящий. При этом наклонится она умудрилась так, что юбка, и без того не слишком длинная, задралась сзади совсем уж неприлично, показывая краешек трусиков. Конечно, это не ускользнуло от глаз нашего сына. Он тут же уселся на диван в наиболее подходящей точке и уставился на задницу матери, сложив руки в области паха. Жена включила какую-то быструю музыку и принялась танцевать перед нами. Юбка оказалась не только короткой. При каждом повороте она взлетала вверх, позволяя нам любоваться пухленькими бедрами, округлыми ягодицами и выбритым лобком в прозрачных трусиках. Сашка сидел, позабыв про все и не скрываясь, поглаживал через брюки свой член. Наконец Ольга плюхнулась рядом с нами.

Уфф… Устала… Надо отдохнуть.

Вот теперь, решил я, настал мой выход.

Саш, а пойдем-ка на кухню. Разговор есть. — сказал я, для верности дергая его за рукав, чтобы он окончательно пришел в себя.

Скажи, сын, как тебе наша мама в последнее время? Ничего не замечаешь? — начал я, устроившись под вытяжкой и закурив.

Пап, как тебе сказать… мне нравится какая она теперь.

А что изменилось?

Ну это… кажется, она красивее стала… наверное даже сексуальнее.

Сексуальнее? Саш, мама тебе нравится… ну как женщина? Как сексуальный обьект?

Пап, ну ты ж видел, как она танцевала, у меня до сих пор стоит. Да и раньше тоже. Она что, это специально делает?

А вот скажи, сын… вот например если бы была у тебя возможность с мамой… ммм. . переспать… ты бы согласился?

Ну пап… Я и так, когда дрочу, ее представляю. Конечно согласился бы! Но она-то не согласится…

Так вот, Саша, она согласна. Мы с ней решили, что начинать сексуальное образование тебе лучше всего в семье. А теперь пойдем к ней, праздник продолжается.

Отдохнувшая Ольга вновь сменила диск.

Теперь-медленный танец — провозгласила она. — Саша, иди сюда.

Сын медленно подошел к ней, видимо еще не до конца поверив тому, что я ему наговорил. Ольга притянула его к себе, упершись в него грудью и положила руки ему на плечи. Сашка осторожно обхватил ее за талию и они закружились в танце.

Саш, ну кто так женщину держит в интимной обстановке? Руки ниже должны быть!

Его руки соскользнули на верхнюю часть ягодиц и там замерли.

Не так, еще ниже! — потребовала Ольга.

Руки опустились ниже и замерли, наслаждаясь ощущением мягкой женской попы. Они продолжали танцевать, жена уже вовсю терлась о него грудью и поглаживала сыну спину. Ага, вот его руки скользнули ниже, забрались под юбку и поглаживают жену уже там. Интересно, в трусы он уже залез, подумал я. Неожиданно жена остановилась. Сашка испуганно убрал руки за спину.

Нафиг эти условности! — злобно пробормотала жена, лихорадочно расстегивая блузку. Через миг блузка была сброшена, следом отправилась юбка, а за ней и лифчик. Тут же оказалась расстегнута и распахнута Сашкина рубашка. Схватив сына за руки, она рывком поместила их на прежнее место на ягодицах, а сама, прижав его к себе, прильнула к нему в поцелуе. Мне, сидящему в метре от них, все было прекрасно видно. Вот у парня прошел первый шок, руки полезли под резинку трусов, поглаживая попку жены. А вот сейчас понял, что трусы на ней и вовсе лишнее… сдвинул их на бедра. Ольга стряхнула их на пол, чтобы не мешали. Ее руки уже расстегнули Сашкины брюки и достали член. Крепко его ухватив, она водит им себе по животу. Сашка, похоже, не знает, что делать дальше, но у него есть хорошая учительница. Она берет его руку и помещает себе между ног. Я уже открыто сижу с торчащим членом и медленно вожу по нему рукой, но этого никто не замечает. Сашка неумело гладит Ольгину промежность, но вот вроде сообразил что надо делать. Ольга останавливается, расставляет ноги и начинает совершать движения тазом навстречу его руке. Сама при этом уже откровенно дрочит его член. Нет, это она зря, мальчик же кончит раньше времени, надо вмешаться.

