Арабские ночи

Таня лежала на диване. Её мысли вновь и вновь возвращались к словам Олега.

— Джалил хочет провести обряд посвящения своего сына в мужчину. Для этого он ищет женщину, которая согласится стать первой.

Она чувствовала его возбуждение, когда муж всё это говорил ей в постели. Он это делал шёпотом, как будто боясь спугнуть это видение. Его рука лежала на груди супруги, а пальцы нежно пощипывали сосок.

Эти необычные буковки зацепились в сознании женщины, на ум приходили сплошь мотивы Востока. Слова Шахерезада, тысяча и одна ночь, персидский царь, гарем и тому подобные не давали уснуть.

Уже десять лет они с мужем жили в доме Джалила, который дал им кров и работу в Арабских Эмиратах, оплатил оформление документов и переезд в эту солнечную страну. Олег работал у него водителем, а Татьяна обучала его сына Имрана языкам. Он был ещё совсем ребёнком, когда женщина познакомилась с ним. Чёрные, курчавые волосы, совсем как у его отца, смуглая кожа — напоминали ей о первой школьной любви. Армен учился с ней в одном классе и многие девчонки по нему сохли. Родители его переехали к нам из Сумгаита и как многие другие армяне осели в нашей стране. Она помнит первый поцелуй с ним, первые прикосновения, но дальше дело не зашло — родители переехали в другой район и перевели сына в другую школу. Таня до сих пор помнила его дыхание на своих губах, хотя прошло уже четверть века.

С мужем они живут более 15 лет из них десять в Арабских Эмиратах. За это время появились деньги, они откладывали на домик в родном Саратове. Только вот детей так и не нажили. Тане шёл уже 41-й год, Олегу отметили 46 недавно. Не сказать, чтобы она его не любила, но полноценной близости между ними уже три года не было. Неудачи в постели с возрастом стали происходить у него всё чаще и чаще — он никак не мог кончить нормально. Член падал раньше, чем наступал оргазм. В душе она считала его импотентом, хотя вслух не говорила ничего. Просто отворачивалась, когда он слазил поникший.

Таня снова и снова «проигрывала» в голове слова мужа:

— Джалил хочет подарить своему сыну на день рождение женщину!

Что-то было в этих словах такое, от чего внизу у неё приятно ныло, а в животе, как говорят в народе — «порхали бабочки». Она сама не понимала, что чувствует и опять пробовала эти слова на вкус — женщина для сына. Чувство унижения и позора, измены и соблазна вдруг собрались все вместе и та сжала ноги. Ещё и ещё, снова и снова. Она даже не прикасалась к лону, но уже чувствовала приближение чего-то неимоверного. Муж только положил руку на её бедро и… она лопнула, как пузырь! Из неё полились соки, а потрясающий, неимоверный оргазм пронёсся от пяток до самого мозга. Ей даже показалось, что она умерла от счастья! Такое произошло впервые за 15 лет замужества.

Муж смотрел на неё так, будто увидел богиню Любви воплоти, которая только что вышла из вод Персидского залива и прямо на его глазах кончила. Он опустился ей между ног и вылизал весь до капли нектар, сочившийся из вульвы. Аромат дурманил — он лизал и едва не терял голову. Даже член ненадолго встрепенулся.

Наутро, когда муж ушёл на работу, Таня стояла у окна и во дворе увидела Имрана. Сегодня с ним должен был заниматься учитель математики. Она снова вспомнила слова, которые вчера долго не давали ей уснуть:

— Ему хотят подарить женщину, чтобы сделать мужчиной!

Снова между ног заиграл огонёк. Она прислонилась к откосу и опустила руку. Прикоснулась к животу, провела пальцами по пупку с пирсингом, потом средним подцепила резинку на трусиках и съехала ладошкой ниже. Две гладко выбритые кожаные складки едва могли удержать палец, который уже почувствовал влагу. В одно мгновение он проник внутрь и вынырнув, зацепил краешек капюшончика.

— А-а-а, — вырвался звук откуда-то из глубины женского горла, — ма-ма!

Она опустилась на пол, содрогаемая целой вереницей оргазмов.

— Как хорошо-то, Господи!

Глаза женщины закрылись, руки безвольно лежали на полу. Она решила поговорить с мужем вечером.

Когда после ужина они с Олегом уже лежали в постели Таня начала разговор:

— Я сегодня думала над твоим предложением…

Её рука легла на его пенис и погладила. Пальчиками сдвинула крайнюю плоть вниз. Муж замер.

— Какое предложение? — он не мог взять в толк, о чём та говорила.

— Я про женщину для Имрана, — вздохнула супруга, — парнишка то уже почти взрослый.

Наступила длинная пауза. Её пальчики всё также гладили пенис мужа, потом обхватили под корень его яички. Ему нравилось, чтобы его держали за яйца — это возбуждало ещё с молодости. Единственное, чего жена не могла от него добиться — это детей. Он был бесплодным, да ещё в последнее время стал, как оказалось, импотентом. Ей приходилось мириться с этим, удовлетворяя себя мастурбацией, но всё же она его любила. Может это была привычка, может так было проще или материнский инстинкт — супруга не знала.

Олег почувствовал, как его мошонка сжимается — жена подгоняла с ответом.

— Ты имеешь в виду, — он не решался это произнести, мысли метались в поисках подходящего термина. — То есть ты согласна… стать его первой женщиной?

— Ты же сам этого хотел! — Таня произнесла это как факт, хотя таких слов он ей точно не говорил.

Олег только пересказал жене слова Джалила, своего работодателя, но речь не шла о конкретной женщине. Он лишь искал для инициации зрелую партнёршу, которая не влюбит в себя парнишку, а просто позволит себя вые*бать в унизительной форме. Дело за малым — отдать своё тело на поругание юноше.

