Бунтарка

На дворе стоял поздний вечер. Первое сентября — вообще очень тяжелый день. Для студентов и школьников — конец веселья и летнего безделья. Для учителей — снова изо дня в день общаться с юными глупцами, пытаясь вколотить в их головы хоть какие-то знания. Для родителей — новые траты на учебники, спортивную форму и прочую фигню…

Для одинокой девушки, гордо вышагивающей на высоких каблучках по безлюдному парку, изрядно тронутому ранней вечерней темнотой, сегодняшний день был трудным в особенности.

Девочку (назвать ее девушкой пока что было довольно сложно) звали Кристиной. Молоденькая восемнадцатилетка, только что заступившая в выпускной класс школы.

Черные прямые волосы почти полностью закрывали спину, в то время как лоб скрывала милая густая челка, из под которой озорно поблескивали чудные зеленые глазки. Точеный узенький носик явно чуть-чуть недобрал в размерах, оставляя на лице слишком много «незанятого» места. В то время как пышные губы еще больше подчеркивали «недобор» чуточку выше.

Впрочем, своей фигуркой девушка уже могла гордиться. Хоть роста в ней было не так уж и много — отметка в этом году с большим трудом сумела выдать всего лишь сто шестьдесят четыре, но то, что к нему прилагалось, было более чем неплохим.

Лишнего веса у Кристины не было в принципе. Не то природное везение, не то попросту интуитивно угадываемое количество съеденной пищи дали девушке почти идеальные пропорции тела.

Спереди грудь венчали две весьма увесисто смотрящиеся башенки, которые еще больше приподнимались в боевое положение тщательно подобранным лифчиком. В то время как весьма аппетитная попка при ходьбе чарующе ходила из стороны в сторону, намертво приковывая мужские взгляды.

Единственное, что напрочь портило картинку — это выражение лица Кристины. День у нее выдался не просто хреновым, а поистине паршивым.

Все началось с того, что совершенно невовремя сдох будильник и девушка умудрилась проспать. Да и родители молодцы — разбудили ее лишь в самый последний момент. Времени кое-как хватило чтобы наспех умыться, собрать сумку и галопом доскакать до школы, влетев в класс одновременно со звонком и совершенно закончившимся дыханием.

Потом выяснилось, что Криста во всей этой спешке забыла тетрадку по литературе, в которой было сочинение на тему «Как я провел лето?», на написание которого девушка угрохала несколько часов и можно было сказать — вложила в него свою душу. Вот только литераторша попросту не поверила ученице и попросту поставила два бала, напрочь отказавшись выслушивать извинения и обещания принести его завтра, предпочтя сделать из Кристы показательный пример для остальных.

Потом, на четвертом уроке, классуха, которой сегодня тоже явно кто-то наступил на ногу, заметила, что молоденькая девушка чуточку подоткнула подол своей школьной юбки, приподняв ее на несколько сантиметров (чтобы ножки получше смотрелись). Злючка Элла разоралась по этому поводу, устроила Кристе выволочку и оттащила ее к завучу (было б из-за чего шум поднимать, по мнению Кристины). Все закончилось звонком родителям, которые еще и от себя добавили вечером, тоже не слишком то разобравшись в произошедшем.

Короче, всего этого оказалось достаточно, чтобы настроение Кристины не просто упало вниз, а достигло края. Клокотавшие внутри эмоции наконец-то вырвались из под контроля и переродились во вполне явное и осознанное желание отомстить.

На часах было уже десять с небольшим. Вечернее небо только-только начало темнеть, но под древесными кронами местного парка уже царила легкая полутьма. Парк располагался на самом краю города, примыкая к двум микрорайонам — в одном жила Кристина, а второй сейчас активно вырастал на глазах — и больше походил на кусок оттяпанной у леса площади, по которой проложили два десятка разномастных дорожек, понатыкав тут и там лавочек, да поставив фонари вдоль самых крупных аллей. А в остальном создавалось впечатление, что это просто кусок леса с густым кустарником и весьма слабо ухоженной территорией. В народе поговаривали, что парк собирались «облагородить», но пока что никто и никаких подвижек в этом направлении не видел и основными обитателями парка оставались заядлые собачники.

Кристина уже полчаса кружила по местным аллеям и тропинкам, стараясь обходить стороной группки собачников с их питомцами — не это она искала.

Девушка вообще была в этом парке второй раз в жизни, несмотря на то что жила, в общем то, по соседству. И сейчас, с тоской оглядывая местных обитателей, уже вовсю размышляла что, возможно, конкретно ошиблась, выбрав именно этот парк для своего акта протеста.

