Чудо природы ниже пояса

Много в жизни бывает неожиданностей. Но то, что однажды случилось со мной, было совершенно неожиданно. И даже невозможно.
Отдыхал я как-то в Турции. Были там, конечно, и другие отдыхающие. И из России тоже, как и я. С некоторыми я познакомился. Особенно близко с одним, которого звали Андрей. Купались мы как-то вместе в море. А народу на пляже было немного. Выкупались. Потом стали отжимать плавки в кабинке. И тут я случайно взглянул на низ его живота и был в потрясении. Я увидел, какая огромная головка была у его члена. Наверное, даже больше куриного яйца. И сам член был толстый. Наверное, в два раза толще моего. Но короткий. Нет, он не был короче моего, а наверное, такой же длины. Но с такой гигантской головкой он должен бы быть значительно длиннее, а то как-то непропорционально выглядело.
И когда я увидел это чудо природы, висящее между ног Андрея, я ощутил, как у меня в груди зародилась волна какого-то странного наслаждения, и эта волна поднялась к горлу и растворилась где-то в мозгу. Такое явление однажды со мной было в детстве.
Я учился во втором классе. И однажды к нам в класс пришла школьная фельдшерица, проверять школьников на наличие чесотки. Фельдшерица сидела за учительским столом, а каждый школьник подходил к ней, задирал рубашку или платье, показывая ей живот. Девочки как-то скромно задирали свои платья, стеснялись. А мальчишки не стеснялись. Но одна девочка, причём самая красивая в классе, как-то нескромно обнажилась. Она слишком высоко задрала подол, да ещё при этом как-то вроде изогнулась, выпятив живот вперёд. Увидев её голый живот, хотя и сбоку, я вдруг почувствовал, как у меня в груди возникла волна необычного, приятного ощущения, и эта волна поднялась к горлу и исчезла, растворившись где-то в голове.
И вот, когда я увидел огромную головку члена Андрея, со мной произошло то же самое, когда я увидел голый живот одноклассницы!
И с того момента я потерял покой. Я постоянно думал о члене Андрея, но не понимал, зачем. Понимал я только одно: меня влекло к его члену, хотелось его снова увидеть, но зачем влекло, зачем увидеть — я не понимал. Я стал вести себя как-то скованно по отношению к Андрею, хотя постоянно пытался быть рядом с ним. И он вскоре это заметил. Заметил, наверное, что я как-то смущённо себя веду, и как-то иногда просительно на него поглядываю. Так ведут себя влюблённые. И кажется, он догадался, что со мной происходит. И наверное, решил он проверить свою догадку.
Как-то я был в его номере, выпили мы там по рюмке вина. И через некоторое время Андрей встал, подошёл ко мне очень близко и… спустил с себя штаны. И перед моим лицом близко-близко возникло его чудо природы. Андрей произнёс: «Ты это от меня хочешь?» Но я молчал, заворожённо глядя на его висящий член с головкой размером с куриное яйцо. От него несло одеколоном. Андрей взял меня за голову и сказал: «Я разрешаю делать с ним, чего хочешь». Но я не знал, чего мне хочется. Да, мне чего-то хотелось сделать с его членом, но мысль никак не могла сформироваться.
Тут Андрей придвинул низ своего живота ближе к моему лицу, а мою голову прижал к своему телу. Я ощутил своим носом и губами его тёплые и мягкие член и яички. Я вдыхал запах одеколона, члена и яичек, и мне стало хорошо. Но хотелось чего-то ещё, но чего — я не знал.
И вдруг я почувствовал своим лицом, что его член начинает твердеть и приподниматься. Я отодвинул голову от него. Заворожённо смотрел я, как он поднимается и распухает. И вот наконец он встал, чуть покачиваясь. Головка его временами слегка раздувалась, как бы пульсировала. От вида этого чуда у меня непроизвольно приоткрылся рот.Приоткрылся и… я вдруг понял, чего мне хочется!
Смутная мысль, мучившая меня несколько дней, наконец-то материализовалась в моём мозгу. Мне хотелось вот чего: чтобы это чудо природы оказалось во мне, внутри меня. Чтобы моё тело соединилось с этим чудом, и мы стали бы составлять единое целое. А это можно было сделать только так: чтобы член Андрея оказался у меня во рту. Осознав это, я набросился ртом на головку. Но она была так велика, что не пролезла в рот. Но это меня не остановило. Я пошире открыл рот и всё-таки натянул его на член. Головка туго заполнила мой рот. Она прижала язык, и я с трудом мог им шевелить.
