Антальские каникулы. Часть — 5

Это история, в результате которой мы познакомились с Ангеликой и вот уже больше двадцати лет вместе.

Случилось это в 1987 году. В то время я служил в Бундесвере офицером связи. В том году летом в Германии проводились большие маневры НАТО. Так вот, передо мной была поставлена задача обеспечить надежную связь на одной из многих полевых радиостанций, развернутых автономно вокруг зоны проведения маневров. С пакетом приказов и задач меня высадили с вертолета на краю леса, в глубине которого была установлена антенна и стояли палатки.

Вертолет взмыл в воздух, а я направился к расположению. Каково же было мое удивление, когда навстречу мне вышли четыре молодые женщины в военной форме. На троих была форма армии США, а на одной, это и была Ангелика, форма Бундесвера. Сержант, чернокожая американка, выстроила девушек и отрапортовала о готовности радиоточки к работе. Ангелика была одновременно и переводчиком, но мне это не понадобилось, так как я неплохо говорил по-английски.

По плану, маневры должны были продлиться три дня, но вместе с подготовкой это длилось не менее недели. Надо было обустроить быт.

Девушки показали мне пункт связи, палатку-столовую и жилую палатку. В палатке стояло пять раскладных коек, и шкафчики для одежды. Получалось, что спать нам придется всем в одной палатке. Конечно, военная служба предполагает тяготы и лишения, но мне, тогда еще молодому и неиспорченному офицеру все это показалось недопустимым. Я приказал перенести одну койку в пункт связи и отгородить ее от поста управления шторкой. Девушки с улыбкой восприняли мой приказ, но выполнили его в точности. Таким образом, я постоянно мог находиться на боевом посту вместе с дежурным радистом. Это, на мой взгляд, решало проблему. Но, как оказалось, проблема только возникала. Но это была моя проблема.

В первую же ночь я не уснул. На боевом посту находилась американка – рядовой по имени Линн. Девушка весьма заурядной наружности, но с обаятельной улыбкой и стройной фигурой, которую не могла скрыть даже униформа. Под мерное гудение аппаратуры мы разговорились о жизни и не заметили, как оказались рядом на кровати. Нет, мы только сидели на ней, но эта близость расположила нас к общению на более интимные темы.

У Линн на базе в Америке был бойфренд, но длительные полевые командировки, как эта, тяжело переносились. Мне, молодому офицеру, все это было знакомо. В тот период жизни я даже не пытался заводить серьезных отношений с женщинами, поскольку армейская жизнь бросала из гарнизона в гарнизон, в каждом из которых находились свои партнерши по сексу. Эта хаотичная половая жизнь выработала во мне инстинкт, выражаясь по-армейски, «немедленного реагирования». Выражалось это в том, что как только я оставался наедине с женщиной, член немедленно принимал боевую стойку.

Слово за слово и мы оказались в кровати. Полевые условия и необходимость быть «на боевом посту» сделали наш секс по-деловому быстрым и безмолвным. Расслабляться было нельзя – в любой момент по радио могла поступить команда, а стоны и шум могли разбудить женщин в соседней палатке. Тем не менее, мы оба получили желанную разрядку и разошлись по местам: Линн к радиостанции, а я под одеяло.

Не помню, сколько я спал, но проснулся оттого, что кто-то трогал мой член. Когда я открыл глаза, то увидел, что Ангелика ласкает ротиком моего боевого товарища. Я дернулся, но девушка спокойно подняла голову и заметила, что от меня пахнет другой женщиной. Я сдался. Ангелика оказалась нежной и заботливой. В 4 часа утра она пришла сменить Линн. Некоторое время она провела у пульта, пока мой храп не заставил ее подойти к моей койке. Зайдя за шторку она увидела меня во всей красе: одеяло сползло на пол и утренняя эрекция «подняла мачту». Девушка не удержалась. Проблема состояла в том, что Ангелика первой прибыла на станцию и уже более недели находилась в этой глуши. Сначала с нею была старая капральша Моника с активно лесбийской ориентацией. Эти дни Ангелика вспоминает с тихим ужасом. По ее словам, Моника своим языком стерла все складки в промежности и силиконовой дылдой сделала безразмерным ее влагалище. Но, по моим ощущениям, дырочка Ангелики была прекрасно устроена, в чем я и убедился тем же утром.

После почти бессонной ночи я едва сдерживался, чтобы не заснуть днем. Когда наступил вечер на дежурство заступила чернокожая сержант Глория. Это была женщина – ураган. Все свершилось так молниеносно, что я даже не могу вспомнить, говорили ли мы о чем-либо. Мне показалось, что чернокожая бестия сразу завалила меня в койку, как только я вошел в радиорубку. Это был мой первый опыт секса с чернокожей женщиной. Приятно было прикасаться к ее шелковистой шоколадной коже. Бледно розовые губки, прикрывающие вход во влагалище напоминали лепестки розы в чаше нефти. Она была так искусна в сексе, что все ее позы и приемы приводили меня в восторг. Многого из того, что она делала, я ранее не испытывал. Она чередовала оральный и вагинальный секс, ловко работала мышцами влагалища, а в завершение всего раскрыла мне радость анального секса. Никогда потом и ни с кем я не испытал такого наслаждения. Ее попка была глубока и влажна, а игра ягодиц и мышц прямой кишки довела меня до оргазма так быстро, как ни одно влагалище и рот до этого. Она не выпускала меня из себя почти до самой смены.