Таня потянула его за яйца, будто подгоняя в очередной раз.

— Ну? Что ты молчишь?

Только у него ещё не было готового решения — её вопрос застал супруга врасплох. Эта тема пробуждала в нём какие-то потаённые чувства, бередила душу, возбуждала желания. Даже рука жены, сжимающая мошонку, доставляла сладкую боль.

Она снова дёрнула его за яйца, будто стеганула нагайкой коня по крупу.

— Если ты согласишься… то я тебя поддержу! — выдохнул он, чувствуя, что член напрягся.

Это удивительное чувство, когда мужчина наконец-то признался себе, что хотел бы этого, что вся ситуация возникла с ним неслучайно. Они закономерно оказались именно в этом доме с Джалилом и его сыном Имраном. Их мать Айша во всём следовала арабским традициям и не имела решающего слова. Патриархат здесь правил бал тысячелетия.

— Узнай условия, которые ставит его отец — я не хочу, чтобы мальчишке привели какую-нибудь мерзкую проститутку. Зная его столько лет — постараюсь помочь ему в этом. Пусть первый раз он проведёт с порядочной женщиной.

Она говорила об этом, как о чём-то решённом, будто это была одна из её тем по грамматике. Уже десять лет Татьяна преподавала английский и пользовалась авторитетом у своих арабских учеников.

Олег словно видел её впервые — он понял, что обожает эту женщину. Как просто она согласилась на это!

Но совсем другие чувства были у его жены. Она готова была лечь под молодого арабского скакуна совсем по другой причине. Её влекло это неизведанное доселе чувство — отдаться молодому хозяину, принадлежать ему безраздельно, испытать унижение и позор, как женщине.

Татьяна отпустила кожаный мешочек с яичками и начала мастурбировать. Муж смотрел на неё, как на сокровище и ждал своего часа, чтобы вылизать её сладенький пирожок после оргазма.

В их жизни наступали серьёзные перемены, которые надо было принять и понять.

Когда Джалил узнал, что жена его шофёра и по совместительству — учительница английского языка сына, согласилась стать первой женщиной Имрана, то очень обрадовался. Та была красавицей и он сам на неё глаз давно положил, но не мог поверить, что такая красотка согласится на это. Однако день рождения должен был состояться уже через месяц и нужно было ещё обговорить все условия.

— Во-первых, её проверит их семейный врач;

— Во-вторых, секс будет незащищённый;

— В-третьих, она должна быть готова к унижению её чести и достоинства. Проще говоря — относиться к ней будут, как к бл*яди.

— И в четвёртых, оплата её услуг составит 2000 дирхамов — это примерно 500 американских долларов.

Других обязательств перед ней не предусмотрено.

Вечером муж принёс Татьяне готовый контракт.

— Если ты подпишешь это, то станешь для сына хозяина шлюхой, которую ему подарили на ночь.

Таня взяла бумагу, оформленную по всем юридическим правилам — на двух языках: арабском и английском. Её даже не смутило, что её будут обследовать, как лошадь перед продажей, что секс будет без резинки. Да и какой гон*дон удержится на его пипетке. Она почему-то была уверена, что он ещё толком не вырос. Но это вносило особый цимес в предстоящее посвящение молодого араба во взрослого мужчину. Традиции в этой стране чтут на уровне генов, а этот обряд проходят все испокон веков. Она же на этом празднике будет лишь в качестве дырки, которую за человека считать не положено.

Снова её накрыла эта волна похоти, бёдра судорожно сжались, предвкушая надвигающийся оргазм. Татьяна взяла ручку, которую держал муж и подмахнула договор. Всё, отступать больше было некуда — выбор сделан! Разрядка не заставила себя ждать и вскоре муж уже наслаждался её тёплыми соками. А у неё в голове с недавних пор появился другой самец — молодой и горячий. И она готова была на всё, чтобы только оказаться под ним. Сама судьба толкала её на этот шаг.

Проверяли её на «профпригодность» со скрупулёзной дотошностью. Будто она предназначалась для гарема арабского шейха. Все дырочки были исследованы и оценены на отлично, на здоровье дама никогда не жаловалась. Хотя 40-летний рубеж она уже перешла, но была ещё в самом соку. Именно таких женщин и приглашали арабы на ритуалы инициации для своих сыновей. А иностранка, да ещё блондинка — вообще считалась подарком Аллаха.

Если вы думаете, что найдёте описание того, что с Татьяной там делали, то нет, этого не будет. Она понимала, что за 2000 дирхам её по сути изнасилуют. Пусть будет всего одна бл*ядская ночь, но женщина выполнила контракт полностью. Малыш больше не казался таким, каким выглядел вначале — он стал настоящим воином. Да, его не заботило её удовольствие, так как взрослые объяснили ему, что женщина в их мире — просто вещь, которую нужно использовать. Она не имеет слова и роль её сводится лишь к ублажению своего мужа и повелителя.

Деньги за эту «работу» получал Олег, так как в арабском мире — всё решают мужчины.

Татьяна чувствовала себя использованной, как презерватив, который наполнили и выбросили. Но это вовсе не угнетало женщину. Спустя какое-то время она поняла, что беременна и тест подтвердил это.

— Наконец-то! — её эта новость обрадовала, как девчонку, которой подарили новую куклу. — Теперь я точно стану мамой!

Муж понимал, что его роль в столь деликатном вопросе была минимальна — он её продал и получил деньги. Снова перехватило дыхание и он сглотнул.

— Кто у нас родится — сын или дочка?