О, как приятно было ощущать у себя во рту тёплый и упругий член и ощущать его запах, смешанный с одеколоном . Меня начало охватывать возбуждение. И я даже замычал от наслаждения. Я с силой стал всасывать член ртом, чтобы он как бы сросся с моим ртом, и я в полной мере ощутил его прелесть. И одновременно я стал давить на головку языком и двигать головой вперёд-назад, вправо-влево, потому что было ужасно приятно ощущать, как член трётся о губы, о внутреннюю полость рта. И так продолжалось, наверное, минут пять.
И вдруг как-то самопроизвольно у меня вырвались слова: «Андрей, ты замечательный человек!» Но так как рот был заткнут членом, то раздалось только мычание. И тогда я временно решил вынуть член изо рта, чтобы сказать Андрею эту фразу. Но почувствовал, что член изо рта не вылазит. Он застрял у меня во рту! Я попытался пошире открыть рот, но ничего не получилось. Мышцы как будто свело что ли, и рот не раскрывался шире. Тут я даже испугался: что ж теперь делать-то?
Мне были известны такие случаи: занимались, допустим, сексом мужчина и женщина, но после полового акта член невозможно было вытащить из влагалища. Мышцы влагалища как бы сводило судорогой, и головка застревала. И приходилось вызывать врачей.
Чёрт возьми, неужели и нам придётся вызывать врачей! Вот позору-то для меня будет! Все узнают, слухи пойдут.
Но через мгновение я успокоился. Ведь член не вылезал изо рта потому, что он был в стоячем состоянии. А когда он спустит сперму, то обмякнет, головка уменьшится, и член можно будет вынуть. То есть, надо было, чтобы Андрей спустил мне в рот. Но эта перспектива меня как-то не устроила. А вдруг меня стошнит от его спермы? Да ещё если я обрыгаюсь, так вообще ужас будет. Но выхода не было. Андрей должен был спустить мне в рот, иначе член не вытащить.
И я продолжил ласкать ртом член, чтобы он спустил. А чтобы спуск произошёл быстрее, я двигал головой вперёд-назад, чтобы головка тёрлась о полость рта. Так, как она трётся у женщины во влагалище. И приготовился я, преодолевая отвращение, глотать сперму.
И теперь я сосал член Андрея без всякого удовольствия, а чисто деловито, добиваясь лишь того, чтобы он спустил и можно было свободно вытащить изо рта обмякший член. И вот началось! Я почувствовал, как в члене запульсировала сперма и мощная струя ударила мне в рот, а Андрей застонал от удовольствия. Я быстро начал глотать сперму, но всё-таки не успевал, и она полилась изо рта. Я подставил ладони, чтобы она не капала на пол.
И вот всё закончилось. Я почувствовал, как член во рту обмякает. И когда мне показалось, что он полностью обмяк, я осторожно потянул свою голову в противоположную сторону от паха Андрея. Головка члена слегка зацепилась за зубы, но вылезла изо рта.
Я с облечением вздохнул. И меня охватило такое чувство радости и даже умиления от происшедшего, что я произнёс: «Это было замечательно, Андрей. Никогда ещё я не испытывал такого удовольствия». Но мышцы рта ещё не отошли от напряжения и трудной работы, что я произнёс это каким-то неестественным голосом.
А на следующее утро я проснулся и сразу вспомнил, что было вчера, и меня охватило ощущение счастья. Я всегда был нормальной ориентации. И никогда не мог даже предположить, что меня вдруг потянет к мужчине, к мужскому половому органу. Видно, среди мужских членов есть и такие, которые могут вызвать страсть даже у мужчины. Красота всегда привлекательна. Любая красивая вещь как бы притягивает человека к себе. Хочется всегда её видеть, прикасаться к ней. Хочется ощутить единение с ней. И прикоснуться к ней хочется самыми чувствительными частями тела. Руками, губами, языком. Член Андрея обладал такой красотой, вот почему он возбудил во мне страсть и повлёк к себе. И никакого позора тут нет, что я сосал мужской член. Ведь я сосал не обычный член, а самый лучший! Вот если бы я сосал у всех мужчин подряд, это был бы позор, извращение какое-то. Но я сосал самый замечательный член в мире, единственный в своём роде, чудо природы. Нет, сосать такой член — это не позор. Это уважение к красоте. Это единение с красотой. Хотя если бы люди узнали о том, что я сосал мужской член, я бы упал в их глазах.