Сменщица Глории – рядовой Джессика оказалась самой скромной из моих подчиненных. Она позволила мне спать до самого подъема. Разбудив, она лукаво посмотрела мне в глаза и пожелала доброго утра. Однако этот ее жест добропорядочности был всего лишь уловкой, чтобы разбудить мой сексуальный аппетит. Она обладала несомненными качествами соблазнительницы. Ее полевая форма была подогнана по фигуре так, что подчеркивала стройность ног, тонкость талии и красоту груди. Пуговицы армейской блузы были застегнуты гораздо ниже уставного уровня. Рыжие волосы были собраны в пучок, что подчеркивало красоту длинной шеи. Даже за выполнением воинских обязанностей она кокетничала, грациозно поворачиваясь в кресле, предоставляя моему вниманию все свои прелести. Короче, несмотря на короткий сон и усталость, мужское начало брало верх.

Но сразу нам не повезло. По радио был получен приказ растянуть дополнительную антенну в километре от нашей точки. Взяв двух подручных Линн и Ангелику (Глория отдыхала после смены), я отправился к намеченной точке. За час мы смогли развернуть антенну и установить передатчик. Теперь требовалось проверить прохождение сигнала, для чего я должен был вернуться в расположение и ввести код настройки. Когда я вошел в радиорубку, то застал Джессику за самоублажением при помощи силиконового вибратора. Она обернулась на шум, но увидев меня нисколько не смутилась, а напротив, сняла брюки и начала расстегивать блузу, продвигаясь к кровати. Я быстро ввел код настройки, разделся и сходу вонзил член в возбужденное и влажное от вибратора лоно девушки. Это был экстремальный секс. Мы как бешеные отдавались друг другу. Армейская раскладушка скрипела и прогибалась, из переговорного устройства то и дело раздавались голоса девушек «в поле», запрашивавших связь. Мне приходилось отвечать, сдерживая дыхание и стоны наслаждения. Мне показалось, что по моему голосу девушки догадались о происходящем в радиорубке и иногда хихикали, завершая связь. Так или иначе, в первые две ночи я переспал со всеми моими подчиненными.

Целую неделю, пока шли маневры, девушки сменялись на посту и в моей кровати. Они все были непохожи друг на друга. Разные темпераменты, разные фигуры, и, пусть говорят всезнайки, что «все дырки одинаковы», разные влагалища. Но кульминацией приключения стала последняя ночь.

Днем были проведены последние приготовления к утренней эвакуации объекта. Все устали и, казалось, никому не захочется секса. Тем более, что радиопалатка была свернута и моя койка переместилась в спальную палатку. Но мои подчиненные были настроены отметить успешное завершение «наших маневров». В рюкзаке Глории нашлась бутылка виски, а закуски из сухих пайков хватило бы еще на пару месяцев осады. Но прежде, чем приступить к застолью, девушки решили искупаться в протекавшей неподалеку лесной речке. Я остался за сторожа. Но когда услышал их визг и восклицания, не устоял и тоже направился к реке. Картина была восхитительной. Нагие тела моих «солдат» на фоне дикой природы возбуждали круче «Виагры». Я тоже разделся догола и присоединился к этой вакханалии. Девочки прижимались ко мне, целовали и ласкали все клеточки моего тела. Поочередно облизывали и сосали член, покусывали ягодицы. Это было волшебно. Я буквально терял сознание от их ласк. Но прохладная вода возвращала к действительности. Член при этом держался в таком напряжении, что казалось им можно как ломом крушить скалы.

Все началось прямо в реке. Первой, по старшинству, моего скакуна оседлала Глория. Кто же мог перечить старшему по званию! Она завела меня на глубину, где можно было стоять по грудь в воде и повисла на шее, заглотив межножным ротиком член. Таких волн, которые исходили от нас, эта река не видела! Другие девушки смотрели в нашу сторону и ласкали друг друга, ожидая своей очереди. Надо сказать, среди них было взаимопонимание, видимо выработанное долгой практикой: ни одна из них не доводила меня до оргазма, оставляя следующей подруге. Итак, по очереди они трахали мой член, поддерживая его боевой дух.

