Бакенщица

Я заблудился. Буднично и как-то даже банально заблудился в лесу. Я никогда не думал, что со мной такое может случиться — вот я сошел с автобуса на остановке у входа в лесопарк, пересек его по тропинке, дальше через просеку начинался дикий лес, но я прекрасно помнил направление, по которому я должен был идти, чтобы в конце концов выйти на берег водохранилища. В принципе, достаточно было 40 минут ходу, но я шел уже 2 часа и никакого водохранилища не видел. И вот тогда мне стало реально не по себе: лес обступал меня совершенно одинаковой картинкой со всех сторон, и я действительно не знал, где я и куда мне идти.

Призвав на помощь все свое хладнокровие и поразмыслив немного, я решил идти на юг — был жаркий летний полдень, и я мог ориентироваться по солнцу.

Тем не менее, я не увидел ничего, кроме леса еще в течение трех часов, но, наконец, между деревьями блеснула синева — это была вода. Водохранилище было огромным, когда ниже построили плотину, то река затопила обширнейшую территорию — под водой оказались даже развалины старой церкви, и шпиль колокольни торчал посередине водной глади. Из-за этого судоходство по водохранилищу представляло из себя проблему, и маленькие буксиры, тащившие баржи с песком и стройматериалами ориентировались на систему ярко выкрашенных бакенов, указывавших таким образом границы фарватера.

Выйдя на берег, я огляделся — метрах в 300 от меня стоял домик с огороженным участком и маленькой банькой, ниже на берегу у самой воды был сарай на сваях, а у самодельного причала покачивалась крепкая лодка-плоскодонка. Подойдя к домику, я постучал — сначала в дверь, а потом в небольшое окошко. Ответа не было. Я было уже собрался толкнуть дверь внутрь, как услышал крик сзади: Эй, ты кто будешь-то?

Я обернулся — внизу у причала стояли две женщины в косынках и спортивных костюмах, подвернутых по колени на босых ногах, одна постарше, вторая помладше. Только когда они приблизились, я понял, что одна из них женщина в возрасте лет 65-67, а вторая — рыжая веснушчатая девушка лет 20, не более. «По всей видимости, бабушка и внучка» — подумал я, а вслух произнес: «Извините, вот… заблудился малость, вышел не туда, куда хотел. «

Городской? — спросила старшая и сама себе ответила: «Ну, а откуда ж еще…?»

«Ладно, заходи»- сказала она — «Пить, небось, хочешь в такую жару». Осушив две кружки холодной воды, я поблагодарил и представился: «Говоров Алексей Андреевич, преподаю химию в университете»

«А я Дарья Васильевна»- старшая пожала мне руку неожиданно крепко, «А это Ленка, внучка моя. Поселковая она, а каждое лето, вот, бабке помогает… «

«Здрасьте» — тряхнула рыжими волосами Ленка и заулыбалась.

«Ладно, Ленка щас приготовит чего-нибудь поесть, а мне пока работать надо» — сказала Дарья Васильевна и пояснила: » Бакенщица я. Вчера ветер сильный был, бакены сдвинул, надо теперь на место ставить»

Может, я помогу? — спросил я, движимый благодарностью. Дарья Васильевна посмотрела на меня с сомнением: — Ну, пошли, коль не шутишь…

Не утонешь? Плавать-то умеешь? — озабоченно спросила она, уже сидя в лодке. «Да вроде в бытность студентом даже соревновения выигрывал по плаванию»- ответил я.

Ну, смотри… То бассейн, а тут — живая вода — Она налегла на весла, и мы довольно быстро добрались до первого бакена.

Он оказался в полном порядке, второй тоже, третий бакен покачивался на воде рядом со шпилем затопленной церковки, торчащим из воды. Дарья Васильевна долго и озабоченно вглядывалась в воду, а потом сказала: «Ишь, ты… оторвало его, канат на балку намотался — только этим и держится. «

«И что ж теперь?»-спросил я

«Нырять придется, распутывать, новый якорь ладить»- ответила она, привязывая лодку к шпилю. Огляделась. «Ладно, никого вокруг, а мы с тобой люди взрослые». С этими словами она перетянула потуже волосы косынкой и стащила с себя спортивный костюм, под которым никакого белья не было. У нее оказалось крепко сбитое тело, несмотря на возраст, с маленькими грудями — оттого они не казались висячими.