И мне снова захотелось повторить то, что было вчера, но мышцы рта всё ещё болели от вчерашней необычной работы. Но мне хотелось даже если и не сосать, а хотя бы увидеть член Андрея и осыпать его поцелуями за доставленное удовольствие. Я пошёл к Андрею. Поздоровался с ним как ни в чём ни бывало. И он тоже сделал вид, что ничего не произошло. Поболтали в его номере. И в процессе разговора я произнёс: «Я вчера так устал. Могу только целовать». Андрей без слов снял трико и трусы, остался в футболке, сел в кресло. Я встал перед ним на колени. Его член уже начал подниматься. Я взял его рукой и принялся целовать самый кончик. Но мне это было явно недостаточно. Хотелось большего. Я, продолжая держать член рукой, стал лизать его кончик. А потом обхватил губами половину головки, стал ласкать языком дырку у члена. И даже пытался просунуть кончик языка в дырку. Андрей глубоко задышал. Ему это было приятно.
И тут я вспомнил из книг по сексу, что приятнее всего для мужчины — если ласкать не дырку, а пониже дырки. Кажется, это место называется уздечка. Это где крайняя плоть соединяется с головкой. И я начал тереть языком это место. Андрей стал стонать и даже кряхтеть от удовольствия. И я подумал, что как бы он не спустил и не замарал кресло. Я попросил, чтобы он постелил что-нибудь на кресло. Он постелил две газеты. А я снова встал на колени и продолжил ласкать кончик его члена языком. Андрей стонал и кряхтел от удовольствия, и ёрзал тазом. Но никак не мог спустить. Только смазка вытекала из дырки. Минут 15 я его так ласкал. Но мне хотелось, чтобы он спустил. И тогда я намазал его головку смазкой и стал ещё и рукой ласкать. И процесс пошёл. Андрей застонал ещё громче, и мощная струя спермы выплеснулась из члена мне в рот. Но я её не глотал и она лилась на газеты.
А потом мы ещё много раз встречались во время отпуска. Где-то по два раза в день я сосал его член. Я мог бы круглые сутки сосать, но ведь Андрей не мог круглые сутки спускать, а потому приходилось делать длительные перерывы. Но и тут я не упускал момент. Лизал его член и яички. А это я мог делать долго-долго…
А однажды я решил сфотографировать на мобильник, как я сосу член. И даже фотография вызывала у меня возбуждение. Как приятно было видеть своё лицо и широко распахнутый рот с воткнутым в него толстенным членом! Он был толщиной как шланг от пылесоса.
И эта масса ласк от меня вызвала у Андрея ответную реакцию. Ему очень понравилось, как я работаю языком с его членом и яичками. И однажды он схватил мою голову руками и сказал, чтобы я высунул язык. И он набросился ртом на мой язык и принялся его сосать. И это оказалось приятно! И я старался высунуть язык как можно больше. Минут 5 он сосал. А потом оторвался наконец от моего моего языка и надавил мне на плечи, поставив меня на колени. «Соси!» — в порыве страсти воскликнул он. Я спустил с него штаны и яростно набросился на член. Такой бури страсти ещё не было у нас. И с тех пор мы всегда так делали: сначала он сосал мой язык, а потом я сосал его член.