Вот именно. В этот парк Криста пришла с конкретной целью. Одна, накрашенная и на каблучках. Вот только подходящей «цели» все не попадалось, заставляя девушку все больше впадать в отчаянье. Она все более отчетливо понимала, что похоже придется весь свой план коварной мести предкам отложить на завтра… Вот только Кристина отчетливо осознавала, что завтра она уже перебесится и ей будет уже до лампочки.

Криста свернула в очередной раз и практически сразу же увидела впереди на дорожке группу в пять-шесть человек, огалтело ржущих над чем-то, в то время как на небольшой прогалине неподалеку резвились их питомцы.

— Блядь… — сквозь зубы процедила Кристина и, увидев рядом еле заметную тропинку, тут же свернула на нее — собак она все же не любила.

Тропка, как ни странно, вскоре расширилась до двух шагов в поперечнике, и вела в сторону района новостроек, вскоре подойдя к нему вплотную и загибаясь в пятнадцати шагах от дороги, уводя Кристу в сторону дома.

Куда она, в общем то, и решила отправиться. В одиннадцать наступал ее личный комендантский час и лишний раз злить сегодня предков девушке уж очень не хотелось.

И примерно посередине пути Кристине попался ее подарок судьбы. Тропинка тут уже была залита бетоном, петляя то в одну сторону, то в другую, огибая деревья и оставаясь неподалеку от дороги, идущей по краю микрорайона.

Неведомо каким образом тут оказались две стоящие друг напротив друга лавочки, на одной из которых, спиной к дороге, сидел молодой мужчина и читал книгу с планшета, вытянув ноги перед собой, наполовину перегородив дорожку.

Лившийся из устройства свет подсвечивал его лицо — молодое, с короткими темными волосами. Должно быть, студент-старшекурсник. Да и одет был подходяще — черные джинсы и серая футболка. Достаточно консервативно, чтобы более-менее презентабельно смотреться, но в то же время достаточно вольготно себя чувствовать в привычной студиозу тарелке.

Кристина остановилась шагах в пятнадцати. Студент ее явно не заметил, полностью поглощенный чтивом. Девушка выудила из сумочки телефон и взглянула на часы. Двадцать два — тридцать две.

— К черту, — плотоядно улыбнулась Криста, бросая мобильник обратно, и быстренько приводя себя в порядок.

Хотя приводить то, в общем то, было нечего. На ногах — черные туфельки на широком каблуке, добавлявшие девушке лишние восемь сантиметров роста. Талию плотно обхватывала коротенькая плиссированная юбочка в цвет туфелек. В то время как верхнюю часть тела прикрывала темно-синяя майка на пару размеров больше положенного, надетая чуть набекрень и призывно оставляя открытым правое плечико, маняще открывая чужому взгляду лямку лифчика.

Упускать возможность Кристина не хотела, несмотря на все возможные риски. Уж слишком сильно ее зацепили сегодняшние события. Уж слишком сильно кипела она внутри.

Девчонка громко процокала каблучками и опустилась на лавочку напротив молодого мужчины. В свете планшета было отчетливо видно, как парень бегло, украдкой, бросил на нее оценивающий взгляд. Впрочем, увидев глазки Кристины, вперившиеся в него, тут же опустил взгляд и вернулся к своему чтиву.

Криста ждала от мужчины каких-нибудь действий, но минута шла за минутой, но парня, похоже, не волновало ничего кроме его книги. Впрочем, чем дольше ждала девушка, тем больше понимала, что ничего не будет. Присутствие духа, как и ее настрой, медленно улетучивался. Казалось бы — вот она, ее цель. Наконец то найдена. Вокруг — никого, лишь по дороге, практически незаметной за кустами, время от времени проносился очередной автомобиль.

Но сделать хоть что-то было сложно. Кристина снова и снова мысленно представляла себе возможные варианты, но дальше мысленной картинки не шло. Всякий раз, когда она уже порывалась встать и преодолеть полтора метра, отделявшие ее от лавочки напротив, тело попросту отказывалось выполнять эту команду.

Кристину попросту охватил мандраж. И как только она это поняла, то в голове тут же возникло четкое осознание, что у происходящего может быть лишь два возможных исхода.

Либо она попросту встанет и уйдет, либо… либо возьмет инициативу в свои руки. Сделает шаг, а там… будь что будет!

И Криста сделала свой шаг.

Девушка закрыла глаза. Глубоко вздохнула несколько раз, отгоняя от себя все лишнее. Делая голову легкой и свободной от каких-либо мыслей. И лишь затем, бегло бросив взгляд из стороны в сторону, убеждаясь что на тропинке по-прежнему никого нет, легонько приподнялась на лавочке и, запустив руки под подол, одним движением стянула с себя трусики.