День сегодня начался, как я думал нормально

Ужас! Ужас всегда происходит со мной в такие дни. Мне иной раз кажется, что я умру в один ближайший такой день. По крайней мер, это было бы логично.

Я встал от стука клавиш, как оказалось моего телефона. Это моя сестра набирала кому – то сообщение без моего ведома, чтобы не знал, куда уходят мои телефонные деньги. ДА уж. Но это вообще – то не страшно, все мы немножко жулики! Такова жизнь, кто не жулик тот Профура. О ней я расскажу позже. Давайте хоть раз в моей жизни будет порядок.

Часов до десяти я маялся, как обычно со мной бывает в такие дни. Думал о смысле жизни, рассуждал, искл. ради приличия с предками, их гонором их мнения.

«Одевайся. Пошли качать колеса» – свалилось на меня словно птичье гомно, от папы. Я буду истинным джентльменом, проигнорировал. Такая игра длилась минут десять, и я уже поверил, что со мной шутят.

«Одевайся, живее. Шевелись. Ты думаешь делать?» – улыбнувшись, сказал папа. И тут я, наконец, сообразил. Нам не надо качать колеса, нам надо купить женщинам цветы, ведь завтра восьмое марта – день матриархата. Я быстро собирался. Оделся легко, но со вкусом (больше нечего было одеть).

Вы – ходя из подъезда я узнал. (Стоп. Пауза. Выключить свет. Тишина. «Снимаем. Осветители – свет!» Одиночный луч падает на меня. ) И я, как проклятый ЛИР узнаю – мы правда идем качать колеса!!!

Немного в шоке, но, уже привыкнув, мы подходим с папой к машине и качаю:

Далее не получается. Я умничаю: Я прв. . Я прав. . Я прав. . Я не был услышан несколько раз. Я был прав в фундаменте. Это обидно и тем паче оскорбительно, ведь мне пришлось качать одно и тоже колесо 4 раза (была проблема с золотником). Папа четыре раза спускал накаченное мной колесо (качать колесо минут пять как минимум) поправлял золотник и переставлял его. Ему – по – хуй сколько мне качать. Люди собрались и смотрели, как я качаю. Дел им больше не было. Я тихо психую и ухожу домой.

По дороге накручиваю себя. Дома еще добавляю: я уже не еду в Сулин. Остаюсь.

Созваниваемся с Димой. Он приезжает через час с компакт диском в руках. CD – как его, блин, мать его, Александр Градский (У него одна нормальная песня за всю жизнь, мне призренна его личность. По мне он – паразит общества!).

Разговариваем. Хотим пожрать. Чудим перед камерой. Прогоняемся. Слушаем эту еблю. Проголодались. В холодильнике хоть шаром покати! Дима идет в магазин, а я тем временем жарю картошку: он приносит простроченный паштет, самый дешевый, черствый большой батон (крошки от которого сыпятся по всей кухне). Жрем то, что есть как свиньи, да еще и еда свинская. Реально свинская:

Вечереет. Приходит время ебли. Собираем деньги на шлюху. Умозряем варианты. Точнее Дима умозряеет, я в этом деле голоса не имею. Ищем везде, даже в пизде!

Нашли звоним_ не та цена: не те девки. . не то. . похуй. . хоть что – нибудь. . мой адрес. . мы ждем!!!

Проходит 10, 20, 30, 33, 47, 56 минут – никого. Наебали козлы! Звоним – их сейчас ебет милиция. Нормальненько! Им тоже ебаться надо! Работа такая – ебарьская. Единственное что, так это с девчатами как с дерьмом, так все в порядке вещей!! ТАКИЕ ВРЕМЕНА.

Звоним в другое. Приезжают 3. Дима берет самую мален

ькую.

Подозрения на ее счет рождаются, когда она отвечает на вопрос, из какой она конторы. Этот чмошный ответ смутит даже человека больного душой! Она с гордостью называет контору на европейский лад! Да, она чмошница. Чмошница с той самой, самой большой буквы. С ней не то, что ебаться, разговаривать противно!

И раздев, симулирует, что не встает. Короче девку, по все видимости хохлушку из конченой деревни, сделали шлюхой – ее беспробудно пьяные родители. Хотя она чиста. Чиста душой. Это самое главное в нашей жизни… Она просит подарок на 8 марта! – Она просит себя поебать, чтобы купить подарок своей матери. Конечно, ее разговоры – разговоры и болтовня шлюхи. Так надо им себя вести, а никак иначе. Но она почти говорит правду…

Он звонит сутенеру, хочет поменять, чтобы она не пачкала своей грязной и вонючей пиздой диван, он дает ей табурет. Она просит воды. Он наливает ей в кружку (из которой собака бы не пила, моя семья хранит в ней харчки) воды из под крана. Она пьет. Когда она пьет зрелище урдучающее. Чмошно до ужаса. Он командует ей одеваться: Она умоляет его попробовать еще раз. Она готова, ей надо в эту ночь хоть что – то заработать, у нее ничего вообще не получается, плачет, но одевается. В комнате горит подсветка для картины всего (это люминесцентная лампа шесть ватт) – это фильм ужасов. Он засталяет ее побыстрее одеться.

На улице сильно похолодало. К вечеру – минус, сильный ветер, влажность 100%. А Профура без верхней одежды. Просто у нее нет нормальной верхней одежды (есть куртка на которую смотреть жалко), и когда она поднималась, она, по совету коллектива, не надела ее. Может не надела, чтобы ее «на конец» взяли. Но Дима уходит в свитере, дубленке, она даже не свитере – это, что на ней надето, пародия кофты.

(продолжение мыслей)

Пошел менять. Его нет уже минут десять. Уже думаю, дали ему пиздюлей!

В это время он стоит минут пять в подъезде на втором этаже. Холод пробирает дубленку. Профура молчит, у нее отнамаютия руки, нос и т. д. Дима надевает на себя шапку (это в подъезде). Он психует. Звонит еще раз сутенеру, тот говорит что подъезжают:

: :. …

Приходит, приводит довольно симпатичную женщину (лет эдак 27). Ебет: Кончает: ИЛИ почти кончает, Я не знаю. Он потом говорил, что она у него сосала.

Я в это время за клавой пишу бред, чтобы отвлечься.

Зовет меня, чтобы я, рублей за 200, доебал ее до положенного часа. Но мне жалко денег, я лучше бесплатно подрочу завтра! Тогда он говорит, что идет в ванну, а мне дает задание охранять шлюху, чтобы ничего не уперла. Я сажусь на кресло, она на диване то лежала, а теперь села просто так. У нее красивое тело. Я так мельком… Я отворачиваюсь, голова поднята, я аристократ, мне она противна, у меня такое ощущение. Она понимает меня,, ей стыдно как – то и она довольно интеллигентна, чтобы сказать мне правду. . Я включаю телевизор, а там идет фильм. Какой бы вы подумали?»Красотка»! Я смотрю несколько секунд, догоняю, что к чему.

«Ох» – высокомерно, отворачиваясь в ее сторону, и переключаю канал.

Меня и ее посещает мысль о самоубийстве.

Допишу дальше, потом уже пробило все настроение!!! Я не ебал. Я экономил!