День молодежи

Лето.

Ростов-на-Дону.

Сижу в ресторане, обедаю.

Они сели за столик спереди. Пара. Точнее пара и ребенок. Ребенок лет семи — мальчик.

Папа. Он сидел спиной. Достаточно широк. Но не мог закрыть её. Она, Мама, лет тридцати трех. Блондинка. Немного полновата, но той полнотой, которая красит человека, в особенности женщину. Счастливая семья. День молодежи. Парк. За стенкой-забором ресторана — парк. В парке идет концерт в честь дня молодежи. Достаточно шумно и весело. Я обедаю. Водочка, пивас, хачапури, сухарики. Грузинская кухня. Хорошо.

Они напротив заказали еды. У него грамм 300 водочки. Пивас. Нормально так. Кушают. Пацан все время занят своим телефоном. Она сидит напротив меня, пьет сок. Случайный взгляд. Еще один. Видно, что она довольна. Довольна сегодня и вполне довольна жизнью. Он курит. Пацан отвлекается на гамбургер, папа накатывает еще рюмочку. У неё округлое лицо. Волосы чуть ниже плеча. Свободно свисают. На голове солнечные очки «тортилки». Очень приятная внешность. Или это во мне водочка с пивасом сыграла и отсутствие женской ласки рядом. Легкая блузка без рукавов. Видно, что грудь хорошего четвертого размера. Джинсы. Широкий таз. Мне с соседнего стола прекрасно видно её фигуру. Кушает не очень много, в основном налегает папа на еду и водовку. Роста небольшого, но пышечка — очень возбуждающе. Не перекрашена, всего в меру.

Ресторан русско-грузинской кухни. Места для курящих. Мужик её нет нет да и приложится к сигаретке. Еще рюмочка. Папаша начинает немного добреть и соловеть.

На сцене лягушата. Бем-бем! Расслабуха.

Начинаю почти в упор смотреть на даму. Она порой бросает на меня взгляд без тени смущения. Закуривает. Оказывается тоже порочна. Мой взгляд упорен и нагл. Её ответный спокоен. Гляделки. Что дальше? Как разорвать круг гляделок? Заказываю водочки. Еще 50. Для смелости. На сцене поют «Шаде». Она очень эротично облизывает пальчики. Соус хорош. Ей нравится. Мужичок ейный прикладывается к очередной рюмочке. Морда уже раскраснелась, аж сзади видно. Парень свалил на аттракционы. Не видно. Папаша начал волноваться. Её Легкая складочка под подбородком не может не возбуждать. Как представишь её пышные груди в своих руках — хочется жить. Как хороши пышные дамы. Они во всем прекрасны. Во всей своей пышной красоте. Они между собой почти не разговаривают. Почему? Есть какая-то неудовлетворенность? Обида. Вроде нет. Все вроде выглядело вполне пристойно в начале трапезы. Что могло измениться? Хорошая порция водочки у папы? Может у него вздорный характер?

Я посмотрел на неё. Она на меня. Она сняла очки. Стала менее строгой и какой-то более доступной, что ли. Папаша пошел искать сына. Благо парк большой. Я понимаю, что другого такого шанса не будет. Как только он скрывается за зеленой изгородью, я начинаю действовать. С глупейшей шуткой «не пора ли Вам освежиться», я подхожу к одинокой маме, беру её за руку и увлекаю с собой. Под ручку, как любая другая пара, я краду её. Мы быстро идем в сторону закрытых беседок. Благо заведение приличное и там все хорошо и чисто. И есть свободные. Легкая занавеска и решетчатые ветровые стенки надежно скрывают страстных любовников. Не долго думая, я поднимаю блузку вместе с бюстгальтером до подмышек и жадно впиваюсь в белые груди четвертого размера. Соски твердые, как у восемнадцатилетней девственницы. Дыхание учащенное.