«Ну, ты лодку-то держи на месте, а я работать пошла». С этими словами она сползла с лодки в воду, держась за борт. «Хорошо хоть вода теплая» — пробормотала Дарья Васильевна, несколько раз глубоко вдохнула-выдохнула, потом со свистом втянула в себя воздух и перевернулась вверх крепкой попкой. Затем попка с бульканьем погрузилась в воду, над водой торчали только две Дарьины пятки, она бултыхнула ими и полностью ушла под воду. Вода была чистая и прозрачная, и сверху я видел белое голое тело нырнувшей бакенщицы, видел, как она, работая попкой и пятками, уходит вглубь, видел струйку пузырей, тянущуюся за ее ступнями. Потом она поднырнула под купол церкви и исчезла из виду.

Когда я досчитал до 45, я забеспокоился и решил, что после минуты буду нырять за ней. Мигом разделся догола, осторожно спустился в воду и только хотел было раздышаться перед нырком, как на поверхности всплыл большой пузырь воздуха и следом вынырнула Дарья Васильевна.

«Что, испугался?»- засмеялась она, «там под куполом воздух скопился, можно дышать, а иначе было б тяжко. Давай занырнем вместе, мне помощь нужна».

Набрав воздух в легкие и задержав дыхание, я нырнул вслед за Дарьей Васильевной, мы поднырнули под наполовину сохранившийся купол церкви и вынырнули в образовавшемся под куполом воздушном пузыре. Солнце просвечивало сквозь воду, и тут стоял приятный полумрак.

«Вставай на балку, как раз у тебя под ногами — это на нее канат намотался»- сказала бакенщица, «я нырну и буду его распутывать, а ты меня за ноги держи, а то меня вбок сносит». Набрав воздуху, она перевернулась вниз головой, мелькнули ее ягодицы, и я еле успел ухватить ее за ступни, торчавшие из воды. Пока Дарья Васильевна возилась под водой, изредка пуская пузырьки воздуха, мне в голову вдруг пришла шальная мысль. Я быстро провел языком по ее правой, а затем и левой подошвам от пяток до подушечек пальцев, одновременно мои руки скользнули вниз, и я пощекотал, а потом и погладил Дарьин клитор. Клитор мгновенно напрягся, а вместе с ним напрягся и вскочил мой член. Дарья Васильевна дернулась под водой и вынырнула.

«Ты что ж это безобразничаешь?»- начала было она, но я закрыл ей рот поцелуем, наши языки встретились, и мы соскользнули с балки, опустившись в глубину. Воздуха нам не хватило, под водой мы расцепились и вынырнули вновь в воздушном пузыре, забравшись на балку.

Не давая ей сказать ни слова, я развернул Дарью Васильевну спиной к себе — она еле успела набрать воздух — я перевернул ее перпендикулярно своему телу и, раздвинув ей ноги, вошел во влагалище сзади, глубоко и мощно. Верхняя половина корпуса Дарьи находилась под водой, она судорожно задвигала попкой, насаживаясь на мой член еще глубже, а я в свою очередь начал фрикции, держа ее за поясницу — влагалище у Дарьи Васильевны было довольно широкое, все-таки возраст давал себя знать, но сама обстановка сводила меня с ума. Вот бакенщица быстро-быстро задергала бедрами и забулькала. Я понял, что Дарья Васильевна кончает, в этот момент она сильно сжала мой член мышцами внутри влагалища, и я кончил тоже, излившись до конца прямо на матку Дарьи. Затем я отпустил ее бедра и вышел из нее, она тут же вынырнула, хватая ртом воздух.

«Чуть не утопил меня, черт бешеный» — сказала она, тяжело дыша. Потом немного успокоилась и добавила: «Сладко было, однако… а теперь давай работать».

Мы нырнули вместе, быстро распутали канат и, проплыв под краем купола церкви, вынырнули окончательно около лодки…

«Не стыдно тебе, греховодник?»- упрекнула меня Дарья Васильевна, сидя на корме и следя за плывущим за лодкой бакеном, «Все-таки, церковь, хоть и затопленная… «

Я улыбался и молчал, гребя к берегу.

«Ладно»- улыбнулась бакенщица тоже, » останешься ночевать. Ночью посмотрим, каков ты из себя на суше, герой… «

Продолжение следует.