Блудливая… школа

Короткие юбки… по всюду эти короткие юбки… и зачем я пришел работать в эту школу. Он был молодым выпускником педагогического института. Всю жизнь мужчина посветил учебе. И после школы он поступил в институт, набрав высокий проходной бал, достаточный для учебы на бюджете. Теперь перед нами не скромный и неуверенный Мишка, а Михаил Игоревич — учитель русского и литературы. Его отношения с женским полом можно назвать «от случая к случаю». Он запросто снимал пьяных девиц в баре, и пока те в отключке, воплощал свои мужские фантазии. А их было много. Он представлял как связывает своих школьных одноклассниц, лупит их ремнями до красных полос, выкручивает соски и раздражает фаллосами все отверстия.

Первый щекотливый опыт

С таким же восторгом он вспоминал первый секс с теткой старше его в 2 раза. Это было лето в деревне, где он подростком пас соседских коз. Облокотившись на стог сена, надвинув панамку на глаза, он жадно жевал соломинку, перекатывая языком сочный стебель, представлял как ласкает клитор Машки из 9а. У нее такая жопа, как хочется ее трогать и шлепать, и кусать. Эти мысли завели его с полуоборота. Он расслабился и принялся массировать себе мошонку и перебрался к члену. Мимо проходила упитанная женщина. Она работала дояркой в колхозе, тянула на себе все хозяйство, и давно не знала мужской ласки.

  • Ах, ты мальчишка, что ты тут устроил.

Она навалилась на него своим тучным телом и стала щекотать его бока, и быстро переключаясь на подмышки.

  • Ну, я тебе покажу. И она не сбавляла темп. А у пацана из глаз брызнули слезы, смех стал еле слышным, а низ живота скрутило в жгут.

Продолжая щекотать парнишку, она невольно касалась члена, который уже был готов разрядиться молодой спермой. Она нечаянно или специально задевала теплой ладошкой его плоть. Туловище задрожало… задрожало. И тут доярка почувствовала, что сама возбудилась. Задрав подол платья, она водрузилась на плотный член парнишки и принялась раскачиваться назад и вперед. Хватило нескольких раз, чтобы он кончил. Он запомнил запах молока, ее большие груди, мелькающие перед его глазами и щекотку, которая была и противна, и приятна.

  • Фухх. Простонала барышня.
  • Ты это, не говори никому.
  • Не буду. Буркнул мальчишка.

Она поправила платье, косынку и ушла.

Доло еще Миша мастурбировал на ее образ, и его фантазии множились в геометрической прогрессии.

В институте он был загружен учебой и довольствовался редким сексом с какими то девицами, которые явно были слабы на передок. Но все изменилось, когда он устроился работать в школу. Вид молоденьких сочных девушек будоражил его аппетит. А эти дразнящие юбки и обтягивающие кофты, он грезил об их телах, и его мечта вскоре исполнилась.

Перед экзаменом

Четыре закадычные подруги, ученицы 11 класса, хотели повторить судьбу героинь секса в большом городе и махнуть в столицу. Они собирались поступать на журфак, и попутно найти себе богатых мужичков. И эти а-ля содержанки намеревались успешно сдать экзамен по профильному предмету — русскому языку, который с этого года вел Михаил И.

  • Девочки… нам надо как-то выпросить зачет по языку.
  • Да, у такого принципиального зюзи, фиг получится.
  • А давайте его напоим каким-нибудь слабительным, и пока он будет в сортире, мы подложим правильные ответы?
  • У меня лучше план. Сказала самая отвязная. Я предлагаю запереть его в кабинете и ублажить так, чтобы у него не было выбора. Вы вообще видели какие похотливые взгляды он кидает, а?
  • А мне такой план даже очень нравится. Как будем заманивать?
  • Это я беру на себя. Не успокаивалась оторва.

На следующий день

Все четыре молодые сучки были одеты соответствующе. Черные чулки, трусики с вырезами в самых интимных местах, перчатки, шпильки. И весь этот наряд скрывался под облегающими платьями.

  • А, вы не посмотрите мое предварительное эссе. Я оставила его в 204 кабинете. Первой пошла в бой Анжела.

Она не отрывала глаз, вытягивая изо рта жвачку и обматывая ее вокруг пальца.

  • Как в этой стерве сочетается такая детскость и сексуальность. Подумал учитель, машинально поправляя ширинку.
  • Хорошо, я подойду.

Засада или в плену у щекотки

Мужчина робко зашел в класс, где уже сидели его ученицы.

