Анна в поисках работы

— Ну пожалуйста, Денис Михайлович, поймите меня! — Сквозь крокодильи слезы умоляла девушка. — Меня никак нельзя отчислять, иначе я пропаду в этом ужасном мире…

— Да что ты, деточка. Прямо-таки пропадешь… — Мужчина задумчиво перелистывал личное дело, оперев голову на руку, то и дело переводя взгляд на студентку. — … Видимо, пока ты не завалилась на пересдаче, ты не думала об этом ужасном мире и как в нем выжить… Анна, как вас по батюшке… — Перевернув дело на лицевую сторону он бросил взгляд на отчество и добавил: — … Викторовна…

Анна Викторовна сидела на стуле возле декана и, то и дело высмаркивалась в свой белый носовой платочек. Глаза покраснели и стали похожи на два кровавых шарика, из которых постоянно сочилась соленая вода. Девушка, сквозь всхлипы смотрела на декана, в надежде на его благородство и доброту:

— Я честно пыталась все выучить, Денис Михайлович… — На секунду она задумалась и отрешенно отвела взгляд от стола, за которым сидел декан. — … Просто… Понимаете… У меня в семье сейчас не все благополучно…

Денис Михайлович оторвал взгляд от личного дела и, опершись на локти, заинтересованно уставился на Аню:

— Интересно… И что же случилось?

Денис Михайлович имел дурацкую привычку вертеть что-то в руках. Для этого подходило все, что могло найтись поблизости. Особенно сильно это проявлялось во время долгих перерывов между перекурами. Отсутствие никотина в крови не на шутку расшатывало его нервы и это был один из немногочисленных способов отвлечь себя. Вот и сейчас, нащупав руками карандаш, он принялся яростно его вертеть.

— Понимаете… — Повторила она: — … Моя мама тяжело заболела… И за ней нужен постоянный уход. Отец постоянно на работе и только я могу ухаживать за ней до его прихода…

На последней фразе она снова начала сморкаться в платок, который от ее выделений промок насквозь и стал неприятно холодным.

— Ну все, все… — Декан отложил карандаш в сторону и наклонился поближе к студентке: — Продолжай — мама заболела…

Девушка всхлипнула и подняла краснеющие глаза на Дениса Михайловича:

— Родители живут в Дзержинском, ехать далеко, поэтому-то у меня столько прогулов. Понимаете, я пыталась учить и на лекциях, и в дороге… Но вся эта ситуация прямо выбила из колеи…

— А другие родственники? — Поинтересовался Декан.

— Бабушка есть, но она живет далеко и не сможет переехать к родителям… Да и ей самой тяжело будет, ей уже 82 года…

— Так в чем проблема? Принесешь справки, отчислим по уважительной причине. У тебя будет 5 лет на восстановление, думаю уж за это время и мать на поправку пойдет… Что за болезнь то? — Денис Михайлович нашел новую жертву для утешения своих нервов и с чувством удовлетворения откинулся в кресле, держа в руках степлер.

— Мм… Туберкулез. Врачи сказали, что ей необходимы очень дорогие лекарства и постоянный уход… — Промолвила Аня. — … Поэтому мне пришлось еще и на работу устроится на полставки…

Лицо декана изменилось с заинтересованного, на настороженное, а степлер отправился обратно на стол.

Ничего себе… Ту-бер-ку-лез… — Задумчиво проговорил он, чеканя каждый слог. — И значит она лежит дома, а ты за ней ухаживаешь… И даже на работу пошла…