А за три дня до нашего расставания он совершил следующее: когда он сосал мой язык, вдруг засунул руку мне в штаны и стал ласкать мой член. Это вызвало у меня такое возбуждение, что я стал ещё сильнее высовывать язык из себя, чтобы ещё глубже он засосал его в себя. Я даже мычал от напряжения и удовольствия. Я готов был вывернуться наизнанку и оказаться у него во рту всем своим телом. Наконец он оторвался от меня и воскликнул: «А теперь вставай на колени и соси!» Конечно, он мог бы это не говорить. Я и так бы встал на колени перед ним и засосал его член. Но как возбуждающе звучали эти слова: «на колени», «соси»! Я встал на колени и в порыве страсти воскликнул: «Я готов целую вечность стоять перед тобой на коленях и держать во рту твою волшебную дубинку!» И после этого между нами началась невообразимая буря страсти. Буря между моим ртом и его членом. Но прежде чем заглотить его член, у меня вдруг возникло желание расцеловать и полизать его мощные бёдра. Я целовал их, тёрся о них лицом, высунув язык. О, как это было приятно! Тут Андрей взял меня за уши и ткнул меня лицом в свой торчащий член. «Соси сейчас же!» — приказал он. Как приятно было слышать этот приказ! И как приятно было ощущать свои уши в его руках. «Не отпускай руки» — сказал ему я радостно заглотил его член. Это было невероятнейшее удовольствие: сосать член, чувствуя свои уши в руках Андрея. Мой рот сжимает член Андрея, руки Андрея сжимают мои уши. Член Андрея погрузился в меня, а мои уши погрузились в руки Андрея. И тем самым наши тела прочно соединились. И минуты через три меня охватила такая сладостная истома, что я ослабел. Андрей, чувствуя, что прекратил сосать, а просто держу член во рту, начал двигать мою голову вперёд и назад, то больше, то меньше насаживая мой рот на член. И вдруг он довольно сильно насадил мой рот на член, что он упёрся в горло и возник рвотный рефлекс. Но я каким-то невероятным усилием воли сдержался. И почувствовал огромное удовольствие от того, что головка члена упирается в горло. И тогда я сам стал двигать головой вперёд и назад так, чтобы кончик члена тыкался в горло. Такого наслаждения я ещё не испытывал!
А в последний день наших встреч после очередного акта сосания Андрей, сидя в кресле, вдруг задумчиво произнёс: «Неужели мужчине может быть так приятно — сосать мужской член?» А я, стоя перед ним на коленях, взял в руку его член и, держа его как микрофон, стал говорить:
«А это зависит, смотря какой член. А твой член — это не просто член, а чудо природы. Это само совершенство. Толстый, прямой, белый и гладкий. Такой член возбудит даже мужчину. Устоять мне было просто невозможно! И я ничуть не стесняюсь, что сосал его. Наоборот, общаясь с твоим членом, я ещё больше почувствовал себя настоящим мужчиной. Мощь твоего члена передалась ко мне. Но, конечно, я не хотел бы, чтобы все про это узнали».
Завершив свой монолог, я крепко поцеловал кончик его члена. И вдруг Андрей говорит: «А покажи мне свой член». Я удивился: «А зачем это? Так себе, обычный член, как у всех. Маленький, невзрачный». «Да покажи, — сказал Андрей. — Всё равно мы больше никогда не встретимся». Я решил показать. Я встал с колен, спустил штаны. Андрей внимательно посмотрел. И вдруг протянул руку, сжал член пальцами и потянул на себя. Приблизил к нему свой рот. Я понял, чего он хочет сотворить и воскликнул: «Не делай этого! К тому же он у меня немытый». «Ну так сейчас вымоем, — сказал он. — Пошли в ванную». И я покорно пошёл за ним. Но при этом произнёс: «Ты не должен делать этого. Ты же мужчина. Не ты должен сосать, а у тебя». А он ответил: «Но ты же сосал. Значит, ты не мужчина?» «Я мужчина, — сказал я. — Но твой член — единственный в своём роде. Не стыдно и мужчине его пососать». Но он не слушал. Приказал мне раздеться и залезть в ванну. Потом включил душ, полил мою промежность, взял мыло, стал намыливать. Но природа есть природа. Я почувствовал, что мой член встаёт, почувствовав, как его трут руки Андрея. «Кажется, твой член принял моё желание к сведению» — сказал Андрей. Он старательно вымыл мой член и яички. А потом сам залез в ванну и почему-то стал мыть свою задницу. Во мне зародилось какое-то смутное подозрение…