Спустя какое-то время мы вернулись в расположение, выпили и продолжили секс вечеринку. Американки дружно предоставили Ангелике право первой отдаться мне. Оказывается, в их армейской экипировке предусмотрены вибраторы. Девушки достали «боевых друзей» и приступили к «выполнению боевой задачи». Заниматься сексом в окружении онанирующих женщин мне пришлось впервые. Тем более что всего женщин было четыре, а я не считал себя половым гигантом, способным одновременно их удовлетворить. Но силиконовые братья помогли! Ангелика страстно отдавалась, подмахивая бедрами, и очень скоро застонала от пришедшего оргазма. Мой член был полон энергии, и место на нем заняла Джессика. Ее киска, как и в первый раз, была увлажненной. Член глубоко провалился в ее чрево. Я лежал на спине, а Джесс скакала на мне, как ковбой. Вот уж эти американки! Дитя прерий так двигала бедрами, натирая себе клитор, что через пять минут скачки заржала покрытой кобылицей и «выпала из седла». Я встал с кровати и подошел к столику, чтобы глотнуть виски. Две девицы уже спокойно лежали на своих кроватях и с любопытством наблюдали за происходящим.

Не менее внимательно за мной следили глаза Глории. Она плавно водила вибратором по своей щелке, не желая, видимо, ускорять концовку. Глория взглядом указала мне на Линн. Я подошел вплотную к лицу девушки и член занял положение ровно напротив ее рта. Девушка нежно облизала и засосала «пестик».Это было приятное ощущение после трения во вагинах двух женщин. Нежными оказались и стенки влагалища Линн. Она, надо сказать, была самой молодой из моих солдат. Ей было только 21. Ее «дырочка» не была раздолбана «стойкими оловянными солдатиками». Она лежала на краю кровати, продолжая водить вибратором по клитору, в то время, как я входил в нее плавными глубокими движениями. Она красиво изгибалась и стонала. Но и ее «час» наступил. Задергавшись в спазмах оргазма, Линн отбросила вибратор и буквально вытолкнула меня.

Глория не стала ждать и тут же развернула меня к себе. Она с такой силой засосала член, что показалось, что сперма по позвоночнику от самого затылка рванула к мошонке. Когда она выпустила член из орального плена, его головка раздулась до огромных размеров. Глория руками оперлась на столик, предоставив мне возможность войти в нее сзади. В складке ягодиц открылись такие два отверстия, что я замер, выбирая, каким бы воспользоваться.

Влажные губы и клитор решили за меня, и я с какой-то невероятной силой и злостью ткнул туда. Глория взвыла от неожиданности, но тут же приняла мой натиск и так заиграла ягодицами, что лишила меня возможности двигаться самому. Ее влагалище отсасывало член не хуже рта. Глория, несомненно, была самой опытной и изощренной в сексе женщиной в этой группе.

В какой-то момент она протянула мне вибратор и указала пальцем на анус. Я понял ее желание и плавными движениями раздвигая сфинктер, ввел вибратор в кишку. Глория сначала тихо, затем все громче застонала. Вибратор стеснял свободу моих движений и я постепенно ввел его до самого конца и оставил в таком положении. Присутствие в прямой кишке вибратора значительно сузило диаметр влагалища, и теперь трение усилилось. Вибрация передавалась на член и я почувствовал стремительное приближение оргазма. Но я знал, что неудовлетворенной Глорию оставить нельзя. Поэтому указательным пальцем руки я дотянулся до ее клитора и стал нежно, но интенсивно надавливать на него. Эффект не замедлил сказаться. Глория издала какой-то животный крик и буквально рухнула грудью на стол. Мой член тоже напрягся и выстрелил в матку «смертельную» порцию горячей спермы.

Выстрел произведен! Разрядить орудие! Как на стрельбище я разряжал Глорию: сначала снял палец со спускового крючка (клитора), вынул гильзу из верхнего патронника (вытащил вибратор), разрядил нижний ствол (вытащил член). Я отстрелялся на «отлично»!

Утром за нами прилетел вертолет. А на следующий день мы расставались с Глорией, Джессикой и Линн. Ангелика даже расплакалась, обнимая подруг. Я не мог себе позволить такую слабость, но на душе оставалось теплое чувство от пережитого нами «воинского братства».

После маневров произошли кое-какие штатные назначения и мы с Ангеликой оказались в одном подразделении. Спустя год мы поженились. А еще через год у нас родился сын, и Ангелика закрыла свой контракт. Теперь сын уже взрослый и тоже служит в армии. В прошлом месяце у них были маневры. Интересно, может и он…


После аплодисментов рассказчику Айвар снова обратился к присутствующим.

— Так, чья теперь очередь? Агелика, а ты?

— Достаточно. Мое приключение уже рассказал Франк.

— Но теперь хотелось бы услышать женскую историю. Так и будем чередовать мужской рассказ с женским.

— Хорошо, расскажу я, — подала голос Оксана. – Только рассказ мой будет не веселым, возможно даже, покажется трагическим. Хотя его эротическая часть весьма необычна и оставила у меня неизгладимое впечатление.