  • Анжела быстро заперла дверь, и спрятала ключ.
  • Что… что вы задумали.
  • А мы хотим получить зачет по русскому автоматом, и высокий балл. Не обижайтесь!
  • Девочки, это так не работает. Все проверяется, и все данные фиксируются.
  • Но вы же уууу-мный, придумаете-е. Растянула девушка, и медленно сняла бретельки платья. Затем она обнажила живот, и платье сползло к ее шпилькам.

У него перехватило в горле. Что, блин, делать. Орать? Брыкаться? Он же все-таки мужик.

  • Ну, ладно, если ты так хочешь.

Он подошел к Анжеле и толкнул ее на парту. Одна рука орудовала в ее выбритой и чуть мокрой писечке. Он облизал солоноватые пальцы и продолжил доводить ее до оргазма. Школьница начала мякнуть, когда он быстро спустил свои штаны и одним толчком зашел сзади. Она завизжала, но он продолжил ее трахать, зажимая рукой рот. Сквозь пальцы сочились слюни, а из глаз текли слезы.

  • Ты же сама этого хотела, дура? Или я что-то не понял? Вы чего все собрались? Готовься, вторая на очереди. Я вам устрою е****лю, какую вы не забудете.

Девчонка всхлипывала, пока троица стояла, и не знала, что же предпринять.

  • Раздевайтесь, чего стоите? Или соизволите уйти на***й от сюда? Он чувствовал себя мужиком, наслаждаясь этой ситуацией. И хотел продолжить.

Он разделся до гола, устроился на школьном столе. Как марионетки, они послушные подходили к нему и начинали ублажать. Одна принялась аккуратно и смущенно сосать его член. Другая гладила и целовала в губы. Третья попробовала облизать пальцы ног, от чего мужчина отдернулся.

  • Нет, только не так, бестолковая. Ему почему — то вспомнилась та доярка из детства. Он приблизил самую грудастую и начал лизать ей соски, мять набухшие груди.

Он забыл про первую жертву, которая обиженно и растерянно сидела. Девушка отходила от неприятного ощущения, и вдруг, вспомнила про наручники, завалявшиеся в ее сумочке. Присоединившись к общему «веселью», которое переместилось на пол, она ловко пристегнула руку похотливого учителя к ножке стола. Пока он опомнился, и вторая рука была обездвижена.

  • Пришел наш черед развлекаться!

Она вонзала шпильки в его тело. Колола ребра.

  • Тише, он же кричать будет.

Быстро сообразили, заткнули ему рот кружевными чулками.

Преподаватель начал содрогаться от болезненного щекотания.

  • Ну, что, а теперь поиграем с твоим орудием? И она острыми ноготками начала касаться чувствительной головки. Школьница щекотала ноготками яички и анус, и ей дико захотелось проделать с ним то, что 15 минут назад он сделал с ней. Взяв указку, она точечно стала пробегаться по животу, заглянув в пупок, и покрутив в нем узким кончиком. А ногти так и ходили от подмышек до ребер.
  • Ууу какой плохой мальчик. А как мы таких наказываем?

Она шлепала его указкой и щекотала промежность. Затем медленно кончиком она ласково обходила анус круговыми движениями. Это было нестерпимо щекотно. Она села сверху и стала клитором проходиться по его соскам, сводя его сума. И на десерт, она все — таки лишила девственности его попку, балуясь кончиком указки.

Восемь рук атаковали его плоть, щекоча каждый сантиметр, крутя и лаская сосочки. Усиливая и сбавляя невыносимую пытку. Он уже не мог сопротивляться, его душил смех. Глаза стали красными и влажными.

Девочки испугались и решили ослабить хватку. Вытащив чулки из его рта, они услышали.

  • Отпустите, гадины, исчезните и поставлю вам зачет.

Они отстегнули его, но член набух, тело покрылось красными полосами от щекотки и шлепков. Он яростно дрочил, и спустил густую сперму на пол.

  • Уберитесь тут, живодерки, и чтобы я вас больше не видел.

Подруги, конечно, не собирались ничего убирать. Они оделись, и в смешенных чувствах удалились из кабинета.

Педагог поставил им зачет. Эта дикая оргия, в душе, ему очень понравилась. Теперь, когда познал кайф БДСМ из его фантазий, он не мог остановиться… Слушок среди школоты распространился оперативнее, чем он мог представить. А на экзамене многие хотели получить хорошие оценки. Закрывая кабинет русского и литературы, он отдавался своими мучителям со всей страстью. Выполнял их фантазии, и подставлял себя под эротическую щекотку, которую он хотел все больше и больше с каждым днем