Потом он повёл меня в спальню. Усадил на кровать, встал передо мной на колени. И вот мой член у него во рту. Я чувствую, как своим языком Андрей трёт его. Но он не стал доводить до оргазма. Отнял рот от члена и сказал, глядя мне в глаза: «А теперь приступим к следующей процедуре. Угадай, к какой?» Я не понял. Андрей сказал: «Видел, как я сейчас мыл свою попу?» Я напряг мысль, но опять не понял. Но Андрей не стал ждать, когда я угадаю, и сказал: «Моя попа ждёт твой член в гости». «Да ты что, с ума сошёл?!» — воскликнул я. «Нет, просто хочется раз в жизни испытать новые ощущения» — ответил Андрей. Он лёг животом на кровать и раздвинул ноги. Я понял, что мне не отвертеться и сказал: «Но тогда смажь чем-нибудь свою задницу, иначе член не войдёт» — сказал я. «Да, верно» — сказал он. Он встал, ушёл куда-то, принёс крем для бритья. Смазал им мой член и свой задний проход. Но пока шли эти переговоры и хождение за кремом, мой член упал. И Андрей снова стал его настраивать рукой. Но он не хотел вставать! «Да, проблема, — произнёс Андрей. — Что же делать?» Тогда он встал передо мной на колени, вытер член от крема и снова стал сосать. Но ничего не получалось. Член не вставал. «Неужели ты не хочешь выполнить мою просьбу? —спросил он. — А ведь я доставил тебе так много удовольствия своей писькой». И после его слов случилось чудо: моя писька начала вздыматься. «Ложись, — сказал я. — Сейчас всё получится». Он снова лёг на кровать, раздвинул ноги. А я снова намазал свою письку кремом, залез на кровать и лёг на Андрея. Его мощные ягодицы уперлись в мои яички и письку. И я подумал: а дойдёт ли моя писька до его дырки? Ведь ягодицы его были большие, а писька у меня не такая длинная. Я засунул письку между его ягодицами, она дошла до дна щели и упёрлась. И я начал нащупывать концом его дырку. Долго не мог найти. Всё было ровно, никаких углублений. «Ниже, ниже» — сказал Андрей. Но ниже я не мог. Ягодицы мешали. И тогда я сказал, что надо как-то сделать так, чтобы его задница поднялась вверх. Подложить надо подушки под таз. Он подложил. Теперь таз был высоко. Я снова стал щупать членом. «Вот-вот, сюда» — сказал Андрей. И я понял, что мне удалось найти задний проход. Я надавил тазом на его таз. Член продвинулся на полсантиметра, а дальше было уже туго. «Как-нибудь расслабь свою дырку, — сказал я. — Не могу засунуть» Я почувствовал, как дырка зашевелилась, снова надавил. Член вошёл глубже. «Ещё расслабляй» — сказал я. Наконец, мне удалось продвинуть член в его задницу почти на всю длину. Его дырка плотно охватила мой член. Я начал двигать тазом туда-сюда. Но колени скользили. Пришлось мне ухватиться за плечи Андрея, чтобы не съехать с его задницы.
Я тыкал его в попу, как женщину во влагалище. Отличие было лишь в том, что низ моего туловища упирался в мощные полушария. А когда занимаешься с женщиной, ни во что не упираешься.
Долго я тыкал членом в задницу Андрея и никак не мог спустить. Потому что мне не доставляло удовольствие использование мужчины в качестве женщины и я тыкал чисто механически, без желания, без страсти. Просто как обычным пальцем. Но когда спуск всё-таки произошёл, мне стало приятно, но не больше, чем от мастурбации. А потом я спросил у Андрея, было ли ему приятно. И он сказал, что ничего особенного, так себе…
И вот отпуск закончился и мы расстались. И навсегда. Почему-то у меня больше не было желания встретиться с ним когда-нибудь снова. Да и жили мы далеко друг от друга. Где-то на три тысячи километров. Но замечательные дни, проведённые в тесном телесном общении, запомнились мне навсегда. А с другими мужчинами я не пытался иметь отношений. Ведь редко у кого есть такой мощный и притягательный член. А специально искать мужчину с таким членом у меня нет желания.
И несмотря на то, что удовольствие мне доставило лишь сосание мужского члена, я почему-то с чувством глубокого удовлетворения и даже гордости вспоминаю, как я вы…л Андрея в задницу. Совершить половой акт с женщиной — в этом нет ничего выдающегося. Это обычное дело. Женщина в конце концов сама отдастся. Такова уж природа. Но чтоб тебе мужчина отдался — на это не каждый способен.