Подойдя к ним, я осторожно отстраняю сына, шепча ему «разденься», а сам наклоняюсь к Ольге.

Оль… ты готова? Не передумала? Да я вижу, что не передумала. Ну пойдем. Как тебе удобнее будет, на диване? Ах нет, вон оно как… Ну ладно.

Подойдя к столу, она улеглась на него животом, расставив ноги. Вид приоткрытого влагалища, блестящего от смазки, заставил меня подумать, а не показать ли сначала самому мастер-класс, но я отогнал эту мысль.

Саша, иди ко мне — услышал я шепот Ольги.

Обойдя стол, я опустился на колени, чтобы моя голова оказалась напротив головы жены. Сын приблизился к ней сзади и остановился, разглядывая впервые открывшуюся перед ним картину. Осторожно протянул руку, погладил…

Паш, что он делает? — прошептала Ольга — уже вставил?

Нет, это пальцы… подожди, пусть рассмотрит, что там и как.

Сашка положил руки на ягодицы, шагнул вперед и сделал движение бедрами.

Оль, ну как? Чувствуешь? — шепотом спросил я.

Еще бы! — так же тихо отвечала она. — Не намного, кстати, меньше, чем у тебя. А вот ощущения совсем другие. Другой мужчина все-таки.

Освоившись, Сашка набирал темп, все быстрее и быстрее вколачивая член в Ольгу. Его бедра звонко хлопали по попке, голова жены дергалась взад-вперед. Но похоже, ей это нравилось, глаза затуманились, изо рта вырывались стоны. Это заводило Сашку еще больше, толчки становились сильнее, Ольгины стоны громче. Вдруг жена издала особенно громкий звук и обмякла. Следом послышался и Сашкин полустон-полувздох. Ну наконец-то кончили, теперь можно и мне. Однако сын отходить не спешил.

Оль… — осторожно позвал я — вы как? Уже все?

Я точно все — еле шевеля языком, прошептала она. — давно у меня такого оргазма не было… Он тоже, похоже, кончил. Но не вынимает, и не падает у него. Похоже, сейчас еще раз будет.

А может, он не смог? Ты ж сама говорила, что женщины не чувствуют струю внутри них.

Зато они чувствуют, когда сперма из них вытекает и по ногам течет. Не спорь, что я тебе, девочка неопытная? О! Опять начал.

Действительно, Сашка возобновил движения, размашистые, но пока еще плавные и медленные. Глаза Ольги вновь заволокло пеленой. Вдруг она резко дернулась, глаза широко открылись.

Паш… Он мне в зад вставляет! Ты ж знаешь, я туда никогда еще… а он без смазки… Больно же…

Вскочив, я остановил Сашку, намеревавшегося предпринять вторую попытку.

Саша, это не так делается.

Зачерпнув обильно вытекающую из влагалища смесь Ольгиных выделений и спермы, я тщательно смазал анус снаружи и внутри. Затем то же самое проделал с членом сына.

Вот теперь давай — казал я, растягивая руками ягодицы в разные стороны и подставляя попку жены сыну. — Только не спеши.

Он приставил головку к дырочке и надавил. Наверное, силу не рассчитал, подумал я, видя как головка резко нырнула внутрь. Ольга охнула. Подождав и не услышав возражений, Сашка толкнул еще раз. Опять не рассчитал — член влетел внутрь весь. Ольга как-то всхлипнула, но опять ничего не сказала. Осмелевший Сашка принялся трахать попку матери. Глядя на блестящий от смазки член, долбящий задницу жены, я понял, что ждать больше не могу. Обежав стол, я схватил дергающуюся Ольгину голову и уперся ей головкой в губы. Она все поняла, губы приоткрылись, и при следующем толчке сына член оказался во рту. Так мы трахали ее с двух сторон, и похоже, Ольге это нравилось, но кончил я очень быстро. Сын же продолжал размеренными механическими движениями сосредоточенно таранить мамину попку. Понаблюдав за этим некоторое время, я понял, что снова готов к бою. Решив, что для первого раза для сына уже достаточно, я отстранил его.

Сын, не увлекайся. Есть еще такая штука — минет. Иди попробуй.

Он тут же отправился осваивать новый способ. Проследив, чтобы член его оказался у Ольги во рту и убедившись, что Сашка с энтузиазмом трахает мать в рот, я пристроился к освободившемуся влагалищу. Привычно скользя в нем туда-обратно, я обратил внимание на не до конца закрывшийся анус. А что, теперь, наверное, и мне можно. Хорошо все смазав. я начал осторожно проникать внутрь. К моему удивлению, Ольга никак не выдала своего неудовольствия. А может, его и не было? А было совсем наоборот, удовольствие? Вот я весь внутри. На влагалище это совершенно не похоже. Ну не одной же жене сегодня наслаждаться новыми ощущениями. Вскоре я долбил попку не хуже Сашки, с такой же скоростью и энергией. Кончили все трое почти одновременно, только сын немного задержался. Вот мы сидим на диване и молча приходим в себя. Под Ольгу постелили Сашкины штаны, чтобы вытекающая из нее наша сперма не попала на диван.

Пап. . Мам. . — говорит сын — а вы это только на один раз придумали, на сегодня? Или мне завтра тоже так можно?

Посмотрим — переглянувшись, отвечаем мы.

Мам… А можно ты сегодня спать будешь со мной? — жалобно просит он. — у меня опять встал.

Жена не глядя проводит рукой по Сашкиному паху и натыкается на торчащий, как мачта, член.

Ну что с тобой поделаешь — говорит она — придется согласится, раз такой день. — И вздохнув, добавляет — Ох, чувствую я, затрахаешь ты меня сегодня.

Они отправляются в комнату сына, а я к себе. Я уже старый, с меня на сегодня достаточно. Засыпаю под аккомпанемент доносящихся стонов Ольги и пыхтения Сашки. Проснувшись ночью, лежу и прислушиваюсь. Вроде тихо, угомонились. Однако по пути в туалет слышу доносящееся из-за двери сопение и характерное причмокивание. Все понятно, праздник продолжается. Вскоре вновь раздаются стоны и поскрипывание кровати. Я засыпаю опять.

Наутро суббота, сын в школе, мы дома. Выйдя на кухню, обнаруживаю там хлопочущую жену.

Ну как вы сегодня? — спрашиваю — спали хоть?

Ну как тебе сказать — смеется она — спали, да. Аж с шести часов и до полвосьмого.

И что, он тебя все это время… .?

Вместо ответа она поворачивается ко мне задом, наклоняется и поднимает халат. Трусов на ней нет, прямо на меня смотрят две покрасневшие вывернутые дырочки. Это меня моментально заводит, вытащив восставший член из трусов, я пытаюсь пристроится к ней сзади.

Нет-нет — она выпрямляется и смеется — только не туда. Он так натер, все болит. Не хватило в моем организме смазки на всю ночь. Сегодня — только минет, правда, губы тоже болят, но не так сильно.

Опустившись на колени, она берет мой ствол в рот. Я на седьмом небе — похоже, за сегодняшнюю ночь она придумала что-то новенькое. Мне нравится. Выжав из меня все до капли, она глотает, облизывает член, затем встает и серьезно на меня смотрит.

Скажи, Паша… а ты меня любишь? Вот такую?

Вместо ответа я целую ее в губы, перемазанные спермой.